Контекст

Советский разведчик взял в плен немецкого офицера. На его розыски отправился брат, который через три месяца сам попался в ловушку разведчика

 

Дважды Герой Советского Союза, легенда морской разведки Виктор Николаевич Леонов вспоминает:

Мы долго шли по обледенелым сопкам, незаметно просачивались в горы и, когда полярная ночь озарялась всполохами северного сияния, недвижно лежали на заснеженных хребтах скал. Потом опять пробирались вперед, пока не увидели белые холмики у подножья той сопки, к которой шли. Это и были покрытые снегом землянки егерей.

Группе Кашутина приказали овладеть укреплением на вершине сопки. Радышевцев, Агафонов и Харабрин по-пластунски подползали к часовому, маячившему у крайней землянки. Но разведчики Кашутина уже завязали бой. Из крайней землянки выскочил офицер в распахнутом мундире с автоматом наперевес и наскочил на Радышевцева. Треск автоматов, лязг стволов и придушенные крики... Началась та ожесточенная схватка, когда внезапность и стремительность нападающих дают перевес небольшому отряду над целым батальоном.

Отход прикрывала группа Кашутина. Впереди Радышевцев вел своего «языка» — немецкого офицера Карла Курта.

А через день, в базе, комиссар читал нам недописанное письмо Карла Курта. Он настойчиво просил родных застраховать имущество от пожара и, невесело иронизируя, сокрушался, что нельзя застраховаться от русских разведчиков. «И еще бы мне застраховаться от этого ужасного холода. Боюсь, мама, что когда-нибудь у меня замерзнут кишки в животе. Когда Ганс кончит военное училище, пусть не вздумает проситься на Север, в Лапландскую армию. Покажи ему это письмо...»

Младшему Курту не довелось читать это письмо. Младший Курт выхлопотал себе назначение в Лапландскую армию. И мы благодаря тому же Радышевцеву убедились в этом три месяца спустя.

...Дул лобовой шквалистый ветер. Бот зарывался носом в волну и долго шел к берегу. Переход к тому же опорному пункту неприятеля был более тяжелым, чем в первый раз. Бушевавшая накануне мартовская поземка оголила лед на сопках — лыжами нельзя было пользоваться.

Противник ночью усилил охранение, и еще до подхода к землянкам нам пришлось выдержать бой. У нас появились раненые. Все же мы подожгли склад, захватили несколько землянок. Егеря засели в главном блиндаже, который они соорудили в стене отвесной скалы. Подступиться к блиндажу трудно. Пробовали атаковать в лоб — опять понесли потери. Тогда Радышевцев и Шерстобитов обошли скалу и стали в нее врубаться ступеньками. Оказавшись наверху, они спрыгнули на крышу блиндажа. Только одному егерю после взрыва гранат удалось выскочить из блиндажа. Он кинулся бежать.

— Врешь, не уйдешь! — крикнул Радышевцев и погнался за «языком».

Налегке егерь уходил все дальше, и главстаршина понял, что медлить нельзя. Он вскинул винтовку и выстрелил. Егерь тотчас же пропал из виду, а Радышевцев стал осторожно пробираться вперед.

Труп егеря лежал меж камней. Расстегнув офицерский китель с лейтенантскими погонами, Радышевцев извлек из внутреннего кармана документы убитого и поспешил к своим.

Вот одна запись из книжки-дневника Ганса Курта:

«Прибыло извещение, что Карл пропал без вести. Как это понять? Я твердо решил проситься на Север, в часть Карла, чтобы заменить его. Так повелевает мой долг и мой фюрер!»

— Ну и дурак! И зачем только он побежал? — сокрушался Радышевцев. — В плену встретил бы своего Карла, а в моем счете прибавился бы еще один «язык». А то — долг, фюрер!

Источник: Леонов В.Н. Лицом к лицу. — М.: Воениздат, 1957.



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Девять жизней» летчика Майорова: ему стреляли в голову в упор, но пуля прошла навылет, его мучали в нацистских лагерях, но он остался жив
7 октября
Днем шел бой. Поздно вечером я чувствую, как кто-то меня ударил сапогом. Открыл глаза, смотрю — немцы. Это была немецкая похоронная команда. Опять что-то говорят по-немецки. Наверное, говорят, что этот еще жив. Видят мою летную форму. Добить его или возьмем его в плен? У них телега с лошадью. Кого-то закапывают, кого-то увозят. Они мне стали чего-то объяснять, мол, твой товарищ умер, убит. Пуля попала мне в голову чуть ниже мозга и прошла навылет. Вся челюсть была разворочена. Рука висит, бог знает на чем. Крови из меня вылилось ведро. Можно взять комбинезон и выжимать как стираное белье.
Геннадий Юшкевич в 14 стал партизанить, а в 16 оказался в разведгруппе, которая была заброшена в Восточную Пруссию. Один из немногих, кто остался в живых
6 октября
В 1944-м Геннадий Юшкевич был представлен к двум партизанским наградам: сначала к медали «Партизану Отечественной войны» II степени, а спустя всего несколько месяцев — к I, высшей степени. Эти награды он получит уже после войны. В том же 1944-м году мальчишку взяли в группу 3-го отдела разведуправления 3-го Белорусского фронта, состоящую из 10 человек.
Одну из крупнейших диверсий в годы войны советский партизан совершил в одиночку. На воздух взлетели 700 нацистов, а партизан спокойно уехал на велосипеде
8 октября
13 ноября 1943 года оккупированный нацистами псковский городок Порхов потряс мощный взрыв. Взлетел в воздух местный кинотеатр, в котором за просмотром незамысловатой комедии коротали вечер немецкие военнослужащие. Диверсия, которую организовал местный киномеханик Константин Чехович, осталась в истории одной из самых масштабных партизанских кампаний времен Великой Отечественной. В результате взрыва погибло более 700 вражеских солдат и офицеров, среди которых были 2 генерала. На порховском стадионе протянулись долгие ряды крестов: «Погиб 13-11-43».
Власти Германии начнут выплачивать пенсии евреям, пережившим блокаду Ленинграда
7 октября
Германия согласилась выплачивать пенсии евреям, пережившим блокаду Ленинграда во время Великой Отечественной войны.
Обсуждение ()
Новости партнёров