Контекст

«Пивной» шестипудовый баварец, взятый в плен, не мог поверить, что его вырубил и притащил худенький советский разведчик

 

Советский военный корреспондент Павел Васильевич Кованов вспоминает о боях под Демидово в конце 1941 г.:

Вскоре тропинка приводит нас в расположение батальона. На месте бывшей деревушки вырыты блиндажи, траншеи.

Миша докладывает:

— Привел к вам фронтового корреспондента. Принимайте гостя.

— Ну, что же, всегда рады гостям. Только особых новостей у нас нет.

Комбат Сухорученко любезно приглашает зайти в свой блиндаж. Подошли еще офицеры, и посыпались вопросы о Москве, о втором фронте, о качестве американских консервов, о новых театральных постановках, о международном положении, о делах на других фронтах. Корреспондент, по их мнению, все должен знать...

Сухорученко смеется, видя такой натиск.

— Ничего, отбивайтесь. Мы здесь изголодались по новостям. Они нам нужнее, чем тушенка. Раз вы представитель центральной прессы — с вас и спрос.

Всех волнуют последние сводки Совинформбюро. Гитлеровская армия перешла в наступление на Южном фронте. Противник рвется к Дону и Ростову. Неужели у Дона не задержат? А ведь за Доном — Волга.

Наконец, наступила и моя очередь спрашивать. Сухорученко рассказывает о фронтовой жизни своего батальона, о разведчиках и снайперах.

Нельзя было удержаться от смеха, когда он сочно описывал, как худенький разведчик приволок шестипудового «языка» — пивного баварца, который пришел в себя от удара в затылок только в землянке.

— Он был страшно удивлен, — говорил Сухорученко, — не мог поверить, что его взял и доставил «такой клоп», как он выразился: «Это ваш обман, большевистская пропаганда». Пришлось тогда Василию Глухих напомнить ему, как было. Где он его подкараулил, как стукнул, когда он в кустах штаны застегивал, и как волок на себе. Гитлеровец взревел от досады, чертыхался.

Рассказ ветерана ВОВ о рукопашной схватке

Источник: Кованов П. В. И слово — оружие. — М.: Советская Россия, 1982

Вам также может быть интересно:

Спецпроект RuBaltic.Ru: Так началась Великая война

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Владимир Карпов: чемпион по боксу, суперразведчик, который прошел путь от штрафбата до Героя СССР
22 сентября
За годы войны участвовал в захвате 79 «языков». В период подготовки операции по освобождению Белоруссии по заданию командующего 3-м Белорусским фронтом генерал-полковника И.Д. Черняховского старший лейтенант В.В. Карпов совершил вылазку в оккупированный немецко-фашистскими войсками город Витебск и доставил в штаб фронта подготовленные фотопленки со снимками вражеской обороны. Возвращаясь с задания, был ранен. Разведывательные данные, полученные В.В. Карповым, помогли правильно решить оперативное построение фронта на его правом фланге. После выполнения этого задания В.В. Карпову уже не могли отказать в присвоении звания.
В воду входили 25 тысяч воинов, до другого берега добирались не более 5–6 тысяч: как советские войска форсировали Днепр
23 сентября
23 сентября 1943 года с небольшого поселка Комарин началось освобождение Белоруссии от немцев. Для этого необходимо было форсировать Днепр. Нам сегодняшним трудно представить, что творилось в те дни на Днепре. Апокалипсис! Писатель Виктор Астафьев, тоже форсировавший реку, свидетельствовал: «Когда с одной стороны в Днепр входили 25 тысяч воинов, то на противоположном — выходили не более 5-6 тысяч».
Стреляли немцы, а раздевали за минуту догола местные жители: Бабий Яр глазами немецкого шофера
27 сентября
Все это происходило очень быстро: если кто-нибудь задерживался, украинцы подгоняли его пинками и ударами. Я думаю, что не проходило и минуты с момента, когда человек снимал пальто, до того, как он уже стоял совершенно голый. Не делалось никакого различия между мужчинами, женщинами и детьми. У подходивших евреев было достаточно возможностей повернуть обратно при виде того, как раздеваются пришедшие раньше них. По сей день я удивляюсь, что этого ни разу не случилось.
Японский полковник хотел взять в плен советских парламентеров, среди них были бойцы-рукопашники. Хватило 10 минут, чтобы он подписал акт о капитуляции
28 сентября
Я подключился к разговору тогда, когда почувствовал, что находившегося с нами представителя командования капитана 3-го ранга Кулебякина, что называется, приперли к стенке. Глядя в глаза японцу, я сказал, что мы провоевали всю войну на западе и имеем достаточно опыта, чтобы оценить обстановку, что заложниками мы не будем, а лучше умрем, но умрем вместе со всеми, кто находится в штабе. Разница в том, добавил я, что вы умрете, как крысы, а мы постараемся вырваться отсюда
Обсуждение ()
Новости партнёров