Проектор

Российский транзит не вернется: Латвия хоронит железную дорогу

 

За первые шесть месяцев этого года объем железнодорожных грузоперевозок сократился на 47,2%. По транзитным грузам (преимущественно российским) падение еще более серьезное — 53,9%. И это не последствия коронавируса — Латвийская железная дорога стала убыточной уже по итогам 2019 года.

Сегодня у нее дела совсем плохи, но правительство не горит желанием спасать компанию. Вместо этого оно спасает национального авиаперевозчика. В мае латвийские власти заявили о намерении инвестировать в акционерный капитал airBaltic 250 миллионов евро. Эти планы поддержала Еврокомиссия, и на днях Кабинет министров одобрил сделку.

250 миллионов — это примерно в шесть раз больше, чем просит Латвийская железная дорога. Причем просит уже давно. И какой результат?

«Пока еще финансирование не выделено. Только принято концептуальное постановление о 66 миллионах евро, которые могли бы быть направлены Министерству сообщения на решение этих актуальных вопросов. Что касается финансирования, необходимого Латвийской железной дороге, то в настоящее время еще идет работа над проектами постановлений правительства. Они еще в стадии согласования», — заявляет госсекретарь Министерства сообщения Латвии Илонда Степанова.

Могли бы быть направлены — это не значит, что будут направлены. И вообще, что такое концептуальное постановление? Это новый вид документов? Почему вопросы поддержки airBaltic решаются быстро, а по железной дороге до сих пор ничего непонятно?

На эти вопросы, по сути, уже ответил министр сообщения Латвии Талис Линкайтс: «Авиация — наше все. Если смотреть на распределение между балтийскими странами, то можно говорить, что Эстония — морское государство, там есть Tallink — большое пассажирское предприятие паромного сообщения на Балтике. У Литвы более конкурентоспособная железная дорога. Латвия является узлом авиации, аirBaltic работает не только в балтийских странах, но и на других направлениях, с хорошим новым флотом и меньшими издержками. Мы заинтересованы, чтобы и авиакомпания, и все предприятия вокруг нее работали после кризиса в том же направлении».

То есть авиацию нужно поддерживать, потому что здесь есть перспектива. А железнодорожникам рассчитывать особо не на что. Сокращение грузоперевозок — это не форс-мажор. Это новая реальность, под которую нужно подстраиваться.

«Жизнь на железной дороге не останавливается, грузы идут, хоть и в меньшем объеме. Соответственно, есть и будет необходимость в работе железнодорожников. <…> Но сокращения были и, наверное, будут еще. Если сравнить нашу дорогу с литовской и эстонской по количеству перевезенного груза на одного работника и километр пути, то эффективность у нас намного меньше. Есть возможность поменять технологический процесс, чтобы уменьшить количество людей на железной дороге», — заявляет Талис Линкайтс.

О трудном, но неизбежном переходе к новой реальности говорит тот факт, что Латвийская железная дорога отказалась от проекта электрификации своих сетей. Отказалась именно из-за того, что объемы перевозок упали слишком сильно.

«Если в такой ситуации мы отказались от этого проекта, это означает, что мы отказываемся и от транзитного бизнеса как такового. На данный момент мне абсолютно непонятно, как может министр транспорта сказать, что это "новая реальность"! По моему мнению, нам следует бороться — так же, как сейчас делают литовцы, которые доказывают, что у них не падает, а поднимается объем грузоперевозок по железной дороге и в их портах», — комментирует ситуацию депутат Сейма Виктор Валайнис.

Можно, конечно, бороться, но сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Если российские грузы уходят — они уходят. Заменить их нечем.

Раньше были надежды на китайский транзит, но тот же Линкайтс призывает соотечественников не витать в облаках: «Если посмотреть на карту, мы не находимся на пути движения этих грузов в Европу. В основном они идут через Беларусь и Польшу, нет логики в том, чтобы они шли напрямую через Латвию. Мы работаем над тем, чтобы отдельные составы грузов шли в Латвию, но если посмотреть на статистику, они никак не могут компенсировать то большое количество грузов, которое шло из России».

А виноваты во всем «оккупанты». Понастроили тут, понимаешь, портов и железных дорог. И что теперь с ними делать?

В принципе, если по некоторым веткам вообще перестанут ходить поезда, то из них получится оригинальный памятник «имперско-советской оккупации». Мне кажется, идея неплохая.

Читайте также
Латвия признала крах транзита
16 июля
Минсообщения Латвии опубликовало катастрофическую статистику по транзитной отрасли за первое полугодие. Латвийские СМИ пишут о крахе транзита.
В Латвии очередной банк оштрафован за отмывание денег
16 июля
Латвийские власти оштрафовали очередной банк, обвинив его руководство в непрозрачных финансовых операциях, которые могут иметь отношение к легализации криминальных средств. Последний громкий скандал разразился осенью прошлого года после аналогичных обвинений в адрес Swedbank.
В Минтрансе Латвии смирились с потерей российского транзита
16 июля
Спад объемов российского транзита в латвийских портах и на железной дороге был прогнозируемым, заявил глава департамента транзитной политики Министерства сообщения Андрис Малдупс. По его словам, иной альтернативы объемам грузов из России не предвидится.
Власти Латвии выделили почти 1 млрд евро на борьбу с кризисом из-за пандемии коронавируса
16 июля
Правительство Латвии выделило 925,95 млн евро на уменьшение последствий кризиса, вызванного пандемией коронавируса. Об этом сообщили в Министерстве финансов республики.
Обсуждение ()
Новости партнёров