Контекст

«Мы сначала подумали, что-то с аппаратурой — барахлит. Но тут я увидел тетку с пистолетом»: воспоминания очевидцев теракта на Дубровке

0  
Источник изображения: Фото © РИА Новости / Владимир Вяткин

23 октября 2002 г. террористы, захватившие театральный центр, спешили. Им необходимо было обеспечить полный контроль над залом, где сидели перепуганные заложники, и подготовиться к обороне на случай, если российские силовые структуры предпримут попытку освободить людей «по горячим следам». Необходимо было очень быстро заминировать зал, чтобы успеть взорвать его в случае штурма, чтобы иметь «козырь» в дальнейшем.

Действия террористов были отрепетированы заранее, как в хорошем военном подразделении, каждый «знал свой маневр». Именно эти отточенные действия боевиков особенно поразили некоторых заложников.

 «Никакой суеты, — вспоминала Татьяна Попова, — все в строгом соответствии с явно заранее продуманным планом… Каждый из них четко отвечал за свой участок работы. Никто не метался, не толкался. Создавалось впечатление хорошо организованного действия». Эта подготовленность пугала.

Прежде всего террористы втащили в зал огромный фугас, «похожий на огромный снаряд времен Отечественной войны» и установили его в центре зала. К бомбе была приставлена одна из террористок, как впоследствии выяснилось, тетка главаря террористов, готовая в любой момент взорвать фугас. Одного этого взрыва с избытком хватило бы для того, чтобы полностью уничтожить все здание, но им одним террористы не удовольствовались. Второй такой же фугас установили на балконе. Внутри каждого фугаса помещался 152-мм артиллерийский снаряд. Внутренняя полость между снарядом и стенкой баллона была заполнена металлическими шариками — для большего поражающего эффекта. Система должна была быть абсолютно надежной, никакая случайность не должна была помешать уничтожению в критический момент заложников. «Там все было в проводах, — уже по окончании всех событий рассказал один из руководителей оперативного штаба, — часть взрывных устройств была подключена на внешние источники питания. Как на сцене — к рубильнику. Часть устройств — на переносные элементы типа батареи. В принципе, даже маленькой батарейки там было достаточно, чтобы электродетонация сработала».

Они еще не контролировали все здание, и потому многим, оказавшимся в тот злополучный час вне зала, удалось спастись.

Актриса Маша Шорстова, игравшая в тот день главную героиню, по случайности не успела выйти на сцену; идя по актерскому фойе, она по внутренней трансляции услышала выстрелы. «Я встретила Ленку, — вспоминала она, — Лену Моисееву, которая Марью Васильевну играла, втолкнула ее в гримерку и закрыла изнутри». Актер Артемий Николаев услышал выстрелы, стоя за кулисами. «Мы сначала подумали, что у нас что-то с аппаратурой — барахлит. Но тут я увидел тетку с пистолетом. Она кричала: «Все сюда!» Какая она? Молодая, лет двадцати, темные короткие волосы… Сколько их всего было — не знаю… Я только на нее смотрел. Потом мы побежали в гримерку на третьем этаже… 

Когда стало понятно, что через служебный выход идти опасно, связали всю нашу одежду как веревку и так спустились с третьего этажа. А там уже были менты — две-три машины». 

Один из создателей мюзикла Алексей Иващенко был среди спрятавшихся в гримерке людей, однако ему не удалось спуститься по импровизированной веревке; сорвавшись, он сломал ногу.

Маша Шорстова с подругами увидели спускающихся в окно. «Мы решили сделать тоже самое, — вспоминала актриса, — стали махать из окна руками. К нам подтащили металлическую лестницу, таким образом мы спаслись». Кто мог, выбирался через окна, кое-кто выбежал даже через служебный вход, прежде чем вошедшие через центральный террористы успели блокировать заднюю часть здания… 

Шестеро человек заперлись в монтировочной; на их окне была решетка, выбраться собственными силами оказалось невозможно. К счастью, террористы не успели осмотреть это помещение и позднее заложников освободили спасатели МЧС, перепилившие решетки.

Лариса Абрамова во время захвата осталась на своем рабочем месте, по всей видимости, просто не сообразив, что же происходит. В маленькой комнатке, одна из дверей которой вела на сцену, а другая коридор, были лишь стеллажи да телефон; Лариса лишь успела позвонить домой, когда у дверей раздался какой-то шум. «Чеченцы подошли к дверям, пихнули одну, потом другую и начали что-то тяжелое таскать. Кричали "Сюда ставь!", и я поняла, что они обе двери минируют, — рассказывала она впоследствии. — Осмотрела все свои запасы... если это можно так назвать. 

Из питья грамм сто восемьдесят воды в кружке. Из "еды" — пузырек корвалола. Ладно, думаю, "съем" корвалольчику, запью водой, авось переживу как-нибудь...». 

Три дня женщина пряталась в этой узкой и тесной комнатушке, боясь хоть чем-то выдать свое присутствие. Все три дня за дверью находились террористы, охраняя подступы к залу с заложникам, и потому опасения Ларисы были более чем обоснованными.

Еще больше повезло девушке, спрятавшейся в подсобном помещении. «У нее с собой было только два пакетика сока, — рассказывала ее подруга, — Слава богу, там был отдельный туалет. В ФСБ о ней знали, так как она позвонила по мобильному телефону и сообщила о себе». На второй день девушку освободили спецназовцы; террористы этого так и не заметили.

Но основная масса спаслась за короткий период времени, буквально за полчаса; в то время, когда сумевшие спастись люди выпрыгивали под шедший с раннего вечера ливень, к зданию театрального центра подъезжали первые милицейские машины и автомобили «скорой помощи»…

Источник: Дюков А. Р.  Заложники на Дубровке, или Секретные операции западных спецслужб / Александр Дюков. — М.: Эксмо: Алгоритм, 2009

Читайте также
«Палки по рукоятки были в крови и кусках человеческого мяса»: Понары — литовский Бабий Яр
21 сентября
Надо признать, что хотя яма с голыми женщинами была одной из последних, даже на нас, все видевших и ко всему привыкших рабочих Понарского крематория, яма эта произвела особо угнетающее впечатление. Даже конвоиры СС-овцы как-то приутихли.
«Мы украинская полиция, привели жидов»: ад на земле в Бабьем Яре
26 сентября
Некоторые украинцы, рассчитывая, вероятно, на то, что им что-то достанется из еврейского имущества, еще до массовых расстрелов задерживали евреев, собирали их в одно место и затем передавали немецкой полиции.
«В пять часов дня скомандовали: "Засыпать ямы!", — а из ям раздавались крики, стоны»: чудовищные страницы истории Украины
13 сентября
В последнее время на Украине все громче слышен хор голосов, поющих об ужасах «советской оккупации» Украины в годы Великой Отечественной войны. Ну что ж, бог им судья.
«Нью-Йорк Таймс» обеляет литовских пособников нацистов
13 сентября
В издании «Нью-Йорк Таймс» 11 сентября и в электронной, и в бумажной версии вышла статья его московского обозревателя, журналиста Эндрю Хиггинса под заголовком «Военный преступник или национальный герой? Тест для Литвы». Статья посвящена теме литовского коллаборационизма и Холокосту в Литве.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...