Политика Политика

Ветеран российской разведки: Далю Грибаускайте хорошо воспитал отец — офицер НКВД

Источник изображения: Коллаж RuBaltic.Ru
0  

Сотрудники органов государственной безопасности Литвы, Латвии и Эстонии регулярно становятся фигурантами скандалов: их обвиняют в подавлении свободы слова, незаконной прослушке, вмешательстве в выборы и так далее. Иногда они выступают со странными инициативами вроде расследования событий 1940-х годов (при этом поиски «агентов Кремля» здесь не прекращаются ни на минуту). О том, почему спецслужбы стран Балтии теряют квалификацию и как работают аналогичные ведомства в других странах, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал эксперт по кризисным ситуациям, ветеран Службы внешней разведки Лев КОРОЛЬКОВ.

— Г-н Корольков, Вы наверняка следите за деятельностью современных спецслужб в странах СНГ. Изменились ли методы их работы по сравнению с практикой советского периода?

— Конечно, изменения есть. Многие постсоветские страны ставят перед собой новые цели, а спецслужбы подчиняются этому политическому вектору. Они ведь являются инструментами.

Сегодняшняя ситуация в мире способствует как усилению роли спецслужб, так и интенсификации их деятельности. Это естественно. На международной арене чувствуется сильное напряжение, которого не было в конце 1990-х годов и в начале «нулевых».

Тогда в спецслужбах еще оставались старые кадры. Сейчас их место окончательно занимают представители нового поколения, нацеленные на решение других задач.

Все это можно сказать и о странах Балтии. До середины девяностых спецслужбам здесь не уделяли большого внимания, они не усиливались. Были довольно либеральные условия пересечения государственных границ. В Литву, например, до 1994 года можно было въезжать чуть ли не по внутреннему советскому паспорту. Я сам это делал неоднократно.

Перемены случились в первой половине «нулевых», когда Прибалтийские республики вступили в ЕС и НАТО. Это был своеобразный рубеж.

Что тогда произошло? Во-первых, очищение всех спецслужб от старых специалистов. Их было немало: работники КГБ из числа национальных кадров после распада СССР влились в спецслужбы независимых стран Балтии (ведь ни один орган на пустом месте не создается). Процесс очищения был особенно характерен для Литвы, Латвии, Эстонии и Польши.

Во-вторых, как я уже сказал, изменилось целеполагание. Прибалтика пожелала максимально оградиться от России, в том числе и на уровне спецслужб, которые контактировали по ряду вопросов со своими российскими коллегами (это нормальное явление).

Структура прибалтийских спецслужб была приведена в соответствие с задачами НАТО. На внешнем контуре произошло усиление работы, собственно говоря, по российскому направлению. На внутреннем — усиление полицейского контрразведывательного режима и давления на национальные диаспоры. Думаю, не нужно пояснять, что речь идет о русских.

Был выбран курс на подавление любой организованной активности русских диаспор. В их среде активизировалась агентурная работа, спецслужбы начали искать среди них источники информации.

Не остались в стороне и прибалтийские диаспоры в России. На территории РФ проживает немало литовцев, латышей, эстонцев. Через них спецслужбы начали получать определенную информацию. Периодически из-за этого возникали скандалы, которые потом решались на уровне переговоров между двумя странами.

Я не припомню, чтобы кто-то из задержанных агентов иностранной разведки в России или в Прибалтике получил серьезное наказание. Может, и были случаи, но мне о них не известно.

— Очевидно, на Западе сложились определенные представления о качественной и гуманной работе спецслужб. Соответствуют ли этим представлениям спецслужбы Литвы, Латвии и Эстонии?

— Нет, разумеется. При резком изменении внешнеполитического курса и характера отношений со своей бывшей метрополией (назовем так Россию) Прибалтика столкнулась с закономерными трудностями. Выяснилось, что подготовить новые кадры весьма непросто.

Вообще, в работе спецслужб существуют определенные сроки «созревания» оперативных работников. Но при отсутствии традиций новые кадры созреть не могут в принципе!

Это правило применимо ко всем сферам жизнедеятельности. Если заводы Porshe работают с 1930-х годов, неудивительно, что их продукция отличается высоким качеством (и ценой, кстати, тоже). Со спецслужбами — та же ситуация.

Разведка в Германии как была сильной, так и осталась, потому что опирается на традиции старого Абвера, Главного управления имперской безопасности (РСХА) и так далее. Сегодня Федеральная разведывательная служба (БНД) и Федеральная служба защиты конституции Германии (БФФ) — это очень серьезные структуры.

Высоким профессионализмом могут похвастаться спецслужбы Франции, которая много лет не испытывала серьезных потрясений.

У стран «новой» Европы ситуация противоположная. От старых кадров они избавились, а новых еще не подготовили, не научили их работать так, как требуется.

К тому же у новых кадров не оказалось так называемых оперативных позиций. Агентурного аппарата, проще говоря. Без него невозможно представить эффективную работу спецслужб. Это отчетливо видно на примере стран Балтии.

Кроме того, уровень развития национальных спецслужб зависит от «номинала» страны — от ее промышленного потенциала, экономики, международной значимости. Прибалтийские республики в этом отношении как были лимитрофами, так и остались.

Здесь нет ничего обидного. Эту территорию просто используют враждующие стороны. На ней могут располагаться некоторые технические подразделения спецслужб другого государства. Все это есть. И нужно понимать, что американцы работают исключительно в интересах собственной страны, а не в интересах, к примеру, стран Балтии и их государственных органов.

— Очевидно, российский фактор влияет на деятельность не только спецслужб Прибалтийских республик. Давайте вспомним, как в Британии недавно обнаружили 75 тысяч «русских шпионов»…

— Конечно, этого быть не может.

Вообще, времена массовой агентуры уходят в прошлое вместе с эпохой тоталитарных государств. Сейчас больше внимания уделяется качественным источникам информационного или иного влияния.

Работа в направлении русофобии, скажем так, никогда не прекращалась. Да, сейчас она усиливается. Но как профессионал с почти 40-летним стажем скажу Вам, что этот вектор видится мне тупиковым. Эффективность работы при нынешних методиках начинает хромать.

Возьмем ту же Прибалтику. Этот регион мне хорошо знаком, я подготовил много кадров из числа представителей стран Балтии, со многими у меня остались дружеские связи.

Когда я прошу их сравнить квалификацию старых кадров КГБ СССР с новым поколением оперативных работников в Прибалтике, они просто плюются.

В спецслужбы независимых Прибалтийских республик людей набирали уже по другим принципам. В отличие, кстати, от России. Федеральная служба безопасности (ФСБ) является правопреемницей КГБ.

— То есть ФСБ многое унаследовало от советской системы госбезопасности?

— Конечно!

После развала СССР отток людей из российских спецслужб был колоссальный. Я это видел на примере внешней разведки. В то время элементарно не были определены ориентиры нашей деятельности.

Политическое руководство, которое пришло к власти в 1990-е годы, в значительной степени дезориентировало и общество, и спецслужбы. «Подразвалило» их, будем так говорить. Но они быстро восстановились, потому что кадры остались те же самые.

Цели и задачи у Российской Федерации тоже остались прежними. За исключением разве что идеологической составляющей.

Что конкретно ушло в прошлое? Пятое управление КГБ, которое занималось контрразведывательной работой по линии борьбы с идеологическими диверсиями противника, обнаружением диссидентских структур (их, по большому счету, не было) и прочими вещами.

Сегодня Россия окружена если и не враждебными странами, то, по крайней мере, прямо зависящими от нашего главного оппонента. Все осталось на своих местах. Поэтому и спецслужбы работают в прежнем режиме.

Что-то кардинально изменилось в контрразведывательной работе? Нет, ничего. В разведывательной работе немного сместились приоритеты, но осталась неизменной главная задача — оперативно и своевременно предоставлять руководству страны актуальную информацию для выработки правильных политических решений.

— В свете того, о чем Вы говорите, неизменно возникает вопрос законности. В своих действиях спецслужбы руководствуются представлениями о высоких государственных интересах, и они могут пересекаться с интересами простых людей или бизнеса. Вот Вам пример: Департамент госбезопасности Литвы обвиняют в том, что он более десяти лет прослушивал разговоры руководства концерна MG Baltic. Это нормальная практика?

— Давайте сразу разрушим миф о вседозволенности органов госбезопасности. Все они находятся под жестким контролем, о какой бы стране мы ни говорили.

Только в кино злобные агенты ЦРУ имеют абсолютную свободу действий. В действительности все они подчиняются как непосредственно законам той или иной страны, так и подзаконным актам.

Но бывают ситуации, когда спецслужбы выходят за рамки дозволенного. Яркий тому пример — убийство саудовского журналиста [Джамала Хашогги]. Обстоятельства сложились таким образом, что саудовцы не нашли ничего лучше, как расчленить его и спрятать следы преступления. Так и возникают громкие международные скандалы.

А Литва — это отдельный разговор. Там на посту президента находится бывший агент органов государственной безопасности.

Даля Грибаускайте долго и добросовестно работала в этой сфере, будучи дочерью офицера НКВД. Отец хорошо ее воспитал. Да и многие представители «Саюдиса» (организация, возглавившая выход Литвы из СССР — прим. RuBaltic.Ru) также были агентурой КГБ.

По поводу прослушки могу сказать, что это делается практически во всех странах.

У каждого объекта (или фигуранта, как его называют) есть родственники, друзья, знакомые, с которыми он общается. Они не совершали ничего противозаконного, но могут попасть под работы по прослушке.

В конце концов, саму [канцлера ФРГ Ангелу] Меркель прослушивали! О чем после этого можно говорить?

— В Прибалтике в последнее время набирают популярность публичные отчеты о работе контрразведки с перечислением «агентов влияния» другой страны. Доказательств не предоставляют, но людей обвиняют.

— Да, это как в случае с 75 тысячами русских агентов в Британии.

У англичан, кстати, тоже упала квалификация кадров. Их MI5 (Служба безопасности) и MI6 (Секретная разведывательная служба) в последние двадцать лет демонстрируют серьезные провалы.

Дело Скрипалей — наглядный тому пример. Кто вообще видел этого [Сергея] Скрипаля? А ведь вся история крутится вокруг него.

Обвинения выстраиваются на зыбком торфяном болоте. С их помощью Британия выполнила определенные задачи, отношения с Россией продолжают ухудшаться. Но чем закончилось само дело Скрипалей? По большому счету ничем.
Читайте также
Раздолбанная «барбухайка»: история с самолетом высветила горькую правду о Литве
21 ноября
Сломавшийся дважды за сутки литовский самолет был военным, а в Брюсселе премьер-министр Саулюс Сквернялис просил НАТО обеспечить воздушную оборону Литвы.
Как изменится внешняя политика Литвы после ухода Дали Грибаускайте
20 ноября
Неделю назад в Литве официально стартовала президентская кампания. За высший государственный пост республики уже изъявили желание побороться несколько кандидатов, но, судя по социологическим опросам, реальные шансы на успех пока что есть только у трех политиков.
«Не реагировать, не дрожать»: Даля Грибаускайте рассказала о переговорах по Brexit
24 ноября
Президент Литвы Даля Грибаускайте считает, что в Великобритании присутствуют все признаки политического хаоса.
Грибаускайте обвинила Россию в «агрессии» из-за ситуации в Керчи
26 ноября
Президент Литвы Даля Грибаускайте обвинила Россию в ведении «прямой агрессивной войны против Украины».
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...