Контекст

Геннадий Юшкевич в 14 стал партизанить, а в 16 оказался в разведгруппе, которая была заброшена в Восточную Пруссию. Один из немногих, кто остался в живых

 

Жизнь Геннадия Юшкевича до войны была беззаботной и счастливой. Он окончил шесть классов минской средней школы №17, посещал несколько кружков в минском Дворце пионеров. До тех пор, пока не началась война, и фашистские каратели не устроили жестокие зверства на территории Беларуси.

После ареста карателями мамы, которая активно участвовала в антинемецком подполье, Геннадия, благодаря ее знакомой, удалось устроить в детский дом. Фашисты, согласно плану «Ост», предусматривающему в числе прочего и  «онемечивание» населения запада СССР, планировали воспитывать советских детей в детдомах в  «арийском духе» при участии своих пособников.

13-летний Гена Юшкевич бежал из минского детдома. Зимой 1941–1942 годов скитался в компании беспризорников в Минске, а в марте 1942 года соседи отправили его к своим родственникам в деревню Сеница под Минском. Там Геннадия взяли на работу пастушком. В этом районе было сильное партизанское движение, поэтому не удивительно, что в скором времени он оказался в составе партизанского отряда.

В задачи «Чайки» входила не только ликвидация фашистов и их пособников, но и нейтрализация системы коммуникаций: от связи до железных дорог, которыми пользовались фашисты. Несмотря на призывы Центра к командиру отряда, состоящего из семи человек, беречь мальчишку, юный Гена принялся выполнять самые сложные задания в тылу врага. Он стал подрывником — научился собирать и подрывать мины.

За неполные два года он выучил немецкий язык. Подслушивал разговоры оккупантов, став, по его словам, «глазами и ушами» диверсионно-разведывательной группы.

В 1944-м Геннадий Юшкевич был представлен к двум партизанским наградам: сначала к медали «Партизану Отечественной войны» II степени, а спустя всего несколько месяцев — к I, высшей степени. Эти награды он получит уже после войны. В том же 1944-м году мальчишку взяли в группу 3-го отдела разведуправления 3-го Белорусского фронта, состоящую из 10 человек. Они приняли участие в подготовке операции Красной армии по штурму Кенигсберга (нынешний Калининград). Операция отряда получила кодовое название «Джек» по оперативному псевдониму ее командира. Это были хорошо подготовленные физически, молодые ребята, старшему 29 лет, а младшему — Геннадию Юшкевичу — 16.

Рассказывает Геннадий Юшкевич:

«Меня сначала категорически отказывались брать в отряд, потому что я был несовершеннолетним. Но за меня похлопотали Павел Крылатый, который стал командиром группы, и Наполеон Ридевский. Они сказали, что я хорошо обращаюсь с оружием, знаю подрывное дело, немецкий язык. Так, 26 июля 1944 года я попал в отряд «Джек». Нас отправили в Заречье Гродненской области, и там начала готовиться операция по десантированию отряда».

Высадка десанта произошла в ночь на 27 июля 1944 года в районе нынешнего посёлка Громово Славского района. Так началась диверсионная работа в глубоком тылу врага. Пять долгих месяцев.

Однако трудности начались сразу после десантирования. По самолету били вражеские зенитки. В итоге разведчики приземлились на 26 километров дальше пункта назначения. На земле их уже ждали нацисты. Уходили в спешке, оставив парашюты на деревьях.

Рассказывает Геннадий Юшкевич:

«Мы не сумели забрать контейнеры с боеприпасами, провиантом, запасными батареями для рации. Оккупанты устроили на нас настоящую охоту. Как только начинала работать рация, ее сразу же пеленговали, начиналась облава. Немцы, зная о нас, не дремали. У них хорошо работала контрразведка, которая быстро устанавливала район нашего пребывания. Опасность поджидала на каждом углу. Мы нарвались на засаду на второй день после высадки, не зная, что в этой местности находится фашистский концлагерь, не отмеченный на наших картах. В этот день погиб наш командир Павел Крылатых. 28 сентября 1944 года мы попали в две засады. Наполеон Ридевский серьезно повредил ногу. Меня оставили с ним, чтобы мы смогли добраться до условного места. Связи у нас не было, как и еды, теплой одежды и надежды на помощь».

Больше 70 километров Геннадий нес раненого товарища на себе. И в тот момент, когда, казалось, исчезла надежда на спасение, произошло чудо. В местечке Минхенвальде обессиленным разведчикам дали кров немецкие антифашисты Эрнст Райтшук, Август Шиллят и его сын Отто. Они снабдили советских разведчиков едой и одеждой, а также рацией.

Разведчики Геннадий Юшкевич и Наполеон Ридевский продержались в тылу врага 179 дней. В начале января 1945 года Геннадий Юшкевич прибыл для дальнейшего прохождения службы в 208-й армейский запасной стрелковый полк 3-го Белорусского фронта. Но здесь его ждало еще одно испытание. 6 мая он подорвался на мине-ловушке в ходе спецоперации по зачистке города Гумбиннен. И он опять выжил. Еще до наступления совершеннолетия Геннадий Юшкевич стал кавалером орденов Отечественной войны I и II степени и Славы III степени. После производства в 1949 году в офицеры и до весны 1953 года был оперуполномоченным Управления по борьбе с бандитизмом МВД Белорусской ССР и в данном качестве принимал непосредственное участие в ликвидации националистических бандформирований и, в том числе, отрядов Армии Краёвой, совершавших кровавые злодеяния на территории Гродненской и бывшей Пинской областей Белоруссии. Затем в течение четырех лет был оперуполномоченным уголовного розыска Управления милиции города Минска. Долгие годы работал в системе МВД.Во второй половине 1950-х — оперуполномоченный БХСС МВД Белорусской ССР, а в 1959–1967 годах — следователь УВД Минского облисполкома. Последнее специальное звание в период прохождение службы — майор милиции.

Сегодня Геннадий Владимирович Юшкевич живет в Минске 

Советские разведчики на территории Восточной Пруссии © Philoso FAQ

Источник: оригинальная статья

Вам также может быть интересно:

Спецпроект RuBaltic.Ru: Победный май 1945 года

Спецпроект RuBaltic.Ru: «В логове зверя» Восточно-Прусская наступательная операция



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Японский полковник хотел взять в плен советских парламентеров, среди них были бойцы-рукопашники. Хватило 10 минут, чтобы он подписал акт о капитуляции
28 сентября
Я подключился к разговору тогда, когда почувствовал, что находившегося с нами представителя командования капитана 3-го ранга Кулебякина, что называется, приперли к стенке. Глядя в глаза японцу, я сказал, что мы провоевали всю войну на западе и имеем достаточно опыта, чтобы оценить обстановку, что заложниками мы не будем, а лучше умрем, но умрем вместе со всеми, кто находится в штабе. Разница в том, добавил я, что вы умрете, как крысы, а мы постараемся вырваться отсюда
«Пивной» шестипудовый баварец, взятый в плен, не мог поверить, что его вырубил и притащил худенький советский разведчик
29 сентября
— Он был страшно удивлен, — говорил Сухорученко, — не мог поверить, что его взял и доставил «такой клоп», как он выразился: «Это ваш обман, большевистская пропаганда». Пришлось тогда Василию Глухих напомнить ему, как было. Где он его подкараулил, как стукнул, когда он в кустах штаны застегивал, и как волок на себе. Гитлеровец взревел от досады, чертыхался.
Врезался в скопление моджахедов на горящем самолете: Анатолий Левченко во время афганской войны повторил легендарный подвиг Гастелло
1 октября
27 декабря 1985 года при выполнении очередного боевого задания в Афганистане подполковник А.Н. Левченко направил свой подбитый самолёт МиГ-23МЛД на сильно укрепленную позицию противовоздушной обороны мятежников и впервые в послевоенной истории Военно-Воздушных Сил СССР и реактивной авиации уничтожил ее огненным тараном.
24-летняя учительница вывела болотами из оккупации 3 тыс. детей: крупнейшая акция по спасению детей за всю Великую Отечественную войну
30 сентября
Летом 1942 года молодая учительница Матрена Вольская спасла от смерти более 3 тысяч детей. Она вывезла их из оккупированной Смоленской области в тыл. Партизанская операция, которой она руководила, стала самой масштабной акцией по спасению детей за всю историю Великой Отечественной войны.
Обсуждение ()
Новости партнёров