Политика Политика

На митинге в защиту русских школ пора выдвигать требование всеобщей демократизации Латвии

Источник изображения: https://www.gazeta.ru
0  

Сегодня, 2 июня, в Риге проходит митинг в защиту русских школ в Латвии. Аналитический портал RuBaltic.Ru и историк, координатор Совета общественных организаций Латвии (СООЛ) Виктор ГУЩИН разобрались, когда были заложены предпосылки нападок на русскоязычное образование, в чём причина нынешнего желания правящих партий перевести всё обучение на латышский язык и что ещё, помимо массовых протестных акций, нужно делать, чтобы противостоять подобному давлению.

— Г‑н Гущин, правящие партии Латвии всерьез решили искоренить обучение на русском языке во всех школах страны. На Ваш взгляд, с чем связана подобная инициатива?

— 4 мая 1990 года Верховный Совет Латвийской ССР принял Декларацию о восстановлении независимости Латвийской Республики. Эта декларация была принята без проведения всенародного референдума неслучайно. В декларации был прописан как тезис о якобы незаконности преобразований, прошедших в Латвии в июне — июле 1940 года, так и тезис о присоединении ее к СССР в августе того же года.

Кроме этого, в декларации содержался тезис о якобы непрерывном существовании Латвийской Республики де-юре с 1918 года по 1990 год. Соответственно, Латвия якобы была оккупирована СССР с 1940‑го по1990 год. В основе этого тезиса «о непрерывности континуитета Латвийского государства» лежала ревизия действовавшего в то время международного права.

Такая ревизионистская интерпретация истории Латвии не была сформулирована внутри самой Латвии, а была навязана руководству «Народного фронта» Латвии радикальной частью обосновавшейся на Западе латышской эмиграции. Эта часть эмиграции была носителем идеологии реваншизма, т. е. идеализировала существование авторитарного и этнократического режима Карлиса Улманиса и оправдывала нацистских коллаборационистов периода немецко-фашистской оккупации Латвии в 1941–1945 годах.

Декларация 4 мая 1990 года определила основное направление политического развития Латвийского государства после обретения независимости в полном объеме с августа 1991 года.

Вторая Латвийская Республика должна была строиться только как «Латвия для латышей», т. е. как недемократическое государство, в котором не только подавляются права национальных меньшинств, но и политически реабилитируются и режим Карлиса Улманиса, и Латышский добровольческий легион ваффен СС.

Именно в соответствии с «декларацией 4 мая» Верховный Совет 15 октября 1991 года принял постановление, по которому 893 тысячи постоянных жителей страны не смогли получить гражданство Латвийской Республики на условиях оптации.

Именно в соответствии с «декларацией 4 мая» латвийский парламент принял сначала (в 1996 году) Декларацию об оккупации, осуждающую СССР, а затем (в 1998‑м) Декларацию о Латышском легионе, оправдывающую нацистских коллаборационистов.

Именно в соответствии с «декларацией 4 мая» латвийский парламент в 1999 году принял Закон о языке, по которому русский язык объявлялся в Латвии иностранным, несмотря на то что на нём тогда говорили более 40% населения.

Именно в соответствии с «декларацией 4 мая» латвийский парламент в 1998 году в первый раз принял решение перевести к 1 сентября 2004 года учебный процесс в средних школах национальных меньшинств полностью на латышский язык.

Массовые протесты 1999–2005 годов привели к тому, что та попытка ликвидировать русскую школу закончилась компромиссом, билингвальным обучением с языковой процентовкой 60/40, которая не устраивала обе стороны. Этот компромисс сохранялся до 2012 года, когда прошел референдум о придании русскому языку статуса государственного.

С самого начала было понятно, что референдум не сможет решить эту задачу. Также с самого начала было понятно, что нужно было проводить не языковой референдум, а референдум по вопросу ликвидации массового безгражданства.

А также референдум по вопросу отмены принятых парламентом Латвии при ратификации в мае 2005 года Рамочной конвенции Совета Европы о защите прав национальных меньшинств оговорок, которые фактически выхолостили этот документ.

Но состоялся именно ЯЗЫКОВОЙ референдум, на котором абсолютное большинство латышей проголосовало против придания русскому языку статуса государственного. Политические силы крайне правого, ультранационалистического толка, — например, партия «Всё — Латвии!», которую Нилс Муйжниекс, впоследствии верховный комиссар по делам национальных меньшинств Совета Европы, называл откровенно расистской, — использовали этот референдум сначала для своего закрепления во властных структурах, а затем для дальнейшего наступления на права нацменьшинств.

В 2014 году была принята преамбула к Конституции, где впервые было четко прописано, что права латышской нации де-факто ставятся выше прав других народов, проживающих в Латвии. А в 2017 году, с подачи Национального объединения, главную роль в котором играет всё та же «Все — Латвии», начались разговоры о переводе всего обучения в средних школах на латышский язык, что очень быстро поддержали и остальные партии правящей коалиции.

— Получается, что правительство идет на поводу у националистов, желающих свернуть русское образование?

— Да, именно так!

— Можно ли назвать причины, по которым правящая коалиция поддержала ликвидацию образования на русском языке именно сейчас?

— Первая причина: в этом году страна отметит столетие Латвии и для латышских националистов крайне важно было объявить о фактическом завершении в этом году строительства т. н. латышской Латвии. То есть это своеобразный «подарок» к юбилею страны.

Вторая причина — это парламентские выборы, которые состоятся в октябре. Никакого иного способа привлечь к себе внимание, кроме разыгрывания национальной карты, латышские националисты не знают.

На мой взгляд, именно эти две причины объясняют, почему в последние восемь-девять месяцев мы являемся свидетелями того, что разворачивается повторное наступление на русскую школу.

— По Вашему мнению, есть ли возможность противостоять этому наступлению на права нацменьшинств и что нужно для этого делать?

— Я вижу два основных направления деятельности для противостояния этому оголтелому национализму и русофобии.

Первое направление — массовые акции протеста внутри страны и за ее пределами. Второе направление — обращения в международные структуры, включая международные правозащитные организации. При этом при обращении в международные структуры крайне важно четко заявлять о недемократическом характере политического режима, который сформировался в Латвии после 1990 года. Ведь когда в выборах не может участвовать огромное количество людей, родившихся и постоянно проживающих в Латвии, то их сложно назвать демократическими.

К такому выводу пришла и ПАСЕ, проводя мониторинг выборов в 5‑й Сейм. В докладе от 8 ноября 2002 года было четко указано, что в Латвии из-за существования массового безгражданства сформировался «долговременный дефицит демократии». Кроме этого, и Европарламент 8 сентября 2015 года указал, что негражданство — это форма политической дискриминации части населения.

Об этом надо постоянно напоминать и в Латвии, и за ее пределами. В Латвии должны соблюдаться европейские нормы о соблюдении права национальных меньшинств на использование своего языка и культуры. Без всяких оговорок!

— Что касается массовых акций протеста, Вы считаете оправданным участие людей в марше протеста против ликвидации русских школ, который проходит сегодня в Риге?

— Такое участие не только оправданно, но и абсолютно необходимо. Ведь от того, сохранится русская школа или нет, напрямую зависит и судьба русской общины Латвии. Поэтому чем более массовой будет эта акция, тем лучше.

Особо отмечу, что ежегодно отмечаемый День защиты детей касается не только их права учиться на родном языке, но и их права жить в демократическом государстве. В связи с этим хотел бы сказать, что, на мой взгляд, на всех акциях в защиту русской школы нельзя ограничиваться лишь лозунгами, направленными против ликвидации русского образования.

Давно пора на этих акциях выдвигать требование незамедлительно ликвидировать массовое безгражданство и провести первые после 18 марта 1990 года всеобщие выборы в местные органы власти, национальный и Европейский парламенты.

Среди этих лозунгов могли бы быть такие: «Требуем восстановить всеобщее избирательное право!» «Этнократии — НЕТ!», «Демократии — ДА!», «Прекратить войну латышского и русского языков!», «Русофобия — это угроза войны!» и др.

То, о чём я говорю сегодня, никакая не новость. О необходимости выдвижения требований всеобщей демократизации Латвийского государства я говорил еще в 2003–2004 годах, когда политические условия были намного лучше. И с тех пор говорю постоянно. Но ни в период «школьной революции» 2003–2004 годов, ни сегодня защитники русской школы так и не поддержали требование всеобщей демократизации Латвийского государства. И правящая элита это использовала для укрепления своей власти.

За прошедшие годы этнократический режим в Латвии стал намного опытнее, изощреннее и сильнее, чем он был 15 лет назад.

Даже если вопрос языка обучения в школах будет сегодня, в результате массовых акций протеста и международного давления, решен в нашу пользу, но при этом демократизация политического режима проведена не будет, то через какое-то время нападки на русскую школу повторятся опять. Вновь придется раскручивать маховик акций массового ненасильственного сопротивления, что в новых условиях будет намного сложнее или даже почти невозможно.

Еще раз подчеркну главную свою мысль: демократические силы Латвии защищают сегодня не столько право национальных меньшинств учиться на родном языке, сколько право национальных меньшинств жить в демократическом государстве. Если же национализм в Латвии окончательно возьмет верх, то последствия для русскоязычных жителей будут печальными. Многих из них ждет эмиграция, а те, что останутся, или будут вынуждены ассимилироваться, или окажутся выброшены на обочину жизни. Кроме этого, нас будет ожидать и «украинизация» по-латвийски. На Украине русофобия прививается детям уже со школьной скамьи. То же самое будет происходить и в Латвии.
Читайте также
«После зарытия трупов земля шевелилась несколько часов»: как «литовские стрелки» за независимость Литвы боролись
31 мая
В период отхода советских войск вглубь страны шаулисты организованно нападали на отступающие мелкие подразделения, убивая бойцов и командиров Красной Армии. Установлено, что особенно активно организация «Шаулис» проявила себя в период оккупации Литовской ССР немецкими войсками.
Михеев о митинге 2 июня: против Латвии надо вводить санкции за нацизм
31 мая
Интервью с директором Центра политической конъюнктуры (Москва) политологом Сергеем Михеевым.
Политолог: Россия может принять экономические меры в ответ на политику Латвии
31 мая
Россия может применить экономические рычаги влияния в ответ на притеснение русскоязычных жителей Латвии, заявил политолог, член Общественной палаты РФ Максим Григорьев.
Суд разрешил провести митинг в защиту русских школ в Даугавпилсе
31 мая
Административный районный суд Даугавпилса отменил запрет на проведение митинга в защиту русских школ 1 июня, в День защиты детей.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...