Проектор

Беларусь и «Газпром»: кто кому должен?

 

Долг Беларуси перед «Газпромом» вырос до 273 миллионов долларов. Об этом со ссылкой на свои источники сообщило агентство «Интерфакс-Запад». Скорее всего, так и есть, ведь ни российская, ни белорусская стороны не сообщали о погашении задолженности. Следовательно, сумма растет. Растет по подсчетам «Газпрома», а Беларусь продолжает отрицать наличие долга. Так он вообще есть или нет? Давайте, наконец, поставим точку в этом вопросе.

Немного предыстории. 7 февраля президенты Александр Лукашенко и Владимир Путин договорились об условиях поставок российского газа в Беларусь. Через неделю был подписан протокол между «Газпромом» и белорусским правительством, в котором зафиксирована цена «голубого топлива». Она осталась на уровне 2019 года – 127 долларов за тысячу кубометров.

Потом пришла эпидемия коронавируса, цены на европейских биржах обвалились. Батька начал возмущаться, что Беларуси продукция «Газпрома» обходится дороже, чем Германии.

Российская сторона на эти выпады не реагировала. В конце мая Алексей Миллер ясно дал понять, что в 2020 году контракт пересматриваться не будет, а переговоры по поставкам в 2021 году Москва готова начать только после того, как Минск погасит задолженность за поставленный газ в размере 165 миллионов долларов. Как образовался этот долг, в компании не поясняют.

Минэнерго Беларуси вообще заявило, что никакого долга в природе не существует. Есть только некие «разногласия по определению стоимости поставляемого газа с учетом его калорийности». Вот, в принципе, и весь фактаж.

Теперь давайте рассуждать логически.

«Газпром» – это не шарашкина контора. Он не выставляет счета своим партнерам просто потому, что ему так захотелось.

Есть контракт, в контракте есть формула ценообразования, и она определяет, сколько Беларусь должна заплатить. На каком основании можно оспорить расчеты «Газпрома»? В пояснениях белорусского Минэнерго говорится, что разногласия связаны с калорийностью газа. Иначе говоря, с его теплотворной способностью. Чем выше калорийность газа, тем больше тепла выделяется при его сгорании. Это важная, даже ключевая характеристика топлива, и в коммерческом контракте она должна как-то фиксироваться.

Поэтому непонятно, почему вопрос калорийности стал таким большим камнем преткновения. И вообще, почему раньше «Газпром» поставлял Беларуси нормальную продукцию, а теперь у неё вдруг упала теплотворная способность?

Да как упала! Мы же говорим о сотнях миллионов долларов. По идее «батька» в этой ситуации должен на весь мир кричать, что Россия гонит ему разбавленный газ. Ну мы же помним реакцию Минска на загрязнение нефтепровода «Дружба». Здесь вроде бы похожая ситуация, но белорусская сторона почему-то ведет себя по-другому.

Едем дальше. Если российский газ внезапно стал низкокалорийным, то почему молчат другие страны?

Газопровод «Ямал – Европа», который проходит через территорию Беларуси, также питает Польшу и Германию. У них никаких претензий нет. Странно, не так ли?

Ну и, наконец, последняя странная деталь: долг Беларуси перед «Газпромом», точнее перед его дочкой – «Газпром трансгаз Беларусь» – образовался именно тогда, когда Лукашенко начал требовать от России «справедливых» цен на газ.

Вероятно, произошло то, о чем говорят энергоэксперты, да здесь и экспертом не нужно быть, чтобы догадаться: «батька» в одностороннем порядке начал платить за газ меньше. По тем самым ценам, которые он считает «справедливыми».

Расчет делается на то, что «Газпром» все-таки сделает Беларуси скидку и задним числом спишет её долг.

Это происходит не в первый раз. В 2016 году Беларусь перестала оплачивать газ по контрактной цене в 132 доллара за тысячу кубов. «Мы считаем, что наши субъекты хозяйствования имеют право на более низкую цену, чем нам предлагают», – так говорил белорусский вице-премьер Владимир Семашко. «Мы считаем, что имеем право» – это золотое правило Лукашенко. Кстати, в день подписания контракта на 2020 год он прямо заявил, что не собирается платить дочке «Газпрома» надбавку за доставку газа потребителям. Ну, по каким-то своим соображениям, которые, видимо, выше контрактных обязательств.

Может, за счет этих невыплаченных надбавок и образовался долг перед «Газпромом».

Теперь давайте подытожим. С точки зрения Лукашенко отношения «Газпрома» с Беларусью – это не совсем то же самое, что его отношения с другими странами. Знаете, как говорил один известный историк, на Руси долгое время не развивалось формальное право. Потому что Рюриковичи правили родом. А если мы один род, одна семья, если мы таким близкие люди, то зачем вообще нужны какие-то законы? Мы и так обо всем договоримся.

Мне кажется, Лукашенко рассуждает примерно так же. Да, есть какие-то контракты, но российско-белорусские отношения все равно во многом носят неформальный характер. Всегда можно сесть и договориться.

Читайте также
Литва заинтересована в большом конфликте Беларуси и Запада
23 июля
Белорусские власти, ответственные за попрание демократических принципов и репрессии против оппозиции, должны стать объектом санкций Евросоюза. Депутаты Сейма Литвы и Европарламента будут делать все возможное, чтобы с Лукашенко не снимали ярлык «последнего диктатора Европы».
Белорусский эксперт назвал условие, при котором Прибалтика одобрит БелАЭС
22 июля
Беларусь со своей независимой атомной энергетикой «стоит поперек горла» странам Балтии. Своим поведением они напоминают капризных детей. Такое мнение высказал заместитель председателя РОО «Белая Русь» Александр Шатько.
Лукашенко пригрозил иностранным СМИ выдворением за призывы к массовым беспорядкам
23 июля
Президент Беларуси Александр Лукашенко пригрозил иностранным СМИ выдворением из страны за призывы к массовым беспорядкам.
Названа сумма долга Беларуси за российский газ
21 июля
Сумма задолженности Беларуси за российский газ выросла до $273 млн. Об этом со ссылкой на информированный источник сообщает «Интерфакс-Запад».
Обсуждение ()
Новости партнёров