Политика Политика

Розенвалдс: «2016 год для Латвии начался и заканчивается хаосом»

Источник изображения: wikimedia.org
 

Завершающийся 2016 год оказался богат на события, которые моментально получали характеристику «поворотных» и «определяющих». Определяли они ситуацию внутри Прибалтийских республик. Какое влияние оказали основные политические события на ситуацию в Латвии и с какими итогами встречает новый год эта балтийская республика, порталу RuBaltic.Ru рассказал профессор факультета социальных наук Латвийского университета политолог Юрис Розенвалдс.

– Профессор Розенвалдс, как Вы считаете, какие события были наиболее актуальными и важными в политическом процессе Латвии в уходящем 2016 году?

Юрис Розенвалдс

– Мне кажется, что нынешний год сильно отличается от других в том смысле, что именно в этом году мы очень хорошо ощутили, насколько наша страна связана с остальным миром и что события, случившиеся за десятки тысяч километров от нас, могут оказать существенное влияние на нашу жизнь. Поэтому я считаю, что нужно говорить о происходящем не только в Латвии, но и в других странах мира. Например, панические настроения в некоторых кругах нашего общества после победы на президентских выборах в США Дональда Трампа ясно показывают, что это событие, несомненно, повлияет на политический процесс не только в Америке, но и в Европе и Латвии.

Также нельзя не упомянуть «брексит». Ведь если Великобритания, которая является одной из наиболее крупных стран-доноров, выйдет из Евросоюза, то насколько сократится получаемое Латвией финансирование из еврофондов? 

Наша экономика очень сильно зависит от этих денег, и это неприятный момент, который надо понимать. Вот есть у нас евроденьги – и происходит строительный бум, а когда нет денег, то вся отрасль простаивает.

Кроме этого, Латвия заинтересована в сильном Евросоюзе, тогда как «брексит» окажет непосредственное влияние на его будущее. В этом смысле возникает вопрос, а сможет ли ЕС преодолеть тот кризис, в котором он находится, – кризис, связанный с притоком беженцев, а также с трагическими событиями, случившимися в Германии и Франции? По этому поводу давно раздаются голоса: «Слава богу, что мы находимся на окраине и что у нас ничего подобного не происходит». Но у меня есть ощущение, что в мире начинает происходить что-то такое, чего мы в полной мере ещё не успели осознать, и это обязательно затронет Латвию.

– А конкретно в Латвии, как Вы считаете, какое политическое событие было наиболее выдающимся с точки зрения влияния на жизнь страны?

– Если же говорить о событиях в Латвии, то мне кажется, что нынешний 2016 год можно охарактеризовать фразой из стихотворения латышского поэта Ояра Вациетиса: «...gads ir balts no abiem galiem un pa vidu zaļš» («…с обоих концов год является белым, а в середине – зелёный» – перевод RuBaltic.Ru). То есть можно сказать, что этот год как начался с известного хаоса, так и заканчивается хаосом. В начале года, как все мы помним, была совершенно непонятная ситуация с отставкой премьер-министра Лаймдоты Страуюмы, и никто не мог понять, а что же будет, кто станет новым руководителем Кабинета министров.

Сейчас, глядя на метания нашего правительства, связанные с пересмотром Закона о микропредприятиях, чувствуешь, что ситуация повторяется – в том смысле, что опять никто не понимает, чего ожидать от нашего Кабмина. 

Конечно, нынешний случай совершенно не свидетельствует о возможном падении Кабинета министров, как это было год назад. Нынешний Кабинет точно устоит, так как правящая политическая элита сделала всё возможное для того, чтобы создать в обществе представление о своей незаменимости.

– Да, действительно, первоначальный вариант поправок к Закону о микропредприятиях никак не устраивал предпринимателей, но ведь правительство же нашло компромиссное решение. Почему Вы считаете это событие актуальным?

23 ноября более 250 человек сегодня собрались у Сейма, чтобы выразить протест против решения ликвидировать налог с микропредприятий23 ноября более 250 человек сегодня собрались у Сейма, чтобы выразить протест против решения ликвидировать налог с микропредприятий

– Я не экономист, поэтому не могу судить, была ли лучше старая система, первоначально принятый вариант или переработанные поправки. Здесь важно другое: одним из обещаний нового, утверждённого в феврале 2016 года, правительства была прогнозируемая налоговая система. Но мы видим совершенно противоположный результат: Министерство экономики должно было до конца августа подать предложение по этим поправкам, однако я что-то не слышал о скандалах в правительстве по этому поводу. Но когда Марис Кучинскис в начале декабря заявляет, что он только недавно узнал о существующей проблеме, то это ясно показывает: взаимодействия в правительстве между министерствами явно недостаточно. То есть проблема не только в поправках к микроналогу, а в работе всего правительства и премьер-министра.

– Раз мы затронули поправки к микроналогу, то нынешний год также был богат и на другие поправки: к криминальному закону или к Закону об образовании, по которому учителя должны быть «лояльны Латвии и её Конституции». Как Вы считаете, не свидетельствуют ли эти поправки о некотором сворачивании демократии в стране?

– Что касается демократии, то латвийская демократия показала, что некоторая зрелость у неё всё же присутствует. Ведь даже в рамках правящей партии, конкретно «Единства», были разные мнения по этому поводу. Кроме этого, и критика в средствах массовой информации была довольно значительной. То есть наше общество в каком-то смысле показало, что оно не всегда послушно соглашается со всем, что там в правительстве придумали. Конечно, очень печально, что эти поправки о лояльности оказались приняты, но меня радует, что особого «ура-патриотического» единодушия в латышском обществе по этому поводу всё же не было.

М. Кучинскис, К. Шадурскис, президент Р. ВейонисМ. Кучинскис, К. Шадурскис, президент Р. Вейонис

Также, учитывая всю критику этих поправок, я не думаю, что они начнут реально применяться. Правда, цель их понятна. Наличие двух информационных пространств, когда русскоязычные латвийцы в основном получают информацию от российских телеканалов, вызывает определённые опасения у правящей элиты. Правда, можно ли эту проблему решить с помощью «административного зуда», который имеется у министра образования Карлиса Шадурскиса? Мне кажется, что, принимая такие поправки, правительство пытается уйти от решения проблемы в более широком контексте и ни к чему хорошему это не приведёт. Эту проблему надо решать не путём запретов, а диалогом с русскоязычной частью населения, которого у нас, к сожалению, не происходит.

– Как Вы считаете, а возможен ли этот диалог в отдалённом будущем и что может ожидать Латвию и её жителей в следующем году, который будет богат на политические выборы как в нашей стране, так и за её пределами?

– Да, летом 2017 года в Латвии пройдут муниципальные выборы, и я не исключаю, что именно этим фактором можно объяснить то выделение средств разным самоуправлениям, которое мы наблюдали не так давно в парламенте. Жители некоторых городов, например Вентспилса, непременно ощутят заботу о себе со стороны властей.

 Также я склоняюсь к тому, что подобная «оргия одаривания» будет и в конце 2017 года, так как в 2018 году у нас пройдут выборы в Сейм, и такие действия иначе как легальным подкупом электората не назовёшь.

Если рассматривать выборы в других странах, то их результаты, особенно во Франции и Германии, непременно повлияют и на Латвию. Главный вопрос – как будут развиваться отношения Евросоюза и России, что к Латвии имеет самое непосредственное отношение. Сейчас для нас это уравнение со многими неизвестными, но если мы говорим о Франции, то там наибольшие шансы на победу имеют Франсуа Фийон и Марин Ле Пен, выступающие за ослабление или даже снятие санкций в отношении России, поэтому тут можно ожидать некоторых перемен. В то же время результаты выборов в Германии покажут, насколько сильно немцы считают канцлера Ангелу Меркель виновной в нынешнем миграционном кризисе, захлестнувшем Евросоюз.

Говоря же о возможности диалога между политическими представителями двух общин, у нас перед глазами есть пример Эстонии, где недавно правительство сформировала Партия центра вместе с социал-демократами и «Союзом Отечества и Res Publica». В нашей стране такая комбинация является смертью для Национального объединения, которое свою предвыборную кампанию строит на противодействии «Согласию». Эстония всегда находилась впереди Латвии по многим критериям, поэтому я не исключаю, что и у нас через некоторое время возможно участие «Согласия» в правительстве, а вместе с тем и диалог с русскоязычными. Правда, я не говорю, что такое правительство будет создано в следующем году. Однако после 2018 года, если в Сейме окажутся популисты, которые, скорее всего, найдут поддержку прежде всего в латышской части электората, для нынешних правящих Нил Ушаков может оказаться «меньшим злом».

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Обсуждение ()
Новости партнёров