Культура Культура

«Нью-Йорк Таймс» обеляет литовских пособников нацистов

Источник изображения: http://i.simpalsmedia.com
0  

В издании «Нью-Йорк Таймс» 11 сентября и в электронной, и в бумажной версии (на первой полосе Нью-Йоркского выпуска!) вышла статья его московского обозревателя, журналиста Эндрю Хиггинса под заголовком «Военный преступник или национальный герой? Тест для Литвы». Статья посвящена теме литовского коллаборационизма и Холокосту в Литве. Судя по всему, авторский материал выпущен в поддержку тренда, который задали недавно опубликованные в США разоблачения родственниками литовских нацистских пособников, на прославлении которых в Литве последние двадцать пять лет выстраивалась государственная идеология. Американский журналист пишет, что Литва давно примирилась со своим позорным прошлым, раскаялась и делает все, чтобы увековечить память о жертвах Холокоста. Аналитический портал RuBaltic.Ru разобрался, что не так с этой статьей.

Статья известного публициста Хиггинса, лауреата двух Пулитцеровских премий (в том числе премии 2017 года за серию репортажей в The New York Times об использовании Россией манипуляционных технологий для расширения своего влияния в мире) пестрит неточностями, в ней приводится некорректная информация, на основе которой у читателя формируется ложное представление о современной исторической политике в Литве. Но, может, манипуляция фактами и откровенный подлог неслучайно использованы в материале прославленного издания, которое многие и сегодня считают эталоном журналистской работы.

Источник: Print version of NYT on Sept. 11, 2018, Page A1 of the New York editionИсточник: Print version of NYT on Sept. 11, 2018, Page A1 of the New York edition

Так, автор пишет о том, что «практически никто в Литве не отрицает Холокост или роль, которую сыграли в нем местные жители. Об этом говорят чиновники и рассказывают учителя в школах». А от молодого поколения и вовсе «все чаще звучат призывы честно рассказать о роли некоторых национальных героев, таких как г-н Норейка». Увы, это не соответствует действительности.

Ни один из литовских чиновников за последние двадцать пять лет публично не осудил местных пособников нацистов, так как это противоречит самой сути государственной идеологии, которая прославляет их как национальных героев.

За четверть века в Литве перед судом не предстал ни один из исполнителей Холокоста. При том, что информация о местных пособниках нацистов у правительства имеется благодаря многолетним архивным исследованиям Центра Симона Визенталя и Ассоциации литовских евреев Израиля. Еще в 1999 году Иерусалим передал Вильнюсу список из более чем трех тысяч литовских пособников нацистов. Но вместо того, чтобы восстановить историческую справедливость и отдать дань жертвам Холокоста, Литва попыталась в судебном порядке преследовать составителей этого списка. Сегодня в литовском обществе сохраняется негласный запрет на открытое обсуждение участия литовцев в Холокосте. Тех же, кто не молчит, подвергают политическим репрессиям, самый недавний пример — дело Вячеслава Титова.

Депутат Клайпедской городской думы В. Титов выступил против установки памятной доски «лесному брату» А. Раманаускаса–Ванагаса на колледже в Клайпеде / Фото: baltnews.ltДепутат Клайпедской городской думы В. Титов выступил против установки памятной доски «лесному брату» А. Раманаускаса–Ванагаса на колледже в Клайпеде / Фото: baltnews.lt

Далее автор в подтверждение тезиса об открытости данной темы в Литве пишет: «Исследование, проведенное г-жой Фоти (внучкой литовского коллаборациониста Йонаса Норейки — прим. RuBaltic.Ru) в отношении ее дедушки, побудило мэра Вильнюса обратиться к хранителю официальной истории страны — исследовательскому Центру геноцида и сопротивления с просьбой по-новому взглянуть на вопрос, заслуживает ли г-н Норейка свой статус национального героя и следует ли снять мемориальную доску в его честь с библиотеки Литовской Академии наук в Вильнюсе». И вновь непроверенная или намеренно ложная информация.

Мэр Вильнюса никогда не обращался в Центр геноцида и сопротивления с просьбой пересмотреть статус национального героя Норейки.

На самом деле это Община евреев Литвы в октябре 2016 года направила открытое письмо мэру Вильнюса Ремигиюсу Шимашюсу с требованием снять мемориальную доску Норейке. Сам же градоначальник, являясь одним из исполнителей той самой государственной политики по героизации местных нацистских преступников, пресекает любые рассуждения на эту тему. В этой связи показательно дело одного из руководителей мэрии Вильнюса Дариуса Удриса, который был уволен в 2017 году с государственной службы за свою публикацию о «лесных братьях» в социальной сети. Но разве эти несоответствия так важны для специалиста по российским манипуляционным технологиям?

Хиггинс же в качестве очередного аргумента в пользу «бережного» увековечивания литовскими властями памяти о жертвах Холокоста пишет: «Сегодня страна усеяна могилами и памятниками Холокоста, крупнейший из которых расположен в лесу за пределами города Плунге, где г-н Норейка служил командующим литовским фронтом активистов, который являлся ярко выраженной антисемитской организацией. <…> Все еврейское население Плунге численностью более 1 800 человек было убито в первые дни после немецкого вторжения, в основном местными жителями».

Но на самом деле в Литве по всей стране с трудом наберется и десяток мемориалов Холокоста, несмотря на то, что за годы немецкой оккупации местными пособниками нацистов было уничтожено 95% литовской еврейской общины — более 200 тыс. человек.

Напротив, в Литве не счесть мемориалов нацистским пособникам, практически в каждом крупном городе есть улица, сквер или памятная доска в честь какого-либо «национального героя». Причем процесс их героизации не прекращается ни на минуту. Литовских властей не смущает ни критика международных организаций (Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью), ни даже позиция ООН по данному вопросу (резолюция ООН 2016 года «О борьбе с героизацией нацизма»). К примеру, в октябре 2017 года литовские националисты обратились с петицией к мэру Шяуляя Артурасу Висоцкасу и председателю парламентской комиссии по исторической памяти Сейма Литвы депутату Арунасу Гумуляускасу с призывом переименовать гимназию имени Юлюса Янониса и дать ей имя Йонаса Норейки. Против этого выступила Вильнюсская еврейская община, чей глава Симонас Гурявичюс заявил о том, что «Норейка — это человек, подписавший приказ о преследовании граждан Литвы еврейской национальности, и только этого достаточно, чтобы сказать: он недостоин, чтобы его именем была названа школа».

Участники «Марша живых» в литовском городе Молетай / Фото: cdn1Участники «Марша живых» в литовском городе Молетай / Фото: cdn1

О «бережном» отношении литовских властей к исторической памяти свидетельствует и то, что в стране до сих пор нет памятника литовским праведникам мира, которые спасали евреев от уничтожения (такими Израилем признаны 800 человек). В 2014 году правительство Литвы даже приняло решение прекратить выплаты пенсий литовским праведникам мира. И только под давлением Израиля на это нашлись деньги в бюджете.

Что касается ухода за немногочисленными мемориалами Холокоста, то порой дело доходит до абсурда. Например, Седьмой форт Каунаса был приватизирован в 2009 году. Сегодня на его территории организуются увеселительные мероприятия. Тогда как ранее там располагался концлагерь, в котором Литовский фронт активистов, возглавляемый «национальным героем» Норейкой, начал массово истреблять местных евреев еще до прихода немцев. В итоге место массового захоронения используется для свадеб и банкетов.

А президент Литвы Даля Грибаускайте за свои два срока полномочий ни разу не приняла участия в ежегодных маршах Холокоста, лишь однажды ограничившись возложением цветов к мемориалу. Видимо, прекрасно осознавала, что там каждый раз будет звучать нелицеприятная критика в адрес государства, которое проводит целенаправленную политику исторического забвения.

Все это наводит лишь на мысль о том, что американское издание, не обращая внимания на реальные факты и не заботясь о так любимом западными изданиями «факт-чекинге», пытается обелить литовских пособников Холокоста, сместить акценты с ответственности Литвы на советскую «оккупацию» и современную «агрессивную» политику России. А ведь совсем недавно NYT проводило журналистские расследования по теме укрывательства американскими властями на территории США нацистских преступников. Так что же изменилось?

Читайте также
«Раненых детей и женщин закапывали живыми»: как Литву от советской власти «освобождали»
10 сентября
Всю группу детей и женщин каратели пригнали к заранее приготовленным могилам, где зверски расправились с ними.
«Мама, зачем ты меня раздеваешь, на улице так холодно!..»: как немцы Украину от советской власти «освобождали»
7 сентября
Силой я был оторван от жены и троих любимых детей в этот самый страшный час жизни. Из колонны мне удалось бежать. Крики, стон и плач потрясал воздух.
Опыты над детьми: чудовищные страницы истории оккупированной Латвии
5 сентября
Когда матерей угнали, я ухаживала за детьми-малютками; когда из них заболел мальчик, он ничего не говорил и не ходил, то ему сестра принесла каши. Я его накормила кашей, и после этого вскоре у него посинели губки, он только ручкой взмахнул и умер…
«Нечего вам в Литве делать, убирайтесь в Россию»: как староверов в Литве уничтожали
3 сентября
В годы немецкой оккупации со староверами этих деревень никто не церемонился: приезжали белоповязочники, выгоняли всех из домов во двор, ставили к стенке, а потом на грузовиках увозили в гетто и концлагеря или в Германию. Всё добро оставалось в домах…
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...