Экономика Экономика

США помогут России забрать у Литвы белорусский транзит

Источник изображения: eurointegration.com.ua
 

Возобновление американских санкций против девяти белорусских предприятий грозит ударить по Клайпедскому порту. Такими опасениями поделились директор морской гавани Альгис Латакас и президент Ассоциации стивидорных компаний Литвы Вайдотас Шилейка. Прибалтийская республика уже теряет транзит белорусских грузов, и недавнее решение Госдепа США обещает ускорить этот процесс.

Американские санкции против белорусских предприятий (ОАО «Белшина», «ГродноАзот», «Гродно Химволокно», «Лакокраска», «Нафтан», «Полоцк-Стекловолокно», «Белорусский нефтяной торговый дом», «Белнефтехим» и «Белнефтехим США») были введены в 2006 году. Предпосылки для их отмены возникли после победы «майдана» на Украине, когда Лукашенко из «последнего диктатора Европы» временно переквалифицировали в «голубя мира».

Именно в Минске были заключены и первые, и вторые мирные договоренности по Донбассу. Чуть позже «Батька» помиловал и велел освободить всех известных политических заключенных в стране, включая экс-кандидата в президенты Николая Статкевича. На Западе это оценили. В связи с «определенным прогрессом в сфере демократии и прав человека» действие американских санкций против Беларуси в 2015 году было приостановлено.

Минфин США выпустил лицензию, которая позволяла взаимодействовать с предприятиями из «черного списка». С тех пор ее действие ежегодно продлевается.

Однако формально санкции против белорусских компаний Вашингтон не отменял, давая понять, что их в любой момент можно «разморозить».

Такой момент наступил после прошлогоднего переизбрания Лукашенко. Действие нынешней лицензии вот-вот закончится, и руководитель пресс-службы Госдепа Нед Прайс дал понять, что продлевать ее американцы не намерены.

«Госдепартамент не в состоянии рекомендовать еще одно продление. Особенно в свете мнения Конгресса, выраженного в законе о суверенитете и демократии Беларуси от 2020 года. Текущие продления закончатся 26 апреля», — сообщил Прайс.

Ситуация окончательно прояснилась 19 апреля: американское Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов (OFAC) отозвало старую белорусскую лицензию и выпустило новую. Она устанавливает 45-дневный период «сворачивания определенных сделок с участием девяти санкционированных белорусских государственных организаций и организаций, в которых они владеют 50-процентной или более долей участия».

Эта новость, похоже, не на шутку встревожила директора Клайпедского порта Альгиса Латакаса. Он полагает, что решение американского Минфина отразится и на работе транзитной отрасли Литвы.

«Сказать, что это не повлияет, было бы неправильно. Видимо, повлияет, но мы будем видеть это в цифрах и деньгах, потому что период этого меморандума — до 3 июня, так что, видимо, в конце июня, в июле можно будет сказать, какое влияние оказано», — заявил Латакас.

Его опасения разделяет президент Литовской ассоциации погрузочных компаний Вайдотас Шилейка: «Надеюсь, что особенно больших потрясений в ближайшее время не произойдет, но если санкции вступят в силу и начнут действовать, мы увидим это только спустя определенное время, и сейчас трудно прогнозировать, какие потери могут быть у Клайпедского порта».

Возникает вопрос: как вообще Литва может пострадать от того, что американским компаниям будет запрещено взаимодействовать с белорусскими? Но в том-то и дело, что правоприменительная практика американских санкций с 2015 года изменилась. Сегодня под горячую руку «дяди Сэма» могут попасть даже те фирмы, которые не работают в юрисдикции Соединенных Штатов.

Санкции — это инструмент внесудебной расправы над политическими или экономическими конкурентами. И применять их можно так, как угодно.

Сами американцы наглядно демонстрируют это на примере «Северного потока — 2». Прошлым летом Государственный департамент Соединенных Штатов утвердил обновленное публичное руководство по применению санкций против российских экспортных газопроводов. Оно гласит, что ограничения могут быть наложены даже на те компании, которые вошли в проект «Северного потока — 2» до 2 августа 2017 года, когда был принят закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций».

«Это прямое предупреждение компаниям, которые способствуют реализации морских проектов влияния России. Убирайтесь сейчас, или вы рискуете столкнуться с последствиями», — заявил тогда Майк Помпео.

Закон обратной силы не имеет? Имеет, если это американский закон.

США абсолютно не задумываются о соблюдении норм международного права, размахивая санкционной дубинкой. Поэтому в Литве опасаются, что их тоже заденет.

А вдруг американцы велят Литве вообще не обслуживать грузы «Белнефтехима», «Гродно Азота» и других компаний? Или же сами предприятия Клайпедского порта не захотят иметь дело с белорусами, чтобы не нарваться на неприятности. Как известно, против европейских партнеров «Газпрома» санкции не вводились, но они все равно дружно выходили из «Северного потока — 2».

Не стоит упускать из виду еще один важный момент: санкции направлены на нанесение экономического ущерба. Исходя из логики американцев, белорусские компании должны сократить объемы экспорта. Сократятся объемы экспорта — сократятся объемы транзита грузов по территории Литвы. Как говорится, лес рубят — щепки летят.

«Щепками» в данном случае могут оказаться финансово-экономические показатели Клайпедского порта и «Литовской железной дороги».

Этого добиваются консерваторы-«ландсбергисты», когда твердят о необходимости введения новых санкций против режима Лукашенко?

Латакас и Шилейка пока не знают, как будут работать санкции против Беларуси. Никто не знает. Но у Литвы есть возможность избавиться от гнетущего чувства неопределенности и объявить, что она вслед за Вашингтоном вводит ограничения против Беларуси.

В конце концов, как можно обрабатывать в Клайпедском порту грузы компаний, которые Минфин США внес в «черный список»? Где же знаменитая «трансатлантическая солидарность»?

В любом случае, когда у белорусских грузоотправителей в Клайпедском порту возникнут проблемы, они будут знать, куда идти. Двери российской Усть-Луги для них открыты.

Здесь никому и в голову не придет выполнять санкционные прихоти американского Минфина.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Белорусский транзит уходит из Литвы в Россию с опережением графика
8 апреля
Объемы транзита белорусских нефтепродуктов через порты Ленинградской области превышают запланированные примерно на 25%. Москва и Минск не просто сотрудничают в сфере грузовых перевозок, а создают новый международный транспортный коридор.
Порты и железные дороги идут ко дну: борьба с Россией ударила по Прибалтике бумерангом
20 апреля
Зависимость такой стратегической отрасли экономики, как транзит от сотрудничества с коллегами в России и Беларуси, при проведении антироссийской и антибелорусской политики неминуемо бьет по кошельку.
Литва отказывается от развития инфраструктуры после ухода в Россию грузов из Беларуси
6 апреля
Проект внешнего глубоководного порта в Мелнраге не будет развиваться как минимум ближайшие десять лет. Потому что Литва умудрилась поругаться и с Китаем, который мог проспонсировать эту стройку, и с Беларусью, которая была гарантом стабильности Клайпедского порта, и с Россией, которая тоже когда-то направляла свой транзит на Литву.
Литва увидела в Турции альтернативу транзиту из России и Беларуси
5 апреля
Компания «Литовские железные дороги» (ЛЖД) планирует нарастить перевозки грузов из Турции, чтобы компенсировать снижение объемов белорусского транзита.
Обсуждение ()
Новости партнёров