Политика Политика

Социолог Арнис Кактиньш: позиция крупных латвийских партий нестабильна

Источник изображения: presa.ge
0  

Публикация рейтингов партий является неотъемлемой частью любой избирательной кампании. Однако насколько рейтинги отображают реальную поддержку политических сил, можно ли им доверять и на их основании прогнозировать, кто пройдет в парламент? Об этом аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал директор Центра исследований рынка и общественного мнения SKDS Арнис КАКТИНЬШ:

— Г‑н Кактиньш, Ваша компания ежемесячно публикует рейтинги латвийских партий, что в преддверии выборов в Сейм является довольно актуальной информацией. Сейчас, судя по апрельским данным, в парламент проходят лишь три политические силы. На Ваш взгляд, может ли эта картина поменяться за оставшиеся пять месяцев?

— Да, если мы смотрим долю от общего количества избирателей, то, действительно, рейтинг больше 5% имеют лишь «Согласие», Союз «зеленых» и крестьян и Национальное объединение. Однако у нас также имеется 25% респондентов, которые не знают, за кого голосовать, и 12%, которые говорят, что не пойдут на выборы. В то же время следует помнить, что на выборах проценты рассчитываются только от количества участвовавших избирателей, поэтому мы также смотрим популярность партий только среди тех граждан, кто уже сделал свой выбор, допуская, что голоса неопределившихся разделятся пропорционально уже определившимся избирателям.

В этом случае в парламент проходят уже не три партии, а пять. К трем уже упомянутым мною политическим силам добавляются «Единство» и Новая консервативная партия.

При этом рейтинг «Единства» становится 7,7%, что указывает на его уверенное прохождение в Сейм. Тогда как остальные партии не проходят, и им вполне прилично недостает голосов.

Конечно, как показывает практика, неопределившиеся избиратели четко пропорционально никогда не разделялись, но такой подход в социологии применяется довольно часто.

Также я считаю, что за оставшееся до выборов время эта картина может еще поменяться. Ведь, чтобы прогнозировать результат, нужно смотреть не только на рейтинги партий, но и на другие основные показатели настроения общества, например на уровни доверия нынешнему правительству и парламенту. Могу сказать, что эти уровни доверия традиционно очень низкие, и даже значительная часть сторонников партий правящей коалиции не удовлетворена ни нынешним Сеймом, ни правительством, ни тем, в каком направлении развивается ситуация в Латвии.

Всё это означает, что теоретически существует возможность, когда, при ухудшении экономической ситуации, избиратели могут и поменять свои предпочтения и проголосовать за другие партии, которые дадут им какую-то надежду.

Да, на данный момент рейтинги этого не показывают, но потенциал к переменам объективно существует. Так что сюрпризы на выборах вполне могут быть.

— Известно, что Центр SKDS замеряет рейтинги партий уже довольно давно. Совпадали ли эти рейтинги с результатами выборов или бывали отличия?

— Точно наши рейтинги никогда не совпадали с результатами, и если бы они совпали, то это было бы скорее случайностью. Вообще я хочу сказать, что очень часто рейтинги партий неправильно интерпретируются. Для многих людей рейтинги являются нашим прогнозом, как исследователей, на грядущие выборы. Однако это совсем не так. Мы задаем вопрос респондентам, за кого они проголосовали бы, если бы выборы состоялись в ближайшую субботу. Люди нам отвечают. Мы суммируем их ответы и выдаем результат.

То есть рейтинги — это результат политических предпочтений избирателей на данный момент, но уж точно не прогноз.

Чтобы прогнозировать итоги выборов, мы должны видеть результаты опроса, а также приложить свои определённые знания о том, как могут распределиться голоса не определившихся избирателей, которые примут решение, за кого голосовать, за неделю до выборов, а то и в день выборов.

Ведь наши исследования показывают, что сравнительно большая часть избирателей свой окончательный выбор делает только на избирательном участке. В таком случае как можно прогнозировать результат опросом, который был проведен за две недели до выборов? Наши результаты никогда не являются прогнозом, но они необходимы, чтобы сделать прогноз.

Просто для этого нужно принимать во внимание определенные факторы. Например, насколько удачно выступление кандидатов на предвыборных теледебатах, особенно на тех, которые проходят незадолго до выборов. Ведь не только неопределившиеся избиратели, но даже и те, которые вроде бы определились, целенаправленно смотрят предвыборные дебаты, чтобы сделать окончательный выбор. Однако, как известно, заранее прогнозировать, какими будут итоги дебатов, насколько удачны они будут для той или иной партии, невозможно.

Кроме этого, результаты выборов зависят и от избирательной кампании, которая активно пока еще не началась. Ее активная фаза будет в сентябре, за месяц до выборов. Пока партии готовятся, копят ресурсы, но самые сильные карты они припасут напоследок. Вполне возможно, что за неделю до выборов разразится скандал, который оттолкнет избирателей от какой-нибудь из политических сил.

Вспомним выборы 2002 года. Опросы указывали, что «Латвийский путь» имеет рейтинг выше 5%, но в последнюю неделю произошел скандал с агитационными материалами. Партия получила 4,9% голосов и не прошла в парламент. И я думаю, что этот результат как раз был обусловлен событиями последней недели. Так же и перед последними выборами в Сейм. Ещё в августе рейтинг Латвийского объединения регионов составлял 1,1%, однако в конце сентября он уже был 3,6%. Активная предвыборная кампания этой партии как раз и позволила им получить места в парламенте. 

— Помните, на выборах в Госдуму России в 1993 году необычайно высокий результат показала ЛДПР, хотя социологи ничего подобного не фиксировали, так как люди стеснялись признаться в поддержке этой партии. Бывали ли подобные случаи в Латвии и насколько Вы сейчас уверены, что рейтингам можно доверять, а респонденты не скрывают свой выбор?

— Да, в Латвии тоже такое было. Яркий пример — Партия Зигериста на выборах 1995 года. Опросы совершенно не показывали поддержку партии, однако в итоге она получила почти 15%, проведя в парламент 16 депутатов. Самое интересное, что и сразу после выборов люди не признавались, что могли голосовать за Зигериста или что голосовали за него. Однако голоса-то были, иначе с чего бы партия показала такой успех? Кроме этого, такие случаи были и позже. Наши опросы всегда показывали поддержку «ЗаПЧЕЛ» ниже, чем она была на самом деле. Когда этот эффект был замечен, то лично для меня не было никаких сомнений, что на выборах эта партия получит больше, чем указывают рейтинги.

Если же говорить о том, насколько такое возможно сейчас, я думаю, что в данный момент есть единственная партия, у которой теоретически этот эффект может быть, — это Русский союз Латвии. Эта политическая сила занимает довольно радикальную антиистеблишментскую позицию. Так что я не исключаю, что часть избирателей РСЛ может стесняться открыто говорить о своих симпатиях, особенно если попадется латышскоговорящий интервьюер, ведь в основном Союз поддерживают русскоязычные.

Однако у меня нет оснований предполагать, что скрытый потенциал этой партии может быть очень большим. Ведь, чтобы такие эффекты, называемые «спиралью молчания», стали работать, определенная партия или группа людей должна быть полностью демонизирована в мейнстримных СМИ. То есть должен быть четкий посыл, что за таких голосуют только последние маргиналы и предатели страны. Этот посыл должен быть недвусмысленным, и потенциальные сторонники партии должны его услышать. Ведь если они не видят, что этих людей большая часть общества ненавидит, то зачем им тогда скрывать свой выбор?

В то же время если мы посмотрим на Латвию, то увидим, что традиционные СМИ у нас довольно слабы, а значительная часть населения живет в социальных сетях, где люди формируют «информационные пузыри». Естественно, что там они общаются в основном с близкими по духу и подобных отрицательных новостей не получают. Выходит, что в их кругу все думают, как они.

Интересно, что нам, как исследователям, часто ставят в упрек: мол, откуда у какой-нибудь партии такой рейтинг, я не знаю никого, кто бы за нее голосовал. И скорее всего, эти люди не лгут, просто они живут в своем «информационном пузыре».

— В таком случае, принимая во внимание рейтинги, а также Ваши знания, есть ли шансы у маленьких партий, которые сейчас недобирают до 5%, всё же пройти в Сейм?

— Трудно сказать. Не исключено, что кто-то из них создаст какое-нибудь объединение, чтобы сообща попасть в парламент. Ясно, что ресурсов у них мало и большой прорыв им будет сделать тяжело, что, естественно, играет на руку крупным старым партиям, которые избиратель знает и помнит. Однако, как я уже говорил, позиция этих крупных партий нестабильна. И если проблемы в экономике, вызванные закрытием банка ABLV, будут нарастать, то всё может поменяться. Ведь в таком случае обвинять будут партии правящей коалиции, а значит, избиратель может из чувства протеста проголосовать за какую-то из альтернативных политических сил.

Читайте также
Яна Тоом обжаловала в четырех инстанциях уголовное преследование Татьяны Жданок
24 мая
Европарламентарий от Эстонии Яна Тоом направила четыре запроса в различные инстанции в связи с уголовным преследованием ее бывшей коллеги, лидера партии «Русский союз Латвии» Татьяны Жданок.
Ушаков отказался от притязаний на пост премьер-министра Латвии
21 мая
Мэр Риги Нил Ушаков сделает всё для того, чтобы возглавляемая им партия «Согласие» не выдвигала его кандидатом в премьер-министры на предстоящих осенью выборах в Сейм Латвии.
Нацблок выдвинул кандидатом в премьеры Латвии Роберта Зиле
21 мая
Национальное объединение Латвии предложило кандидатуру депутата Европарламента Роберта Зиле на пост премьер-министра республики на предстоящих выборах в Сейм.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...