×
Политика Политика

Дрейф на Запад или экономическая необходимость: почему Беларусь ввела «безвиз» для поляков

Источник изображения: telegra.ph

В начале июля Беларусь ввела безвизовый режим для граждан Польши, который будет действовать до конца этого года. Ранее аналогичные послабления были введены в отношении литовцев и латвийцев. Эта мера носит односторонний характер, Минску ни на какую взаимность со стороны Варшавы, Вильнюса и Риги рассчитывать не приходится. Более того, власти всех трех стран выразили откровенное недовольство этими инициативами и призвали своих граждан не посещать Беларусь. Тем не менее, по данным белорусской стороны, правом безвизового въезда уже воспользовалось порядка 100 тысяч человек.

Помимо отмены визового режима, официальный Минск выступил с предложением возобновления железнодорожного сообщения с Польшей, Литвой и Латвией. Но, как и в случае с «безвизом», эта инициатива осталась без ответа, повиснув в воздухе. Тем не менее складывается впечатление, что Беларусь активно работает над наведением мостов со своими западными соседями.

На фоне геополитической конфронтации между Россией и Западом такая активность выглядит странно и вызывает подозрения, что белорусское руководство снова хочет сыграть в свою многовекторную игру и посылает европейцам сигналы о готовности к диалогу. В Москве эти действия, однако, никак не комментируют, а общий фон белорусско-российских отношений остается дружественным, хотя вряд ли эти маневры не замечены в Кремле. Так что же все-таки стоит за реверансами Минска в адрес соседних стран?

Следует отметить, что визовая открытость стала практиковаться Беларусью далеко не сегодня. Нынешние шаги в отношении Польши, Литвы и Латвии являются прямым продолжением той политики, которая проводилась до августа 2020 года.

В январе 2017 года был введен так называемый авиационный «безвиз». Граждане 80 стран, включая государства ЕС, США, Канаду и Австралию, то есть весь коллективный Запад, получили право безвизового посещения республики при въезде через национальный аэропорт «Минск». Первоначально срок пребывания иностранцев в стране составлял только пять дней, но постепенно был продлен до месяца. Со временем расширилось и число «точек входа»: появилась возможность попасть в Беларусь через аэропорты областных центров и сухопутные пограничные переходы.

Такая открытость стала одним из главных символов белорусской многовекторности того периода. Это был, безусловно, политический и символический шаг, который, впрочем, имел и практические обоснования в виде привлечения большого числа иностранных туристов.

На отношениях с Россией это, однако, сказалось не лучшим образом. Во-первых, была выявлена очередная «ахиллесова пята» Союзного государства — отсутствие согласованной пограничной и визовой политики.

Одностороннее предоставление Минском безвизового въезда гражданам 80 стран в условиях прозрачной белорусско-российской границы вызвало обеспокоенность Москвы.

В качестве ответной меры была установлена пограничная зона между странами и введен паспортный контроль для въезжающих с белорусской стороны. Авиационные рейсы из Беларуси, ранее имевшие в России статус внутренних, также были перемещены в международные зоны аэропортов.

Это, в свою очередь, вызвало недовольство официального Минска, который обвинил Москву в нарушении договоренностей о Союзном государстве. Спорный статус белорусско-российской границы стал еще одной темой для препирательств, отравлявших двусторонние отношения до недавнего времени.

Пандемия коронавируса, августовский кризис 2020 года, начало российской специальной военной операции на Украине — все это, казалось бы, отправило споры по этому поводу в небытие, диктуя иные принципы пограничной политики. На протяжении 2020–2022 годов отношения Беларуси и ее западных соседей стремительно портились. Более того, Минск открыто признавал Польшу и Литву источниками угрозы национальной безопасности, а ту же Варшаву и вовсе обвинял в стремлении аннексировать западные области Беларуси.

На этом фоне реинкарнация «безвиза», причем именно для поляков, литовцев и латвийцев, выглядит как нонсенс. Однако гибкость и ситуативность внешней политики давно стали белорусским фирменным стилем.

Что же могло подтолкнуть Беларусь к такому шагу? Вряд ли это говорит о возвращении к многовекторности в ее прежнем виде и уж тем более о некоем дрейфе на Запад. Сегодня такая опция для официального Минска закрыта.

Скорее предпринимается попытка адаптироваться к новой реальности и извлечь из нее максимальные выгоды для себя. В ее контексте коллективный Запад рассматривает режим Александра Лукашенко как зло, но зло все-таки меньшее по сравнению с «путинской Россией». Поэтому даже санкции, вводимые против Беларуси, выглядят несколько мягче. Например, белорусские банки продолжают выпускать карты Visa и MasterCard, на которые уже возник ажиотажный спрос среди россиян.

Одним словом, Минск, будучи союзником Москвы, сохраняет чуть более широкие возможности по взаимодействию с Евросоюзом. Это, конечно, не нейтральная «вторая Швейцария» и не «мост между Востоком и Западом», о котором мечтали во времена многовекторности, но определенные преимущества такое положение все же дает.

В этом контексте предоставление «безвиза» гражданам Польши, Литвы и Латвии может рассматриваться как попытка закрепить этот статус российского союзника, но с эксклюзивными контактами с западными странами. И хотя пока понимания по ту сторону это не нашло, в Минске наверняка рассчитывают, что вода камень точит.

Конечно же, за всем этим стоят и сугубо приземленные, прагматические соображения. Таким образом стимулируется «экономический туризм» из сопредельных стран, граждане которых страдают от роста цен и готовы ехать в Беларусь за дешевыми продуктами, бензином, алкоголем и сигаретами. Вряд ли правительства Польши, Литвы и Латвии в восторге от такого демпинга, и это одна из причин их негативной реакции на белорусские инициативы.

В Москве эти действия Минска пока воспринимают спокойно, понимая, что принципиально повлиять на двусторонние отношения они не могут, и Беларусь решает прежде всего экономические вопросы, пытаясь частично компенсировать убытки из-за санкций.

Тем не менее в условиях идущей геополитической конфронтации белорусский «безвиз» создает определенные угрозы безопасности, поскольку дает облегченный доступ на территорию Беларуси не только для мирных обывателей, едущих за дешевыми бензином и продовольствием. По этой причине Россия не спешит убирать паспортный контроль на российско-белорусской границе.

Все это в очередной раз ставит вопрос о необходимости единой пограничной и визовой политики в рамках Союзного государства — «союзного шенгена».

Всеволод Шимов

Советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Захарова: Киеву не поздоровится в случае новых обстрелов России
3 июля
Официальный представитель МИД России Мария Захарова выступила с заявлением в связи с ударами Вооруженных сил Украины по жилым кварталам Белгорода и Курска.
Беларусь временно разрешила въезжать без виз некоторым иностранцам
3 июля
Граждане 73 стран смогут в безвизовом порядке въехать в Беларусь с 4 по 24 июля. Об этом сообщил в воскресенье Государственный пограничный комитет.
Варшава выразила Минску протест в связи с уничтожением в Беларуси кладбища польских солдат
6 июля
МИД Польши выразил протест временному поверенному в делах Беларуси в связи с разрушением кладбища Армии Крайовой в Гродненской области.
Белорусские пограничники на границе с Литвой со стрельбой задержали нарушителей
7 июля
В Беларуси пограничники открыли огонь по нарушителям на границе с Литвой. Об этом сообщает Пограничный комитет республики в своем Telegram-канале.
Новости партнёров