Проектор

Игналинская АЭС: подарок «оккупантов», от которого отказалась Литва

 

Полвека «советской оккупации» Прибалтики ознаменовались ужасными событиями. Строительством заводов, модернизацией портов, ростом численности населения. А за несколько лет до своего распада СССР подарил Литве Игналинскую атомную электростанцию. Почему этот кладезь дешевой энергии превратился для властей республики в источник постоянной головной боли? Давайте разбираться.

Сегодняшний разговор предлагаю построить в формате «вопрос — ответ». Давайте сразу начнем.

1. Почему Игналинскую АЭС построили именно в Литве?

На самом деле о национальной принадлежности станции тогда никто не задумывался. Если вы посмотрите на карту, то обнаружите, что Игналинка расположена буквально на границе трех государств: Литвы, Латвии и Беларуси. То есть она вполне могла оказаться на территории другой страны. 

Изначально ее как раз и хотели возводить на белорусском берегу озера Дрисвяты, но там была какая-то проблема с грунтами. 

Строительную площадку перенесли на запад. Это решение в итоге дорого обошлось обеим странам: и Литве, которая еще долго будет закрывать Игналинку, и Беларуси, которая решила с нуля построить собственную АЭС.

В общем, вопрос нужно сформулировать иначе: почему атомная станция появилась именно в этом регионе? Ответ очевидный: потому что этот регион (Прибалтика и Беларусь) был энергодефицитным. Эта нехватка сдерживала развитие промышленности и других отраслей. 

А Советский Союз, как вы знаете, был заинтересован в их росте в странах Балтии. Простая схема.

Учитывая, что Игналинка должна была покрывать потребности сразу нескольких союзных республик, она стала самой мощной атомной станцией не только в СССР, но и во всём мире. «На этой стройке работал весь Союз, ваш покорный слуга тоже приложил к ней руку. Думаю, если перевести рубли СССР в современные доллары, цена этого проекта перевалит за 50 миллиардов», — утверждает известный латвийский журналист Юрий Алексеев.

Кстати, прицепом к Игналинке шел целый город, построенный тоже с нуля. Знаменитый Висагинас, город ядерщиков, который сегодня, к сожалению, умирает.

2. Кто принимал решение о выводе из эксплуатации Игналинской АЭС?

Формально, конечно, литовские власти. Но на этот шаг они пошли под давлением Европейского союза. В начале нулевых Литва готовилась осуществить свою заветную мечту — вернуться в «семью европейских народов». 

Брюссель поддерживал это стремление, но выдвинул прибалтийской республике ультиматум — атомная станция должна быть закрыта.

«Условия Евросоюза были чисто политические — страны-доноры не скрывали, что они просто не хотели иметь государство, которое эксплуатирует реакторы чернобыльского типа, которые скомпрометировали себя в 1986 году. Однако начиная с 1992 и по 2008 год мы постоянно повышали уровень безопасности. И на эти проекты тоже выделялась помощь Европейской комиссии. Очень помогла Швеция и ряд других государств. Мы делали всё, чтобы безопасность была надежной и соответствующей безопасности реакторов Европы. И мы доказали это! Но желание закрыть станцию было уже непреодолимым», — вспоминает экс-директор Игналинки Виктор Шевалдин.

3. Были ли основания сомневаться в безопасности станции?

Однозначно нет. На Игналинской АЭС не было ни одного инцидента, который хоть как-то подтверждал бы опасения экологов. 

После тщательных проверок Международное агентство по атомной энергетике (МАГАТЭ) признало Игналинскую АЭС одной из самых надежных в мире. 

Позиция Брюсселя не поддавалась логике — это была банальная атомофобия.

4. Как было настроено население Литвы?

По этому вопросу в 2008 году проводился референдум. 

Из-за низкой явки его признали несостоявшимся, но почти 90% из тех, кто участвовал, проголосовали за продление работы Игналинской АЭС. 

Правительство тоже не хотело ее закрывать. Бывший премьер Литвы Александрас Абишала, который вел переговоры с ЕС, до последнего уповал на снисходительность Брюсселя. Увы, ничего не вышло.

5. Кто оплачивает работы по закрытию Игналинки?

Деньги главным образом выделяет Евросоюз. В новом семилетнем бюджете ЕС под это дело заложили 490 миллионов евро. Вроде бы достаточно, чтобы работы шли по графику. Но какая ситуация сложится после 2027 года, сказать трудно. Более того, в 2056 году Литве предстоит начать строительство могильника долгоживущих отходов стоимостью 2,5 миллиарда долларов. На европейское финансирование в правительстве Литвы не рассчитывают: Минэнерго предлагает своими силами накапливать деньги в специальном резервном фонде, перечисляя в него 25% дивидендов от государственных предприятий.

Игналинка была курицей, несущей золотые яйца. Она обеспечивала Литву сверхдешевой электроэнергией и возвышала ее до уровня самых развитых государств, которые обладают атомной генерацией. 

А сегодня это бремя. Нести его придется еще не один десяток лет. Такую цену Литва заплатила за свою европейскую мечту.

Читайте также
Экс-директор Игналинской АЭС назвал ее закрытие самоубийственным для Литвы
24 января
Вывод из работы Игналинской АЭС привел к удорожанию электроэнергии для Литвы в десять раз. Бывший директор АЭС Виктор Шевалдин сообщил, что решение о закрытии станции стало самоубийственным для республики и имеет политическую причину.
Литва платит склоками и судебными тяжбами за энергетические проекты
29 июля
Литва подала новый иск против французской энергетической компании Veolia. Все большие энергетические проекты Литвы сопровождаются склоками, коррупционными скандалами и судебными тяжбами.
На Игналинской АЭС зафиксировали критическое нарушение безопасности
28 марта 2019
Критическое нарушение безопасности зафиксировано на закрытой в Литве Игналинской АЭС (ИАЭС).
Президент Литвы назвал безответственным физический пуск БелАЭС
7 августа
Физический пуск первого энергоблока Белорусской атомной электростанции (БелАЭС), находящейся в 50 километрах от Вильнюса, является безответственным шагом по отношению к гражданам Беларуси и Евросоюза.
Обсуждение ()
Новости партнёров