Политика Политика

Лукашенко послал сигнал России: нейтралитет и многовекторность — наше всё

Источник изображения: static.life.ru
 

Институт социологии Национальной академии наук Беларуси опубликовал данные социологического исследования о внешнеполитических предпочтениях белорусов. В соответствии с этими результатами 26,7 процента респондентов желают видеть Беларусь нейтральным государством, не входящим ни в какие союзы и блоки. Доля сторонников интеграции в ЕС и ЕАЭС одинакова — по 13,7 процента. Наиболее велико число неопределившихся: 35,8 процента опрошенных.

Отражают ли эти данные реальные общественные настроения или пожелания заказчика (в данном случае Белорусского государства) — вопрос философский. Публичная социология давно превратилась в инструмент политической борьбы и конструирования, а не объективного отражения социальной реальности. Особенно это касается таких стран, как Беларусь, лимитрофное положение которых порождает конкуренцию и противоборство геополитических ориентаций, а власть и оппозиция поляризованы и не имеют точек соприкосновения.

Замеры общественного мнения по поводу геополитических предпочтений регулярно публиковались и раньше — как провластными (Институт социологии НАН, Ecoom), так и оппозиционными (мастерская Вардомацкого, НИСЭПИ) социологическими службами. Политическая ангажированность тех и других достаточно очевидна. Кроме того, оппозиционные конторы были вынуждены работать из-за рубежа, что также снижало доверие к публикуемым ими данным.

И если по внутриполитической повестке данные провластных и оппозиционных социологических служб чаще всего существенно различались, то в вопросах внешней политики цифры обычно оказывались на удивление сходными.

Собственно, последний социологический опрос НАН РБ в этом плане достаточно типичен, и он иллюстрирует примерно равные доли сторонников «западного» и «восточного» векторов во внешней политике Беларуси. Именно такое соотношение — плюс-минус — демонстрировали все социологические замеры последних лет, проводимые как государственными, так и «независимыми» службами.

Подобное единодушие не должно удивлять. Оно является отражением того своеобразного баланса, который установился в отношениях между властью и оппозицией в последние годы и был нарушен только политическим кризисом в августе 2020 года.

Если во внутренней политике прозападная оппозиция, лишенная доступа к власти, всегда критиковала белорусский режим за авторитаризм и недемократичность, то на внешнеполитическом контуре между ними установилось своего рода сердечное согласие. Консенсусным для власти и оппозиции стало представление о белорусском суверенитете как о высшей ценности.

При этом прозападная оппозиция негласно приняла доктрину многовекторности, понимая невозможность и даже опасность резкого разворота на Запад и разрыва с Россией.

Для обоснования подобной политики наилучшим образом подходили опросы, демонстрирующие разделенность общества между «западным» и «восточным» векторами. Такая социология способствовала и продвижению темы нейтралитета как основы внешней политики Беларуси.

Кроме того, для прозападных сил сравнительно высокие показатели поддержки «российского вектора» были по-своему выгодны, поскольку позволяли требовать у западных спонсоров дополнительного финансирования для «сдерживания России» и борьбы с «русским миром» в Беларуси.

Еще одной особенностью подобных социологических выкладок является то, что они не появляются просто так и, как правило, приурочены к какой-то политической кампании.

Итак, о чем же говорят данные, опубликованные Институтом социологии НАН Беларуси?

Картина, нарисованная официальными социологами, демонстрирует все тот же общественный запрос на многовекторность и нейтралитет.

Доли сторонников «западного» и «восточного» векторов совершенно одинаковы. Это, к слову, весьма необычно, поскольку чаще всего белорусские опросы демонстрируют пусть небольшой, но перевес сторонников «движения на Восток».

Однако больше всего в глаза бросается перевес сторонников нейтралитета, не желающих присоединяться к какому-либо политическому блоку или союзу. Еще более внушительна доля неопределившихся, хотя при желании эта неопределенность также может быть интерпретирована как стремление к нейтралитету.

Насколько эти данные отражают реальность? Думается, определенная основа у них имеется.

В белорусском обществе на сегодняшний день действительно отсутствует запрос на четкую внешнеполитическую ориентацию.

Во многом это результат многолетней пропаганды многовекторности, суть которой сводится к отказу от однозначного геополитического выбора и балансированию между центрами силы.

Нельзя исключать, что широкой поддержке нейтралитета могли поспособствовать и политические события прошлого года, а также роль в этих событиях внешних игроков.

Поддержка Россией Александра Лукашенко, безусловно, помогала разочарованию в ней оппозиционно настроенной части общества. В то же время вялая и нерешительная позиция Запада также не способствовала росту проевропейских ожиданий.

Все это могло поддерживать распространение убежденности, что рассчитывать на внешние силы в урегулировании политического кризиса не стоит, и белорусам следует полагаться исключительно на себя.

Однако почему же эти цифры появились именно сейчас?

Данные Института социологии возникли вскоре после встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко, на которой было объявлено о согласовании дорожных карт. Поэтому логично предположить, что соцопрос стал частью информационного сопровождения этого процесса в Беларуси.

Белорусская сторона как бы посылает сигнал, что не намерена идти дальше этих весьма скромных договоренностей, предполагающих гармонизацию хозяйственной деятельности и не предусматривающих создания каких-то наднациональных структур.

К слову, в опросе НАН РБ Союзное государство и Россия вовсе не упоминаются как самостоятельные субъекты — речь идет исключительно о ЕАЭС.

Акцент на теме нейтралитета весьма примечателен в свете дискуссии по поводу поправок в белорусской Конституции. Ожидается, что норма о нейтралитете, существующая в текущей редакции и противоречащая участию Беларуси в интеграционных и военно-политических объединениях на постсоветском пространстве, будет изъята. Во всяком случае, в пользу отказа от конституционно закрепленного стремления к нейтралитету высказался сам Александр Лукашенко.

Однако в свете обнародованных белорусскими социологами данных в этом вопросе вновь возникает интрига. Возможно, стремление к нейтралитету все-таки решили оставить.

Если так, то это значит, что Минск по-прежнему стремится к возобновлению той многовекторной игры, которая была до августа 2020 года.

И апелляция к общественному мнению здесь как нельзя более кстати.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Статья доступна на других языках:
Читайте также
Политолог объяснила, почему страны Балтии боятся интеграции России и Беларуси
23 сентября
Власти стран Балтии считают, что их государства могут пострадать сильнее остальных от интеграции России и Беларуси. Об этом заявила доктор политических наук Наталья Еремина.
Что ждет Беларусь: сторонники и противники Лукашенко оказались в тупике
15 сентября
Интервью с заместителем главного редактора журнала «Эксперт», редактором отдела политики Петром Скоробогатым.
Экономика без политики: о чем договорились Путин и Лукашенко?
13 сентября
Итогом встречи президентов России и Беларуси Владимира Путина и Александра Лукашенко 9 сентября в Кремле стало согласование 28 «дорожных карт» углубленной интеграции, которые в официальном обороте теперь именуются союзными программами. Теперь на повестке главный вопрос: что будет с российско-белорусской интеграцией дальше?
Глава Минобороны Латвии назвал интеграцию России и Беларуси серьезной проблемой для страны
23 сентября
Интеграция России и Беларуси является очень серьезной проблемой для Латвии. Об этом заявил глава Министерства обороны балтийской республики Артис Пабрикс.
Обсуждение ()
Новости партнёров