Политика Политика

Латвийский педагог о митинге 2 июня: власти хотят запугать защитников русских школ

Источник изображения: (AFP Photo / Ilmar Znotis) / AFP
0  

В столице Латвии 2 июня состоится митинг в защиту русских школ. В преддверии акции аналитический портал RuBaltic.Ru пообщался с педагогами и правозащитниками о ситуации в русскоязычной среде, позиции латвийских властей, эффективности митингов как инструмента борьбы за свои права и о предвыборной подоплеке реформы образования.

Бронислав ЗЕЛЬЦЕРМАН, педагог, председатель правления латвийской ассоциации «Развивающее обучение», член президиума Международной ассоциации «Развивающее обучение»:

— Митинги пока не могут повлиять на решение властей. Потому что, во-первых, не то количество участников, во-вторых, не та ситуация еще. Происходит разброд и шатание в русскоязычной среде. Прошло 15 лет интенсивной пропаганды, русскоязычное население сильно стратифицировалось. В ходе нашего анализа проявились две новые неприятные тенденции. Первая: русскоязычные родители готовы отдавать детей в латышские сады и школы. Вторая: успешные, сильные и активные родители ориентируются на отъезд из страны из-за вопроса образования детей, полагая, что образования на русском языке в Латвии не будет; 50% из них планируют эмигрировать в Россию, 50% — в Европу.

Со стороны латышского населения сочувствующих протестному движению очень мало. Такие есть среди простых людей и достаточно продвинутых интеллигентов.

О наличии среди русскоязычных боязни репрессий со стороны латвийский властей можно будет говорить после митинга. Например, по результатам «Бессмертного полка» 9 мая этого года могу сказать, что реакция русскоязычного населения была неожиданно сильной. Мы предполагали, что будет 5–7 тысяч человек из-за того, что многие испугаются, а вышло 15 тысяч! Это нормальная русская реакция.

Поэтому митинг 2 июня покажет, как среагировали и подтянулись ли новые силы. Пока было 10 тысяч на шествии 1 мая 2018 года.

Но посмотрим 2 июня, что выберут люди: море, воздух, дачу или митинг в защиту своих детей и их будущего.

На слабую консолидацию русскоязычных очень сильно влияет наличие двух партий, представляющих их интересы. Если бы «Согласие» выступало с более ясной позицией по вопросу образования на русском языке, то, думаю, участников на митинге было бы значительно больше. У людей кардинально отличается понимание перспектив. Поэтому кто-то за то, чтобы уезжать, некоторые за митинг, а есть и те, кто за то, чтобы сидеть и ждать.

Понятно, что морально Россия поддерживает. Но как только кто-то какие-то делает телодвижения в Совете Федерации, Госдуме, отдельном комитете Госдумы, то в Латвии начинается такой вой в СМИ: гибридная война и т. п.

Мне кажется, чем жестче позиция России, тем сложнее становится ситуация для русскоязычных жителей. Серьезно изменилось отношение к России за последние годы. Оно стало крайне негативным, любое российское действие встречается отрицательно. Обидно, что и среди части русскоязычных поведение России воспринимается болезненно и негативно.

За последние два месяца двое активистов защиты русских школ были помещены в тюрьму, еще несколько под следствием. Власти явно настроены запугивать активистов и лидеров защиты образования на русском языке.

В правовом поле разными группами защитников готовятся иски в Конституционный суд Латвии. Уверены, что на уровне Европейского суда по правам человека мы победим.

Сроком начала действия реформы является сентябрь 2019 года, поэтому у нас еще есть время побороться на правовом поле. При этом и борьба с использованием митингов и протестов тоже должна продолжаться.

Маргарита ДРАГИЛЕ, педагог, общественный деятель, руководитель международной молодежной организации «ПЕРОМ»:

— Наверно, это такой русский менталитет, что мы объединяемся, когда есть единый враг. Но сегодня я не могу сказать, что русскоязычное общество едино в представлении о том, как необходимо бороться и защищать свое право на образование на родном языке. Мой опыт показывает, что родители разделились на несколько групп. Одна группа смотрит только в правовой плоскости. Есть группы людей, которые двигают процесс посредством акций протеста, показывая свое недовольство. Есть те, кто пытается найти возможность минимизировать потери и угрозы от этой реформы и «латышизации» школ.

К сожалению, очень мало внимания уделяется профессиональным, то есть психологическим и педагогическим аспектам, которые реализуются в реформах образования.

На мой взгляд, необходимо сейчас проводить определенный ликбез для родителей о том, чем страшна и опасна реформа для образования детей, причем не только русских, но и латышских, так как «латышизация» школ — это только одна из принятых к исполнению реформ в образовании.

Как показывает ситуация, есть репрессии. Я полагаю, что это акция запугивания. Но уже часть родителей, активных граждан начинают сбавлять обороты в открытом проявлении позиции и противостоянии этим реформам. Поэтому цель запугать частично выполнена.

Закон уже принят, дальше противостоять можно через суды, через доказательства того, что эта реформа непрофессиональная, что она наносит вред и не соответствует целям образования. Руководствуясь этим направлением, реформу можно отменить.

Я не сторонник массовых акций протеста, но я считаю, что они должны иметь место как дополняющая часть общей борьбы. Я выступаю против, когда профессиональные вопросы начинают переводить в политическую плоскость. И сейчас, к сожалению, в контексте реформы образования мы слышим только политическую риторику как со стороны тех, кто их принял, так и со стороны некоторых общественно-политических деятелей, организовывающих массовые мероприятия. При этом такие мероприятия должны быть: мы должны видеть, сколько людей в них участвует, и они сплачивают общество, демонстрируют проблему.

Но лично я в массовых акциях не принимаю участия. Я хожу на заседания Сейма и напрямую говорю тем, кто принимает решения, о несостоятельности этой реформы. Отклик едва ли можно найти у «латышских» партий, но они знают нашу аргументацию.

Мы работаем в нескольких разных плоскостях.

Это явно предвыборная агония — так к этому и нужно относиться. Сейчас необходимо на юридическом уровне грамотно вставлять палки в колеса, чтобы власти не продвинули эти реформы еще дальше. Ведь уже вузы затронули, а дальше пойдут детские сады.

Необходимо сконцентрироваться на том, чтобы дать профессиональный отпор этим реформам.

Есть сочувствующие и среди латышей, так как они прекрасно понимают, что преобразования касаются не только русских школ, но и всех остальных. Россия же может поддержать распространением объективной информации.

Яков ПЛИНЕР, учредитель рижской частной русской школы «Эврика», доктор педагогических наук, депутат Сейма 7, 8 и 9-го созывов:

— У нас очень сложная ситуация, потому что русскоязычный избиратель верит социал-демократической партии «Согласие» — за нее голосует большинство русскоговорящего электората. К сожалению, эта партия, в моем понимании, сидит на двух стульях — и нашим и вашим. Не знаю, можно ли долго так просидеть.

Партия «Согласие» — это очень хороший коммерческий проект, но нет активной борьбы за права национальных меньшинств, и в первую очередь русских, потому что их среди этнических меньшинств абсолютное большинство.

В Латвии приняты поправки к закону «Об образовании», фактически переводящие русские школы на латышский язык обучения. Во-первых, это сегрегация, потому что будут латышские школы для латышей и латышские школы для русских. Во-вторых, у национальных меньшинств никто не спрашивает, желают ли они этого. В демократических государствах, насколько мне известно, если принимают решения, касающиеся национальных меньшинств, то с ними ведут диалог и согласовывают. В Латвии этого не происходит. В-третьих, я убежден, так как у меня 47 лет педагогического стажа и я являюсь доктором педагогических наук, что лучше всего дети обучаются и развиваются на своем родном языке, на языке семьи.

Поэтому заставлять русскоговорящего учителя обучать русскоговорящих детей физике, химии и биологии на латышском — издевательство над детьми, учителями, родителями и здравым смыслом.

В Латвии это началось давно, планировалось провести реформу с 2004 года. Тогда был план, что к 2007 году уже не должно быть ни одной русской средней школы. Тогда началась «школьная революция», был создан Штаб защиты русских школ, на улицы вышло более 30 тысяч человек: старшеклассники, родители, бабушки. Учителя и директора боялись, потому что их могли уволить с работы.

Так или иначе, тогда правительство отступило. В итоге 60% уроков стали вестись на латышском языке и до 40% можно было проводить на родном. Это был никого не устраивающий компромисс, не имеющий научных обоснований и изначально политизированный. И всё же так продолжалось до 2018 года. Теперь вновь создан Штаб защиты русских школ. И когда нас спрашивают, кто инициатор движения, мы называем министра образования Карлиса Шадурскиса. Он занимал этот пост в 2003–2004 годах и занимает сейчас.

Оказывают ли власти противодействие? Полиция безопасности вызывает, допрашивает… Некоторых активистов даже арестовали: 64 летнего профессора, доктора экономики Александра Гапоненко и активиста, общественного деятеля Владимира Линдермана. Последнего выпустили, а Гапоненко, пережившего инфаркт, еще держат.

Борьба будет продолжаться — беда в том, что народ недостаточно активен. Очень многие разочаровались в борьбе.

Во-первых, потому, что сотни тысяч подписей собирались, писались обращения президенту, премьер-министру, министру образования, люди выходили на улицы, но власти на диалог и компромиссы не идут. Во-вторых, большинство активной школьной молодежи, выходившей на улицы в 2003–2004 годах, сейчас уехало на заработки в Англию, Германию и Ирландию, а некоторые уехали семьями.

У организаторов митинга нет страха перед репрессиями, но у простого народа он, конечно, есть. А вдруг схватят или уволят с работы? Некоторые директора, бегущие впереди паровоза, боятся за свои школы и даже запрещают учителям в нерабочее время посещать митинги. Если учителя оказываются замеченными, то их заставляют писать объяснительные.

Кроме того, в закон «Об образовании» внесена поправка «О лояльности». Я считаю, что это не юридическая категория и введена она только для того, чтобы люди боялись. Если учитель или директор празднует 9 Мая, борется за русскую школу, за образование на родном языке, то над ним висит дамоклов меч. То есть его имеют право уволить без права на восстановление за нелояльность государству, хотя в Конституции или в любом другом законе термина «лояльность» нет.

Увы, дела обстоят так, как обстоят, но Штаб защиты русских школ и ненационалистическая партия «Русский союз Латвии», борющаяся за права человека и национальных меньшинств, организуют акции прямого действия и протеста.

Очень популярен лидер «Согласия» мэр Риги Нил Ушаков. Русский союз Латвии предлагал ему возглавить это движение, так как он способен вывести и 30 тысяч людей на улицы. Но он осуждает это движение, обещает дать дополнительные факультативы на русском языке в Риге. Это же обещает мэр Резекне Александр Барташевич. Они дают обещание поддержать «русскость» школ за счет своих городов, но они не борются и не призывают к борьбе. При этом мы не являемся конкурентами на выборах, так как несравнимы рейтинги «Согласия» и Русского союза Латвии.

Читайте также
В Риге 2 июня пройдет митинг в защиту русских школ
1 июня
Латвийский публицист, председатель Общества дружбы народов Илья Козырев призвал неравнодушных жителей Латвии выйти на митинг в защиту русскоязычного обучения.
Ринкевич послал российских правозащитников в Тамбовскую губернию
1 июня
Глава МИД Латвии Эдгар Ринкевич жестко ответил российским правозащитникам, планирующим приехать по приглашению латвийских коллег проинспектировать реформу образования, предусматривающую ликвидацию русских школ.
Член СПЧ ответил на призыв Ринкевича инспектировать Тамбовщину вместо Латвии
1 июня
Член Совета при Президенте РФ по правам человека (СПЧ) Александр Брод констатировал деградацию внутренней и внешней политики Латвии в связи с призывом главы МИД балтийской республики Эдгара Ринкевича инспектировать Тамбовскую область.
На митинге в защиту русских школ пора выдвигать требование всеобщей демократизации Латвии
2 июня
Интервью с историком, координатором Совета общественных организаций Латвии (СООЛ) Виктором Гущиным.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...