Политика Политика

«Бандера — это классно»: Зеленский рассказал, кого считает героями Украины

Источник изображения: president.gov.ua
 

В интервью «Украинской правде» Владимир Зеленский рассказал, кто из деятелей отечественной истории ему больше всего импонирует. На прямой вопрос журналиста об отношении к лидеру Организации украинских националистов (ОУН — запрещена в России, прим. RuBaltic.Ru) Степану Бандере президент ответил максимально невнятно. Из его ответа можно понять только одно: пересматривать гуманитарную политику Петра Порошенко Зеленский не собирается.

Представители «Украинской правды» сопровождали гаранта во время его двухдневного визита в Хмельницкую область и подготовили объемный репортаж. Его самая обсуждаемая часть — это короткий, но весьма показательный разговор на тему исторической памяти.

«Президент делает длинные паузы, — замечают журналисты. — Он аккуратно подбирает слова. Чтобы никого не обидеть из разношерстной армии поклонников из разных регионов, которые дали ему в 2019-м 73,22% (голосов — прим RuBaltic.Ru)».

В самом деле, на прошлогодних выборах за Зеленского голосовали и «ватники», и националисты.

Всенародная нелюбовь к Порошенко позволила его оппоненту показать феноменальный результат, но в то же время сыграла с ним злую шутку.

Новый президент, похоже, действительно почувствовал себя выразителем воли всего народа.

Отвечая на вопрос о любимых персонажах отечественной истории, Зеленский упомянул первого президента постсоветской Украины Леонида Кравчука: «Я очень уважительно отношусь к Кравчуку. Он дал Украине независимость. Чтобы там ни было. Много всего говорят».

По этим словам уже можно судить об интеллектуальной скудости Зеленского.

Говорить, что Кравчук «дал Украине независимость», — это не преувеличение, а банальное невежество и непонимание фундаментальных процессов новейшей истории.

Еще один фаворит президента — гетман Войска Запорожского Богдан Хмельницкий. Возможно, совершая поездку в Хмельницкую область, Зеленский просто упомянул первую фамилию, которая пришла ему на ум?

Судя по ответу, биографию этой исторической личности он знает весьма поверхностно: «Дипломатия, переговоры и хитрость Богдана Хмельницкого — там у него всего было очень много. Он воевал, потом с ними (непонятно с кем — прим. RuBaltic.Ru) садился за стол. Потом мирился, потом союзничал. Все выкручивал, что потом забрал назад. Есть очень много разного про Богдана Хмельницкого — о чем-то договорился, кому-то продался. Все это, знаете, мелочи, из которых не состоит история Украины».

В общем, из всех возможных вариантов Зеленский выбрал, пожалуй, две самые нейтральные фигуры. Не «токсичные» для избирателей юго-востока и не раздражающие радикальных националистов.

Но журналист решил развить тему: «Не могу не спросить об отношении к Степану Бандере».

Вопрос не слишком интригующий (хотя и провокационный). Потому что о своем отношении к лидеру ОУН Зеленский уже рассказывал. «Есть неоспоримые герои. Степан Бандера — герой для какого-то процента украинцев, и это нормально и классно. Это один из тех людей, которые защищали свободу Украины», — говорил Зеленский в своем фирменном стиле.

С одной стороны, мягко намекнул, что неоспоримым героем он Бандеру не считает. С другой — похвалил его за «защиту Украины». И все должны быть довольны.

Чего-то подобного стоило ожидать и на этот раз. Но Зеленский переплюнул самого себя! Сначала он просто попытался увильнуть от ответа, заявив, что «к Степану Бандере разное отношение». На уточняющий вопрос последовала нервная и довольно странная реакция: «Слушайте, у меня не может быть отношение к таким людям, к таким событиям тех времен, о которых мы с вами читаем, но мы там не жили. Не может быть просто личного отношения».

Здесь интервьюер мог подловить президента, который чуть раньше восхищался дипломатией и хитростью Хмельницкого. Хотя тот, как известно, жил в XVII веке — в еще более отдаленные времена. Тогда почему ему можно давать оценки, а Бандере — нельзя?

С третьей попытки журналист все-таки «расколол» Зеленского:

— Вы считаете его героем?

— Я так думаю, что все люди, которые защищали независимость Украины, являются ее сыновьями, действительно являются ее героями. У нас от героя к врагу — один шаг. Вы же понимаете отношение к истории Степана Бандеры. Нет однозначности. Не надо, мне кажется, провоцировать украинское общество и отвечать на те вопросы, на которые должно ответить время.

В общем, пришлось сделать реверанс в сторону националистов. «Для меня-то Бандера герой, но вы же понимаете, что на юго-востоке его не любят».

Хотя это действительно вопрос времени.

Пара десятков лет тотальной украинизации, которую Зеленский не собирается хотя бы смягчить, — и молодое поколение жителей юго-востока будет маршировать с портретами нацистских коллаборационистов не менее охотно, чем их сверстники на западе.

Или даже более охотно. Для юношей и девушек из «ватных» регионов Украины, в отличие от галичан, радикальный национализм с легким налетом язычества воспринимается как что-то необычное, экзотическое, привлекательное.

Как объяснить тот факт, что среди украинских ультрас — футбольных фанатов — самыми «отбитыми» считаются не киевляне или львовяне, а харьковчане и одесситы? Именно последние устроили массовую казнь одесситов в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года (в этот день местный «Черноморец» принимал харьковский «Металлист»).

Зажигательную смесь по бутылкам разливали выходцы из тех областей, где ультраправая идеология пока еще воспринимается в штыки…

Свой ответ Зеленский завершил стандартной сентенцией: дескать, не надо вообще «провоцировать украинское общество и отвечать на те вопросы, на которые должно ответить время».

Когда-то он точно так же отчитал журналиста, который интересовался перспективами пересмотра языкового закона и тем самым якобы «раскалывал общество». То есть общество раскалывает не вытеснение русского языка из всех сфер употребления, кроме бытовой, а вопросы об этом. Общество провоцирует не навязывание культа нацистских коллаборационистов, а вопросы о «героизме» Бандеры.

В иной ситуации стремление Зеленского не углубляться в темы веры, языка и истории заслуживало бы похвалы.

Но президент Украины забывает важное обстоятельство: его предшественники (сначала Ющенко, потом Порошенко) спровоцировали такой сильный крен вправо, что без волевых усилий со стороны первого человека в государстве это движение будет продолжаться по инерции.

Сохраняя статус-кво, Зеленский по факту сохраняет верность курсу Порошенко. Просто экс-президенту после правления «регионалов» приходилось заводить машину украинизации, а президент нынешний может спокойно наблюдать за тем, как она на всех порах мчится в «светлое будущее».

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Охотники за «свинособаками» устроят языковой террор русским Прибалтики и Украины
9 июня
Парламент Эстонии расширил полномочия Языковой инспекции, власти Украины предложили на пост языкового омбудсмена львовского правого радикала.
Российское посольство напомнило Латвии о ее сделке с нацистами
7 июня
Посольство России напомнило о подписанном накануне Второй мировой войны договоре о ненападении между Третьим рейхом и Латвийской Республикой.
Украинцы верят в победу над Россией
9 июня
Киевский международный институт социологии (КМИС) на днях презентовал результаты исследования социально-политической ориентации украинцев. 50,5% респондентов считают, что в будущем Украина одержит победу над Россией (с обратным утверждением соглашаются только 10%). Формулировка довольно странная, если учесть, что страны не находятся в состоянии войны.
«От героя до врага — один шаг»: Зеленский высказался об отношении к Бандере
9 июня
Все люди, защищавшие независимость Украины, являются ее героями. Об этом заявил президент страны Владимир Зеленский, говоря о своем отношении к националисту Степану Бандере.
Обсуждение ()
Новости партнёров