Политика Политика

В странной «дружбе» Беларуси и Украины поставлена точка

Источник изображения: s1.ibtimes.com
 

Украинская делегация намерена отказаться от очного участия в заседаниях Трехсторонней контактной группы (ТКГ) в Минске и будет искать другую переговорную площадку. Об этом заявил украинский министр по вопросам реинтеграции «временно оккупированных территорий» Алексей Резников. Ранее весьма резко в адрес официального Минска высказался экс-президент Украины и ее постоянный представитель в ТКГ Леонид Кравчук, назвавший Беларусь «холуем» России. На глазах рассыпается еще один миф белорусской внешнеполитической многовекторности — миф о Беларуси как о доноре региональной стабильности и нейтральной переговорной площадке.

Именно украинский прецедент был главным козырем официального Минска в обосновании многовекторного курса и проповеди внешнеполитического нейтралитета, несмотря на нахождение в формальном военном союзе с Россией. Сегодня вся эта стратегия, выстраиваемая Минском последние семь лет, рушится на глазах.

Белорусско-украинские отношения до 2014 года: непересекающимися курсами

До 2014 года белорусско-украинские отношения как фактор восточноевропейской политики практически не существовали. Это по-своему удивительно, ведь в плане исторических судеб и культурной близости сложно найти более похожие страны, чем Беларусь и Украина.

В политической традиции как России, так и Польши нередко принято объединять Беларусь и Украину в единое пространство. В Польше эти земли известны как «Кресы Всходние», или, в интерпретации доктрины Гедройца — Мерошевского, «регион ULB», пространство имперской и цивилизационной миссии Варшавы. В дореволюционной России Беларусь и Украину объединяли в понятие Западная Русь, или Западная Россия — исторически русские земли, оказавшиеся под многовековым владычеством Литвы и Польши.

А вот у белорусских и украинских элит никогда не было какого-то целостного видения отношений друг с другом и представлений о некой особой общности своих стран.

Объясняется это достаточно просто — белорусский и украинский национализмы изначально развивались под знаком противостояния с имперскими центрами, расположенными на востоке и на западе, Польша и в особенности Россия всегда занимали для них основное место «значимых иных».

Вот и с распадом СССР Беларусь и Украина попали в ту же систему координат Запад-Восток и стали искать свое место в ней независимо друг от друга. В этот период двусторонние отношения между Киевом и Минском ограничивались вопросами торгово-экономического сотрудничества, демаркации границы и не несли какой-либо значимой политико-идеологической составляющей.

Белорусско-украинские отношения 2014–2020: странное сближение

Всё изменилось в 2014 году в связи с событиями в Крыму и на Донбассе. Именно в этот период Беларусь развивает лихорадочную внешнеполитическую деятельность.

Не разрывая военно-политического союза с Москвой, Минск поторопился дистанцироваться от российской позиции по Крыму и Донбассу, очевидно, сочтя эти прецеденты весьма тревожными для белорусской государственности.

В этой связи отношения не только с Евросоюзом, но и с Киевом также, начинают рассматриваться белорусской стороной как противовес «избыточному» политико-экономическому влиянию России. Александр Лукашенко устанавливает тесные отношения с новым украинским лидером Петром Порошенко. На регулярной основе начинают проводиться белорусско-украинские региональные форумы.

Официальный Минск воздерживается от каких-либо критических замечаний в адрес постмайданной Украины, при этом всячески подчеркивается «братский» характер белорусско-украинских отношений. Этим самым белорусские власти как бы давали понять, что не хотят выбирать между двумя «братьями» — Россией и Украиной.

Одновременно Минск использовал свой «нейтральный» статус, чтобы застолбить за собой место переговорной площадки по Донбассу, а также продвигать концепцию Беларуси как донора региональной стабильности.

Беларусь извлекала из российско-украинского конфликта не только политическую, но и экономическую выгоду, поскольку превратилась для Москвы и Киева в основной логистический хаб после прерывания прямого транспортного сообщения между двумя странами.

Для Украины такая позиция Беларуси была весьма комфортной, поскольку гарантировала защиту от внезапного «удара с севера», чего изрядно опасались в Киеве.

В то же время говорить о каком-то принципиальном прорыве в белорусско-украинских отношениях в этот период также не приходится. Украина, следуя в фарватере политики коллективного Запада, не могла себе позволить излишних реверансов в адрес Минска, с которого даже в период «золотого века» многовекторности никогда не снимались обвинения в авторитаризме и посягательстве на демократические свободы.

Кроме того, Беларусь оставалась формальным союзником Москвы, что не могло не напрягать украинскую сторону, объявившую Россию «страной-агрессором».

Поэтому на «братскую» риторику официального Минска в Киеве всегда реагировали весьма сдержанно.

Закат странной дружбы

Отношения официального Минска с новым украинским президентом Владимиром Зеленским сразу не задались. Александр Лукашенко не скрывал, что делает ставку на второй срок Петра Порошенко и даже неосторожно напророчил ему победу, хотя с самого начала президентской гонки его шансы выглядели весьма сомнительно.

Однако окончательную точку в странной белорусско-украинской дружбе поставила не межличностная напряженность отношений двух лидеров, а политический кризис, разразившийся в Беларуси после президентских выборов, когда Украина вслед за Польшей и Литвой включилась в активную игру против белорусского режима.

Киев наряду с Варшавой и Вильнюсом стал излюбленным местом для белорусской политической эмиграции. Из украинской столицы посыпались критические комментарии по поводу событий в Беларуси, а в Верховной раде была создана депутатская группа «За демократическую Беларусь» во главе с одиозным Алексеем Гончаренко — участником расправы над жителями Одессы в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года.

Белорусская государственная пропаганда не осталась в долгу — Украина стала одной из излюбленных ее мишеней в качестве прозападного марионеточного режима, который довел собственное население до нищеты. Вспомнили в Минске и об одесских событиях 2 мая, хотя ранее белорусские власти воздерживались от каких-либо оценок и комментариев по этому поводу. Провластные активисты даже провели пикетирование украинского посольства и задали вопрос послу Украины о ходе расследования.

Финал белорусско-украинской «дружбы» вполне закономерен.

Киев, следуя в фарватере политики Евросоюза и США, не мог не включиться в игру против официального Минска.

Но, помимо соображений «евроатлантической солидарности», украинский режим преследует и собственные цели в отношении Беларуси.

Стратегически Киев заинтересован в «украинизации» Беларуси, то есть установлении здесь такого же прозападного марионеточного режима, как и на Украине.

В отличие от Польши, Украина не имеет в отношении Беларуси каких-то имперских амбиций, однако победа в Минске идеологически близкого режима в глазах Киева обеспечит стратегическую безопасность на северном направлении.

Александр Лукашенко, несмотря на всю свою многовекторность, всегда воспринимался украинской стороной как слишком «пророссийский», а значит, потенциально ненадежный партнер. После 9 августа в Киеве не на шутку испугались резкого усиления российского влияния на Беларусь. Слова Кравчука о белорусском «холуйстве» перед Россией как раз отражают этот глубинный страх.

Кратковременная белорусско-украинская «дружба» была основана на ситуативном совпадении интересов. Такие отношения по определению не могут быть долгими.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Вы для США просто мусор!»: Михеев рассказал, чем закончится наступление ВСУ в Донбассе
8 апреля
Граждане Украины для американцев являются мусором. Об этом заявил политолог Сергей Михеев, комментируя ситуацию в Донбассе.
«Россия решит разом три вопроса»: Гаспарян рассказал, что будет в случае развязывания Украиной войны с РФ
9 апреля
В случае развязывания Киевом военного конфликта с Россией, Москва разом решит три вопроса. Об этом со ссылкой на одного из сотрудников офиса президента Украины Владимира Зеленского рассказал писатель и историк Армен Гаспарян.
Кравчук назвал Украину врагом России, а Беларусь — ее «холуем»
3 апреля
Глава делегации Киева в Трехсторонней контактной группе по Донбассу, первый президент Украины Леонид Кравчук в эфире передачи «Свобода слова Савика Шустера» рассказал, какие роли выполняют Украина и Беларусь в отношениях с Россией.
«Чья бы корова мычала»: Лукашенко ответил Зеленскому на отказ обращаться к нему по должности «президент»
13 ноября 2020
Президенту Украины Владимиру Зеленскому стоит опасаться того, что украинцы перестанут называть его президентом. Об этом заявил глава Беларуси Александр Лукашенко, отвечая на вопросы СМИ.
Обсуждение ()
Новости партнёров