Политика Политика

Учиться на латышском или на русском: отвечают дети «оккупантов»

Источник изображения: postimees.ee
0  

Начиная с 2021 года, по принятым поправкам к закону об образовании все обучение в средней школе Латвии будет проходить на латышском языке. Как к этому относятся русскоязычные школьники, хотят ли они учиться на родном языке или же считают, что в Латвии все образование должно быть только на латышском, портал RuBaltic.Ru узнал у русских школьников Риги.

Реформа приведет только к ненависти

Ученик 12 класса Максим рассказал, что переход на обучение только на латышском проводится очень резко. Дети оказываются не готовыми к этому, особенно это касается точных наук, где «и так все абстрактно и куча всяких странных наименований, которых и на родном языке все не упомнишь».

«Я считаю, чтобы выучить язык — любой, — нужно на нем говорить, общаться, лучше, конечно, с раннего возраста, ибо с взрослением у человека появляется еще и английский — его, я думаю, государству надо бояться больше, нежели русского», — считает школьник.

Говоря же о новой реформе, Максим ответил, что инициатива властей приведет только к ненависти к латышской культуре.

«У русских должно быть право изъясняться на своем родном языке. Если бы те, кто учили нас жить и говорить, знали бы свою историю — не последние сто лет, а целые тысячелетия, которые они за какие-то 20 лет хотят переписать, — то они бы знали, что русские, как и латыши, были на этой территории с незапамятных времен, что это при их власти появились первые латышские школы, газеты, книги — немцы бы этого не позволили», — указал он.

У Максима уже сейчас все предметы, кроме «языка меньшинства», как нынче официально называются русский язык и литература, преподают на латышском. Правда, несмотря на это, учиться ему интересно, хотя школьник замечает, что многое упускает.

«Заниматься латышским я, как и многие мои сверстники, начал очень поздно. В детстве почти никакой тяги к этому предмету не было, да и не было никого из друзей или знакомых, с кем можно было поговорить на нем. Я литературу полюбил русскую, как начал читать, а потом еще музыка на английском. В общем, не было времени на латышский, у меня еще латынь была, и сейчас я учу французский», — рассказал Максим.

Поделился ученик и своим отношением к учебе на родном языке. «Если бы я мог учиться на русском, я бы сдал экзамены по истории, на олимпиаду по географии пошел», — с некоторой грустью сказал Максим.

По его мнению, для ученика главное — знания, и государство, если оно заинтересовано в образовании подрастающего поколения, должно позволить ему говорить на русском, потому что русские, как и латыши, являются налогоплательщиками.

«Большое количество русских проживает в стране, и они никак не могут называться меньшинством. Латыши должны считаться с русскими! Если русские с плакатами идут по городу, протестуя против реформы образования, это не значит, что они против языка или против нации выходят — мы ищем способы общения с властью!», — подчеркнул Максим.

Кроме того, школьник считает, что в Латвии обязательно следует бороться за обучение на родном языке, и митинги являются одним из способов выражения этого мнения, который может помочь в достижении цели. Правда, сам он еще не знает, пойдет ли на планируемое 1 мая шествие.

«Еще долго ждать, ближе будет видно, но я стараюсь как можно чаще участвовать в жизни своего государства и другим советую. Даже если вы не поддерживаете чью-то точку зрения, всегда будет познавательно побывать на таких мероприятиях, почитать, что пишут на плакатах, послушать, что говорят. Если ты вправду любишь свою страну, проявляй свое внимание к ней и участвуй, присутствуй!», — подытожил Максим. 

Учеба на неродном языке VS дистанционное обучение 

Похожего мнения по отношению к переводу русских школ на латышский язык обучения придерживается и девятиклассница Ксения.

«Я очень негативно отношусь к этой реформе. В Латвии несколько нацменьшинств, из которых русская община — самая многочисленная. В большинстве европейских стран нацменьшинства имеют право на полное среднее образование на родном языке», — отметила она.

Начиная с прошлого года, все учебники, по которым учится Ксения, — только на латышском языке, правда, уроки пока еще проходят билингвально. Однако ввиду того, что дома необходимо прочитать учебник, выполнение заданий занимает больше времени.

«Много времени тратится на перевод текста, работа становится однообразной. При изучении любого предмета на первый план выходит перевод, из-за чего теряется интерес к самому предмету», — указала она.

Естественно, при наличии возможности выбора — обучаться на латышском языке или на родном, русском, Ксения выбрала бы русский, и поэтому она решила, что со следующего года перейдет на дистанционное обучение в российскую школу.

«Именно в школе мы получаем первые знания, учимся учиться, усваивать материал, работать с информацией, что нам придется делать на протяжении всей жизни. Именно сейчас нам предстоит найти себя, определиться со своими наклонностями, понять, какие предметы нам будет интересно изучать глубже. Я считаю, что учеба на неродном языке усложняет и замедляет этот процесс», — подчеркнула ученица.

Кроме этого, Ксения уверена, что в Латвии обязательно следует бороться за обучение на русском языке, и в стране имеются положительные примеры, когда эта борьба частично увенчалась успехом.

«Рада, что в 2004 году удалось частично отстоять наше право учиться на родном языке, когда вся русская школа поднялась на свою защиту. Я благодарна тем, чьими усилиями удалось сохранить русскую школу до сегодняшнего дня. В начальной школе я училась с интересом и удовольствием, с хорошими результатами», — заявила школьница.

По ее мнению, протестные акции — это действенное средство для отстаивания своей позиции. Однако Ксения с сожалением отметила, что сейчас на митинги приходит лишь малая часть тех, кого реформа непосредственно касается.

«Некоторые уже "забили" на учебу, другие предпочитают подстроиться под сложившуюся ситуацию», — сказала она. Однако, несмотря на это, Ксения оказалась оптимисткой и обязательно придет на демонстрацию 1 мая, так как посещает все подобные митинги.

Латвия не только для латышей 

Двенадцатиклассник Никита считает, что образование на неродном языке делает усвоение информации более сложным. «Из-за языковой дискриминации школьник должен будет отдуваться за незнание латышского языка почти на каждом предмете. Переход с родного языка на латышский оказался для многих школьников слишком резким. Им еще не удалось интегрироваться в латышское общество, и они испытывают все невзгоды языкового барьера», — отметил он.

Реформа образования пока не сильно отразилась на учебном заведении, которое посещает Никита. «Учителя, желая, чтобы их понимали четко и ясно, а их предмет был приятным и интересным, осмеливаются учить на более понятном родном языке», — рассказал он.

Однако, по словам школьника, не всем педагогам на это хватает смелости, что существенно влияет на восприятие и улавливание потока информации на уроках.

«Вследствие этого времяпровождение в школьные часы становится более трудоемким и нудным», — посетовал Никита.

Он считает, что образование на родном языке в Латвии было бы наилучшим результатом, но, к сожалению, это маловероятно, поэтому хорошо, если бы оно осталось билингвальным — на латышском и русском.

«Все лучшее находится на пересечениях. Я претендую на билингвальность, на золотую середину, которая не будет делать из русского латыша и поможет подружиться с государственным языком без насильственного принуждения. Ну а на самый желанный исход — на образование на родном языке — лишь уповаю с детской наивностью», — констатировал Никита.

Он также отметил, что в таком случае «гранит науки жевался бы получше и учителя бы тогда успешнее прививали ученикам знания».

Однако несмотря на то, что в возможность обучения на русском языке Никита не очень-то и верит, все равно, по его мнению, бороться за это необходимо.

«Обучение на родном языке — это наше право. Министерство образования плоховато занимается расставлением приоритетов, считая, что получение образования на государственном языке любой ценой и безудержная ликвидация русских школ — дело первостепенной важности. Латвия не только для латышей, она никогда не была мононациональной», — указал школьник.

Никита считает, что на митинг нужно обязательно идти, несмотря на то, что людей на протесты приходит не так много, как хотелось бы.

«Видимо, будущим нашей страны мало кто обеспокоен, ведь на всех митингах немноголюдно. Большинство граждан Латвии как считали, что посещение митингов является бестолковой тратой времени, ввиду мнимой собственной беспомощности, так и считают. Они не берут во внимание то, что влияние проведенного митинга зависит от количества протестующих. Считаю должным посетить митинг 1 мая и отстаивать там свои права. Надо действовать!», — призвал Никита.

Статья доступна на других языках:
Читайте также
В Подмосковье задержан участник «Правого сектора»* Пирожок
9 апреля
В Московском регионе задержан активный участник украинской праворадикальной организации «Правый сектор»* по фамилии Пирожок.
«Защитники» интересов русскоязычных предали русских Эстонии
9 апреля
В Эстонии сформирована новая правящая коалиция. В нее вошли Центристская партия, Консервативная народная партия (EKRE) и партия «Отечество» (Isamaa).
Могильщики Латвии маскируют похороны борьбой с Ушаковым и русскими школами
10 апреля
Политолог и журналист Данута Дембовская о школьной и административно-территориальной реформах, Шадурскисе, Пуце и демографии Латвии.
Пляски на костях: кому мешает памятник Освободителям Риги?
10 апреля
Майские выборы в Европарламент пройдут уже совсем скоро. Партии и кандидаты мобилизуют свой электорат, подогревая интерес к себе громкими и провокационными заявлениями. Этой тактики придерживаются и националисты в Латвии, которые выбрали «вечнозеленую» тему: снос памятника Освободителям Риги.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...