Политика Политика

«Мы бьем кистью вместо того, чтобы ударить кулаком»: почему Россия не может разрушить западные стереотипы

Источник изображения: letuchka.umi.ru
0  

На Западе Россию воспринимают через набор стереотипов: «советская угроза», «Россия — преемник СССР», «рука Кремля». С помощью этих ограниченных критериев СМИ рисуют картинку, которую удобно и, главное, легко воспринимать. О том, как современные медиа доносят информацию до потребителя и почему человеческая лень мешает сломать укоренившиеся стереотипы о России, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал декан факультета международной журналистики МГИМО Ярослав СКВОРЦОВ.

— Г-н Скворцов, с чем сегодня, на Ваш взгляд, связан кризис доверия к СМИ?

— Кризис доверия к СМИ перманентный. В начале нулевых в России социологические опросы показывали, что есть 3–4 института с высоким уровнем доверия: президент, русская православная церковь, армия и силовые структуры. Из 100 человек СМИ не доверяло 96, трое доверяли и один не мог определиться. Число тех, кто живет совсем без СМИ, всегда было крайне невелико.

Необязательно со СМИ соглашаться. Реальная трагедия для медиа наступит, если к ним перестанут обращаться. А в том, что общество не соглашается и не доверяет медиа, как другим общественным институтам, ничего страшного нет.

Настоящий кризис для СМИ наступит тогда, когда люди начнут спрашивать «А что это такое?», а не отвечать «да» или «нет» на вопрос «Доверяете ли вы?»

Спрос общества на медиа, неважно, со знаком плюс или минус, в условиях турбулентности всегда высок. Когда все тихо и мило, они не нужны. Я не вижу глобального кризиса: вопрос выживания для СМИ сегодня не стоит.

— Социологи говорят о потере образцов в сфере медиа. Раньше The New York Times и Washington Post считались эталоном печатной журналистики, CNN — телевизионной. Журналисты равнялись на них как на образцы объективности и неангажированности. Сегодня президент США конфликтует с этими СМИ, потому что они играют за определенную партию. Не проявляется ли в этом кризис современных СМИ?

— Я бы говорил не об объективности и образованности, а об авторитетности. Современная природа общества такова, что у нас стало намного меньше авторитетов.

Мы можем иронизировать по поводу того, как народы Северной Кореи или Республики Туркмения, как нам кажется, боготворят своих лидеров. Нам это кажется ненормальным. И наоборот, нам кажется нормальным, когда правители критикуются и на них рисуют карикатуру. Означает ли это, что для нас власть не авторитетна? Думаю, не означает.

Особенность нынешнего спроса такова, что у нас авторитетных изданий очень мало. Но это не значит, что их не покупают, не читают и не ссылаются на них. Есть проблема авторитета с точки зрения отсутствия безоговорочной веры. Но проблема ли это?

У газеты «Ведомости» существует догма: «Журналист газеты "Ведомости" должен относиться к любой информации, которая к нему поступает, с определенной долей скепсиса».

К примеру, спикер говорит: «В следующем году мы запустим в Москве восемь новых станций метро». Да ладно? Точно? А Вы не врете? Почему Вы так уверенно об этом говорите? Во сколько это обойдется? Деньги уже заложены в бюджет? Почему я должен верить Вам на слово?..

Не то чтобы я во всем вижу подвох, но я хочу докопаться, вдруг мне вешают лапшу на уши. Получается, у меня тоже вроде как нет авторитета. Я ко всему отношусь с определенной долей скепсиса.

То, что в прежние времена воспринималось как некая догма, не требующая доказательств, обсуждения и подкрепления фактами, сейчас может вызывать вопросы: «Почему я должен Вам доверять?», «Позвольте, я хочу это проверить, выслушать альтернативные точки зрения по этому поводу». Я думаю, что это и характеризует современную структуру спроса на информацию.

— С чем Вы связываете проблему фальшивых новостей — fake news? Раньше тоже существовали фальшивые новости, и с ними боролись. Но они стали буквально приметой нынешнего времени.

— Есть такое понятие, как «стереотипизация сознания». Мне проще оценить явление, человека, новость по трем-четырем критериям, а не по двадцати требуемым. Человеку проще мыслить стереотипами.

Спрос на фейковые новости — это спрос на все легкое и упрощенное: «Так сложно ты это рассказываешь. Своими словами объясни, пожалуйста. Черное или белое?» Там есть полутона. «Ой, нет. Ты сейчас начинаешь меня грузить. А меня грузить не надо».

— Почему склонность к стереотипизации проявляется по отношению к России? Когда западные СМИ говорят о процессах в ЕС, они следуют журналистским стандартам, когда речь заходит о России, то включаются стереотипы и медиа рассказывают о том, чего нет.

— Конфликты и непонимание бывают межкультурные и межцивилизационные. Несмотря на мою убежденность в том, что мы с Европой относимся к одной цивилизации, по ряду причин (спасибо XX веку!) у нас есть межцивилизационные отличия. И они складывались в течение многих лет.

Можно вспомнить Киплинга: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им никогда не сойтись». Это доминирующая, но не подавляющая тенденция. Это не значит, что мы совсем не можем договориться. Но так мыслить проще, и аудитория к этому уже готова.

Медиа решают одну из трех задач: используют существующий стереотип («тупые американцы», «любящие пиво немцы» и т.п.), создают новые стереотипы и, что самое сложное, ломают их. В третьем случае аудиторию нужно убедить в том, что ей надо об этом задуматься. А аудитории комфортно жить со своими стереотипами, и ей не нужно новых знаний и мучений.

Я думаю, что в данном случае срабатывают стереотипы: «советская угроза», «нынешняя Россия — преемник СССР», «угроза с Востока», «нужно объединять усилия, потому что они — непредсказуемые ребята» и т.п. С этими стереотипами жить проще и легче. Они есть в головах аудитории, и зачем людям их менять.

Нужно слишком много усилий, чтобы сказать себе: «По-моему, я заблуждаюсь. Нужно формат мировосприятия обновить».

— Есть ли, на Ваш взгляд, у российского МИД, президента и вещающих на зарубежную аудиторию СМИ потенциал для того, чтобы сломать укрепившиеся стереотипы о России?

— Думаю, что да. Мне кажется, что проект Russia Beyond the Headlines — очень интересная попытка. Во Франции они, например, выходят на страницах журнала Figaro. Есть много других примеров.

С проектом RT дело немножко сложнее. Здесь меньше готовности на маневр.

Я считаю, что продвижение русского языка и русской литературы — это очень эффективный инструмент. Но исторически сложилось, что в России этим занимаются Россотрудничество и фонд «Русский мир».

С моей точки зрения, мы бьем кистью руки вместо того, чтобы ударить кулаком. Может быть, нужно объединить усилия.

Я был в Варшаве, Чехии и Словакии, читал лекции: интерес к России есть. Но для этого нужно найти правильный путь, нужно достучаться. И не надо с изъезженными и навязшими в зубах аргументами надоедать. Мир меняется вокруг нас, надо быть тоньше, надо быть умнее. Шанс, безусловно, есть.

— Пресс-туры для иностранных журналистов, на Ваш взгляд, имеют смысл? Или журналисты все равно будут писать о России, исходя из того, что хотят слышать их аудитория, владельцы СМИ и политические заказчики?

— Я думаю, что пресс-тур пресс-туру рознь. Сама идея очень правильная и хорошая. Я бы организовывал это так, чтобы люди пожили в семьях, хотя это и сложно.

Во время чемпионата мира по футболу на станции метро «Международная» в Москве я обратил внимание на иностранца, который по-английски пытался выяснить, как добраться до стадиона «Спартак». Мы подошли к нему, выяснилось, что человек из Аргентины, а моя жена прекрасно говорит по-испански.

Иностранец оказался журналистом. Когда он узнал, что и я журналист, первый вопрос, который он задал, был: «Вы Путиным довольны?» Это было так забавно.

Я подумал, окажись я в Америке, стал бы я задавать первому встречному человеку, ничего о нем не зная, вопрос о его отношении к президенту Трампу? С моей точки зрения, в этом есть проявление некого провинциализма: «Будешь в Москве, ты им там скажи!..»

Я думаю, что такие мероприятия, как чемпионат мира по футболу, когда приезжает много людей и создаются условия для неформального общения, —это здорово.

Но что еще мы предлагаем иностранным туристам, кроме «Золотого кольца России»? Ни-че-го. Однажды придумали классную вещь. Но прошло почти 50 лет с тех пор. Почему не придумать что-нибудь новое?

Существует в России некий снобизм: нас есть за что любить, и мы не должны ничего нового изобретать. А изобретать надо, иначе: «Золотое кольцо посетил, в Кремле был… Пошли отсюда, здесь больше нечего смотреть». Пресс-туры и другие формы хороши тогда, когда они динамичны, когда что-то новое придумывается и предлагается.

— Какую стратегию следует избирать по отношению к тем, кто сознательно не хочет менять свое представление о России, кому выгодно видеть ее депрессивной, агрессивной, отсталой страной, кто делает на этом политический капитал?

— Просто игнорировать. Если человек не хочет, насильно мил не будешь. Главное — не тратить на него попусту время и силы. Если тебе удобно и комфортно жить с этим представлением, то с ним и живи. Не удел сильной нации и сильной культуры всех в себя обязательно влюблять.

У нас была целая кампания по улучшению имиджа России за рубежом. Надо такой стране, как Швейцария, улучшать свой имидж за рубежом? Мне кажется, что нет. Почему? Они уже слишком много в это вложили денег? Нет, просто они грамотно себя позиционируют.

— Может быть, это связано с тем, что информационных кампаний против Швейцарии не ведется? Против России они ведутся.

— В 1990-е годы еврейские организации и наследники жертв Холокоста устроили накат на швейцарские банки, чтобы те раскрывали информацию об анонимных счетах. Швейцарцы придумали красивый ход. Сохраняя банковскую тайну, они спросили: «Сколько вам денег надо? Мы сбросимся и заплатим».

Везде есть свои проблемы. Но их можно решать по-умному.

В Калининграде 21 августа в восьмой раз стартовала молодежная летняя школа Studia Baltica. В рамках мероприятия декан факультета международной журналистики МГИМО Ярослав Скворцов рассказал слушателям о журналистике эпохи цифры.

Читайте также
Технологии и интернет лишили смысла блокировку СМИ: опыт Беларуси
10 июля
Интервью с директором, главным редактором Издательского дома «Звязда» Павлом Сухоруковым.:
Немецкий телеканал признал Крым российским
16 августа
Крым показан российским регионом в документальном фильме Sibirien total («Сплошь Сибирь») немецкого телеканала 3Sat.
Молдавскую телестудию оштрафовали за ретрансляцию телеканала «Звезда»
13 июля
Молдавская телестудия Space Media оштрафована на 40 тысяч леев (около 2,5 тысячи долларов) за ретрансляцию в Оргеевском районе программ российского канала «Звезда».
Корреспондента «Дождя» пропустили на Украину после вмешательства депутата Рады
2 июля
Госпогранслужба Украины пропустила в страну корреспондента российского телеканала «Дождь» Алексея Коростелева, которому изначально отказали в пересечении границы.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...