Культура Культура

Взрыв на нацистском митинге в Риге: как партизаны сорвали праздник оккупантам

Источник изображения: wordpress.com
 

Латвийские партизаны доставляли нацистам очень много хлопот. В самых разных районах оккупированной Латвии происходили диверсии: взрывы мостов и железных дорог, обстрелы комендатуры, покушения на офицеров вермахта и СС. Нацистские чиновники не могли чувствовать себя в безопасности даже в Риге. Окруженное со всех сторон шпионами и провокаторами, партизанское движение планировало диверсионные акты и успешно их осуществляло. Один из самых значимых актов партизанской борьбы — взрыв 13 ноября 1943 года на Домской площади в Риге — фактически сорвал пронацистский митинг, призванный показать «единство и сплоченность» оккупантов и местного населения.

Нацистское руководство придавало очень большое политическое значение митингу, так как он был направлен против проведения в Москве конференции министров иностранных дел. Решения, принятые тогда в столице СССР, стали политико-правовой основой для антигитлеровской коалиции.

Главная тема Московской конференции — скорейшее открытие второго фронта и высадка англо-американских войск в Северной Франции. Несмотря на состояние войны, в котором Англия и Франция находились с Третьим рейхом еще с 1939 года, боевые действия против Германии фактически не велись.

Согласно итоговому коммюнике, страны — участницы конференции, делегации которых были приглашены Иосифом Сталиным в Кремль, признали «первейшей целью ускорение конца войны».

Московская конференция 1943 года / Фото: wikipedia.orgМосковская конференция 1943 года / Фото: wikipedia.org

Нацистские руководители, рассчитывавшие на получение военно-политической поддержки со стороны англосаксонских государств, были неприятно удивлены итоговыми положениями, одно из которых гласило: «... [в наших] собственных национальных интересах и в интересах всех миролюбивых наций важно продолжить теперешнее тесное сотрудничество, установленное для ведения войны, и на период, который последует за окончанием военных действий».

Крайне болезненным для Третьего рейха было принципиальное согласие администрации Франклина Делано Рузвельта в лице госсекретаря Корделла Халла на политическую и административную децентрализацию Германии.

Итоги конференции вызвали раздражение и даже негодование в политических кругах Третьего рейха.

Нацистские политические ведомства дали своим чиновникам отмашку на подготовку имитации масштабного общественно-политического движения на оккупированных территориях Восточной Европы с тем, чтобы оспорить и дезавуировать отдельные установки Московской конференции и поддержать группировки антисоветских «ястребов» на Западе, призванные оказать давление на правительства своих стран.

Имант Судмалис / Фото: preslib.org.byИмант Судмалис / Фото: preslib.org.by

За три месяца до описываемых событий в июле 1943 года в Ригу незамеченным прибыл выдающийся латвийский партизан Имант Судмалис. За его спиной было множество удачных диверсий против нацистских оккупантов: подрывы автоколонн, оборонительные бои против карателей, засады на нацистских военных чиновников, разведдеятельность против оккупационных комендатур.

В городе был установлен жесточайший полукомендантский режим, а полицейские структуры, составленные из местных коллаборационистов, занимались охотой на бойцов антифашистского сопротивления.

Боевая группа Антона Мацпана, с которой Судмалис прибыл в Ригу, распределилась по конспиративным квартирам. Судмалис тотчас установил контакты с подпольщиками, а также наладил связь с партизанскими организациями из других городов.

Общение между подпольщиками происходило по глубоко законспирированным каналам коммуникации, вплоть до условных надписей на стенах телефонных будок. Имант Судмалис также поддерживал тесные отношения с участниками Освейской партизанской бригады. Была организована тайная типография, печатавшая прокламации, и оборудована лаборатория, на которой производилась взрывчатка.

Широкая агентурная сеть добывала сведения о дислокации вражеских войск, поставках стратегических грузов через порты Вентспилса и Лиепаи, намерениях нацистского командования по осуществлению карательных операций и реквизиции народного добра.

В сентябре-октябре группой Судмалиса велась активная агентурно-подрывная работа, вылившаяся в создание полноценной подпольной базы движения сопротивления в Риге. Разветвленные структуры партизан-антифашистов уже действовали в латвийской столице, когда в оккупированный город в сентябре прибыл Генрих Гиммлер. Он заставил марионеточные власти ускорить мобилизацию латышской молодежи в Латышский легион СС и призвал полицию порядка предпринять решительные действия против многочисленных групп советских подпольщиков.

Латышский легион СС / Фото: wikipedia.orgЛатышский легион СС / Фото: wikipedia.org

В начале ноября сразу после решений Московской конференции высшие чиновники «Остланда» и их подчиненные из марионеточного самоуправления решили инсценировать «митинг протеста» на Домской площади Риги. Анонсы митинга и призыв принять в нем деятельное участие публиковала нацистская газета «Тевия», откуда партизаны (в том числе и сам Судмалис) узнали о мероприятии.

Решение сорвать демонстрацию «единства» пришло довольно быстро, уже в первую неделю ноября. На подготовку оставалось очень мало времени.

Вечером 12 ноября Имант Судмалис встретился со своим соратником Джемсом Банковичем и передал ему пакет, в котором была мина замедленного действия. Ее следовало взорвать в момент начала митинга, на котором должны были выступать представители руководства «Остланда», в том числе рейхскомиссар Генрих Лозе.

Судмалиса и латвийских партизан вдохновлял пример белорусских героев, ликвидировавших 22 сентября 1943 года генерал-комиссара генерального округа «Белоруссия» Вильгельма Кубе.

Мину готовил молодой химик, комсомолец Силиньш. Джемс Банкович некоторое время искал место, куда можно было временно неприметно спрятать взрывное устройство; в конце концов он выбрал мусорную урну, прикрепленную к дому на улице Шкюню (Сарайной), 20, располагавшейся недалеко от Домской площади.

А на рассвете следующего дня Банкович вместе с партизаном Малдисом Скрейей пробрался в Старую Ригу, миновав полицейский заслон и не обратив на себя внимания нацистских служб безопасности, извлек мину из укрытия и перемонтировал ее в крупных размеров мусорный контейнер, стоявший вблизи от трибуны, с которой должны были выступать Лозе, Дрекслер, Данкерс и другие нацистские руководители. Громкоговорители, установленные вокруг трибуны, также были заранее приведены в негодность.

Все это было выполнено быстро и виртуозно: никто из нацистских соглядатаев — ни казавшиеся вездесущими агенты гестапо и зипо, ни сотрудники конной полиции — не обратил внимания на двух неприметных молодых людей.

Фото: wordpress.comФото: wordpress.com

В девять часов утра к площади начали подходить как ангажированные участники «акции протеста», так люди, мотивированные нацистской пропагандой. Площадь вокруг Домского собора была окружена плотным кольцом полиции и служб правопорядка. Всех старались тщательно обыскать, однако никто из полицейских не заглянул в мусорный контейнер.

Особо «почетным гостям» нацистская администрация «Остланда» заранее подготовила и выдала пропуска. К Домской площади потянулись вереницы корреспондентов фашистских СМИ из иностранных государств, которые должны были сделать пропагандистские репортажи о «мирной жизни» латвийцев в условиях немецкого господства. Кинооператор на вертолете поднялся над этим участком Старого города, чтобы осуществить видеосъемку «для истории». Пока неизвестно было, когда на митинг прибудет Генрих Лозе — основная цель партизан-антифашистов.

Рядом с трибуной установили мачту, на которую должны были начать поднимать флаг со свастикой.

Флаг был почти поднят, когда раздался оглушительный взрыв, разорвавший в клочья трибуну, стеклянные ограждения и звукоусиливающую технику. Попытка нацистов путем пропагандистской демонстрации активизировать антисоветские силы в правительственных кругах стран Запада была решительно сорвана.

Никто из нацистских чиновников не погиб, но репутации служб безопасности «Остланда» и местных подразделений разведструктур был нанесен ощутимый урон. Небольшая группа сплоченных партизан смогла создать реальную угрозу жизни и безопасности нацистов в самом центре города, который, как им казалось, они контролировали цепко и бесперебойно.

На ноги были подняты офицеры полиции безопасности, бойцы жандармерии, латышские карательные полицейские соединения, чиновники комендатур. Под страхом снятия с должностей и наказания в условиях военного времени от них потребовали решить проблему с антифашистским партизанским подпольем.

Нацистские каратели обещали огромную сумму в 300 тысяч рейхсмарок тому, кто укажет на след организаторов взрыва на Домской площади.

Вскоре полицейские формирования принялись устраивать облавы, арестовывая подозрительных лиц. Судмалис пробрался в партизанский отряд у границы с Эстонией. Затем он отправился в Освею, где получил в свое распоряжение новое полиграфическое оборудование, а к февралю 1944 года вновь вернулся в Ригу.

Его связная Вера Слосман, бывшая в заключении в Центральной тюрьме, смогла передать на волю сообщение о том, что среди завербованных радистов имеются провокаторы — работники гестапо, преимущественно из военнопленных-власовцев. Они вели передачи под диктовку кураторов из службы безопасности Остланда. Судмалис несколько раз заподозрил слежку за собой, от которой сумел уйти. До 18 февраля он решал вопрос конспирации антифашистского подполья и спасения оставшихся в Риге активистов путем переправки их на партизанские базы в провинции.

Однако сам Судмалис не успел уйти из практически осажденного города: радисты, завербованные оккупантами, навели карателей на след Банковича, Судмалиса, Скрейи и девушки-связной Туселды Розентреттер. Все были арестованы и отправлены в отделение гестапо, где их подвергли изуверским пыткам, намереваясь выведать имена участников партизанского подполья.

Малдис Скрейя, не выдержав зверских истязаний, выпал из окна, однако выжил и был помещен в тюремную больницу. Вскоре партизан-героев перевели в Центральную тюрьму, а затем устроили показательный суд. Иманту Судмалису вменяли в вину только организацию взрыва на Домской площади — относительно участия Судмалиса в других актах у нацистских следователей не было ни единого доказательства.

Судмалис с первых минут судебного действа решительно отверг правомочность суда оккупантов и, отвечая на вопрос о своих политических взглядах, ответил: «Они вам хорошо известны, и я не намерен их скрывать», пророчески добавив: «Победа, несомненно, будет за нами. Дело лишь во времени».

В ожидании расстрела Имант Янович Судмалис полтора месяца провел в одиночной камере. Оттуда он писал свои известные письма жене и дочери. 25 мая 1944 года тюремная администрация выдала ему лист бумаги для написания последнего письма. Вот его текст:

«25 мая 1944 года. Дорогие Марусите, Айюка, Сармука!

Не знаю, прочитаете ли когда-либо эти мои последние слова, но все равно — пишу. Через несколько часов приговор будет приведен в исполнение. Суд состоялся 13 мая, так что у меня хватило времени обдумать всю свою жизнь. Я оглядываюсь на пройденный путь — упрекать себя мне не в чем: в эти решающие для человечества дни я жил как человек и боец. Пусть же будущее будет лучше, счастливее, оно должно стать таким, не могло ведь понапрасну пролиться столько крови.

Не горюй, Марусите, ведь вечно не живет никто. Расти Айюку и Сармуку, пусть вспоминают иногда обо мне, пусть их жизнь будет лучше, счастливее.

Будь счастлива, Марусите, спасибо за все доброе, что ты мне дала. И знаешь что? Приласкай за меня Айю и Сармите.
Имис».

Судмалиса так и не повели на расстрел. В 18.00 25 мая 1944 года он был повешен карателями в камере пятого корпуса Центральной тюрьмы. Так же был казнен и выдающийся партизан-подрывник Джемс Банкович.

На юго-западе Псковской области, где располагается Курган дружбы, установлен памятник в честь Иманта Судмалиса, отдавшего свою жизнь за борьбу с человеконенавистническим злом, победа над которым была завоевана общими силами всего народа Советского Союза.

О партизанах в Латвии читайте также:

Сражались за Латвию с Гитлером: красные партизаны Латгалии

Молодая гвардия Лиепаи: латышские комсомольцы, которые били нацистов

Рельсовая война: как партизаны подрывали коммуникации нацистов в Латвии

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Межевич: власти Латвии целенаправленно разрушили советскую промышленность
28 апреля
Промышленные мощности Латвии, доставшиеся ей после выхода из СССР, были разрушены по политическим мотивам, считает экономист, профессор СПбГУ Николай Межевич.
Почему Прибалтика испытывает боль от 9 мая
1 мая
Спикер эстонского парламента Рийгикогу Хенн Пыллуаас назвал болезненными для эстонцев российские торжества в честь 9 мая.
Рельсовая война: как партизаны подрывали коммуникации нацистов в Латвии
30 апреля
Рельсовые партизанские сражения на территории оккупированной нацистами Латвии — неотъемлемая часть Великой Отечественной войны. Подвиг партизан-подрывников неоценим, ведь их героизм приблизил день Великой Победы.
«Вот это труп Гитлера!» Покойник был одет в костюм, на ногах — штопаные носки: как советская разведка искала фюрера в Берлине
29 апреля
В ходе штурма Берлина перед советскими контрразведчиками была поставлена задача найти и задержать ключевую фигуру Третьего рейха Адольфа Гитлера. Данных о точном местопребывании фюрера и о его судьбе советская разведка не имела. Первоначально поступала противоречивая информация, которая лишь усложняла поиски.
Обсуждение ()
Новости партнёров