Политика Политика

Экономика без политики: о чем договорились Путин и Лукашенко?

Источник изображения: countryhighlights.com
 

Итогом встречи президентов России и Беларуси Владимира Путина и Александра Лукашенко 9 сентября в Кремле стало согласование 28 «дорожных карт» углубленной интеграции, которые в официальном обороте теперь именуются союзными программами. То, что эпопея с «дорожными картами» выходит на финишную прямую, стало ясно накануне — об этом говорили и посол Беларуси в России Владимир Семашко, и сам Александр Лукашенко. Теперь на повестке главный вопрос: что будет с российско-белорусской интеграцией дальше?

Наконец появилась определенная конкретика по содержанию «дорожных карт». На сайте правительства России появилось совместное заявление премьер-министров обоих государств, излагающее их основную суть.

Союзные программы не отменяют Договор о создании Союзного государства от 1999 года, а являются скорее приложением к нему. Это явствует и из заявления премьер-министров Беларуси и России: «По итогам заседания Совета министров Союзного государства одобрены основные направления реализации положений Договора о создании Союзного государства на 2021–2023 годы и 28 союзных программ, направленных на реализацию масштабных задач по укреплению российско-белорусской интеграции».

Таким образом, подразумевается, что союзные программы действительно являются «дорожными картами» по реализации гораздо более масштабного интеграционного проекта.

Вместе с тем, как и ожидалось, в интеграционных программах затрагиваются исключительно вопросы экономического взаимодействия, оставляя без ответа вопрос о судьбе политической надстройки Союзного государства — вопрос, объективно неразрешимый в текущих реалиях.

Главное противоречие документа 1999 года — между принципом равенства интегрирующихся государств и объективной разницей их масштабов.

Из-за этого Москва и Минск бесконечно упираются в один и тот же тупик: российская сторона выступает за распределение полномочий пропорционально масштабам участников Союзного государства, белорусская же сторона требует соблюдения принципа равенства и боится ограничения своего суверенитета в пользу России.

Именно это в конечном счете стало основной причиной пробуксовки белорусско-российской интеграции и подтолкнуло Минск к многовекторным игрищам.

Однако ни в Беларуси, ни в России, похоже, не готовы идти на пересмотр основополагающего Союзного договора, ведь фактически это будет означать признание провала всей двадцатилетней интеграционной эпопеи.

Учитывая, что взгляды сторон на распределение власти в рамках Союзного государства по-прежнему принципиально расходятся, любая попытка пересмотра Союзного договора закономерно обернется грандиозным скандалом.

В этих обстоятельствах единственным приемлемым выходом становится реализация того, что можно реализовать, а проблемные вопросы политического взаимодействия откладываются на потом и, весьма вероятно, достанутся в наследство следующему поколению руководителей.

Таков общий контекст согласования союзных программ правительствами обеих стран. Это ни в коем случае не прорыв и не выход из тупика. Напротив, общая тупиковость ситуации диктует достаточно низкие ожидания, и отражением этих низких ожиданий и стали согласованные «дорожные карты».

Тем не менее союзные программы, если они будут реализованы, предполагают довольно серьезные подвижки в деле интеграции по формуле «экономика без политики».

Текст программ, вернее, их краткого синопсиса, который в настоящее время доступен широкой публике, изобилует словами «гармонизация» и «унификация». Последние затронут денежно-кредитную политику, валютное регулирование, финансовую сферу, систему бухгалтерского учета, налоговое законодательство и таможенную политику, транспорт.

Предполагаются формирование объединенных рынков газа, нефти и нефтепродуктов, электроэнергии, проведение единой аграрной и промышленной политики, формирование равных условий конкуренции для субъектов хозяйствования и их равный доступ к государственному заказу и государственным закупкам обеих стран.

Если все это окажется реализовано, то можно будет говорить о действительно высоком уровне интеграции России и Беларуси, фактически о формировании общего социально-экономического пространства.

Однако, учитывая разницу в масштабах экономик двух стран, возникает закономерный вопрос, не являются ли «гармонизация» и «унификация» эвфемизмом фактического включения Беларуси в социально-экономическое пространство России?

И в Беларуси, и в России как мантру повторяют избитое марксистско-ленинское утверждение о первичности экономики, по отношению к которой политика есть не более чем концентрированное выражение. Однако даже если принять это утверждение за истину, получается, что неравенство политического потенциала Беларуси и России обусловливается неравенством их экономик.

Соответственно и экономическая интеграция «без политики» будет приводить к возрастающей экономической привязке Беларуси к России, неизбежно ограничивая и пространство политического маневра для официального Минска.

Москву такое развитие событий может вполне устроить. Беларусь — подконтрольная, но вместе с тем формально суверенная территория, не создающая проблем, подобных тем, что возникли после присоединения Крыма.

Однако белорусский политический класс такой сценарий не устроит точно, и в Минске не могут не понимать, что в действительности означает экономическая интеграция «без политики».

Поэтому весьма вероятно, что «дорожные карты» ждет та же судьба, что и предыдущие интеграционные документы: бесконечные затягивания, разночтения в интерпретациях и связанные с этим скандалы.

Тем более что жестких механизмов реализации интеграционных программ пока не просматривается — все завязано на добрую волю договаривающихся сторон, а с доброй волей могут возникнуть проблемы.

Похоже, что одновременно с согласованием «дорожных карт» официальный Минск отчаянно пытается договориться с Западом о возобновлении сотрудничества. В эти дни министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей провел переговоры с послом Ватикана, а в конце сентября в Нью-Йорке он будет встречаться с министром иностранных дел Польши Збигневом Рау — и это на фоне очень плохих отношений Минска и Варшавы.

По слухам, обсуждать министры будут судьбу журналиста Анджея Почобута и главы незарегистрированного Союза поляков Беларуси Анжелики Борис, которых в Варшаве считают политическими заключенными. Однако вряд ли переговоры ограничатся только этим.

Не исключено, что неожиданная покладистость Минска в согласовании «дорожных карт» обусловлена в том числе желанием припугнуть Запад и склонить его к уступкам.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Экономист рассказал, какие решения должны принять Москва и Минск, чтобы интеграция дала серьезный эффект
10 сентября
Очень важно, чтобы 28 союзных программ, согласованных накануне президентами России и Беларуси Владимиром Путиным и Александром Лукашенко, наполнились серьезным, реальным содержанием.
Лукашенко назвал условие для разговора с Западом
12 сентября
Беларусь не станет вести переговоры с Западом до тех пор, пока не будут сняты санкции.
Лукашенко анонсировал закупки российского вооружения на $1 млрд
12 сентября
Беларусь планирует закупить российского вооружения на сумму, превышающую 1 млрд долларов.
Лукашенко анонсировал визит Путина в Минск
12 сентября
Президент РФ Владимир Путин в октябре прилетит в Минск, заявил его белорусский коллега Александр Лукашенко.
Обсуждение ()
Новости партнёров