×
Контекст

Немногим удавалось оставаться в живых более трех дней: Невский пятачок — плацдарм, с которым немцы ничего не могли поделать

Очень многим в России и за ее пределами известны битвы советских войск с гитлеровскими захватчиками на Волге, Днепре, Висле, Одере, но мало кто знает о продолжительной и кровопролитной эпопее на Неве, развернувшейся на плацдарме, именовавшемся «Невский пятачок» в 1941–1943 гг. Между тем это одна из самых героических и трагических страниц отечественной военной истории. На крохотном клочке земли — 2,5 км по фронту и 700 м в глубину — с сентября 1941 г. по январь 1943 г. непрерывно шли изнурительные бои. Каждую ночь сюда, пополняя неисчислимые потери, высаживались батальоны советских воинов. Этот плацдарм, который советское командование намеревалось использовать для прорыва блокады, части Красной Армии удерживали около 400 дней. Крохотный участок земли был в одно время чуть ли не единственной надеждой на спасение города и стал одним из символов героизма советских воинов, отстоявших Ленинград.

В сентябре 1941 г. германская группа армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршала Лееба отрезала Ленинград от остальной страны. Оставалась только Ладога — единственный водный путь из города на Большую землю и обратно. Началась невиданная по своей жестокости в истории человечества 900-дневная голодная блокада трехмиллионного мегаполиса....

Разорвать кольцо окружения и деблокировать город на Неве решено было на самом узком участке — шлиссельбургско-синявинском выступе, где гитлеровцы вбили клин десятикилометровой ширины между войсками двух фронтов — Ленинградского и Волховского. Этот выступ немцы назвали «фляшенхальс» — «бутылочное горло». Используя благоприятные для обороны условия местности, враг в кратчайшие сроки возвел три мощных оборонительных рубежа.

В ночь с 19 на 20 сентября батальон 4-й отдельной бригады морской пехоты, полк 115-й стрелковой дивизии и полк 1-й стрелковой дивизии НКВД из района Невской Дубровки на правом берегу Невы под ураганным огнем противника форсировали 600-метровую водную преграду и захватили вдоль левого берега реки у Московской Дубровки узкую полоску земли. Далее им продвинуться не удалось.

Таким образом, зацепившись за крутой и обрывистый берег высотой более 20 м, краснофлотцы и красноармейцы, неся большие потери, удерживали крохотный плацдарм, метко названный «Невским пятачком». Начались изнурительные бои. Они велись днем и ночью с невиданным ожесточением и упорством. Гитлеровцы бросали в атаки всё новые подразделения. Не раз дело доходило до рукопашной. Немцы в буквальном смысле слова перепахивали снарядами и бомбами «пятачок», на котором не осталось ни деревца, ни кустика. Здесь царила страшная картина опустошения и смерти.

У нас же ощущался крайний недостаток в мощных средствах подавления противника, не хватало артиллерии, танков, авиации. Зато каждую ночь регулярно посылались на плацдарм людские подкрепления для восполнения урона. Раненых на правый берег не переправляли, они в муках истекали кровью. Да и вообще из прибывших на «пятачок» никто не возвращался обратно. Однако полуголодные, физически ослабленные, израненные защитники плацдарма сражались до конца с яростью обреченных, стояли насмерть. Впрочем, другого выхода у них и не было...

Для того чтобы хоть как-то выжить, советские бойцы вгрызались, как кроты, в землю, строили подземные ходы сообщения, разобрав для этого все деревянные дома и надворные постройки села Московская Дубровка. Однако и после этого немногим удавалось оставаться в живых более трех дней.

К весне 1942 г. на плацдарм все реже и реже перебрасывались очередные десанты. «Пятачок» таял буквально на глазах. На нем оставалось все меньше и меньше воинов, способных держать оружие. И вот когда плацдарм оказался отрезанным от правого берега Невы ледоходом, гитлеровцы овладели им полностью. 29 апреля в 21:00 прервалась последняя связь с «пятачком».

В живых остался только начальник штаба 330-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии майор Александр Соколов. Мастер спорта по плаванию и чемпион Приволжского военного округа, он, несмотря на серьезное ранение, сумел переплыть холодную Неву...

Осенью 1942 г. военный совет Ленинградского фронта решил снова захватить плацдарм на Неве. В конце сентября к Невской Дубровке подтянулись части 70-й и 86-й стрелковых дивизий и 11-й отдельной стрелковой бригады. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки они с огромными потерями переправились через реку. «Невский пятачок» возродился, и опять на нем вспыхнули ожесточенные бои, продолжавшиеся до января 1943 г., когда, наконец-то, была прорвана блокада Ленинграда.

Через плацдарм на Неве прошли сотни тысяч воинов...

Нельзя не сказать несколько слов о населенном пункте Невская Дубровка. Именно она являлась своего рода накопителем войск, стартовой площадкой, откуда велась постоянная подпитка плацдарма. Сюда с разных участков Ленинградского фронта стекались полки, бригады, дивизии. Здесь на ничем не прикрытой прибрежной полосе, под непрерывным огневым воздействием вражеской авиации и артиллерии наспех сколачивались и формировались десантные батальоны и, невзирая на обстрелы, перебрасывались через кипящую от взрывов реку на «Невский пятачок». Единственная надежда десантников — ночь — выручала отнюдь не всегда.

Немецкие наблюдатели зорко следили за правым берегом с земли и неба, полными хозяевами которого были летчики «Люфтваффе». Противник мог точно вычислять время и место очередной переправы. И как только наши войска ночью начинали форсирование, немецкая авиация сбрасывала над Невой мощные осветительные бомбы и атаковала плоты и лодки. С берега били артиллерийские батареи врага. Вот в таком кромешном аду преодолевали водную преграду бойцы и командиры 115-й, 1-й, 86-й, 168-й, 10-й, 45-й стрелковых дивизий, 4-й отдельной бригады морской пехоты.

Из воспоминаний немецкого ветерана, участника блокады Ленинграда Хассо Стахова: 

«Уцелевшие солдаты 1-й немецкой пд, мечтавшие отдохнуть после возвращения из ада Дубровки, привести себя в порядок и в безопасном месте преодолеть шок пережитого, вновь безжалостно возвращаются в кошмарную реальность… Один из батальонов возвращается оттуда, имея в своем составе одного офицера, одного унтер-офицера и шестерых солдат. Многие солдаты 1-й пд гибнут затем при ликвидации в конце апреля 1942 года плацдарма в Дубровке… Никто не мог и предположить, что спустя всего лишь четыре месяца красноармейцы вновь будут стоять на том же самом месте на восточном берегу Невы.

А сводка вермахта, которая должна нести информацию внутри страны и на заграницу, исчерпывается такими стереотипами, как: "Под Ленинградом попытки прорыва противника потерпели крах". Между словами "о подбитых вражеских танках" и "больших кровавых потерях противника" вдруг прорывается фраза о "сильной артиллерийской подготовке со стороны русских". Но то, что одна из наиболее боеспособных немецких дивизий с каждым днем все больше перемалывается противником, это скрывается за монотонной трескотней официальных сообщений».

Битва за Ленинград "Невский пятачок" Документальный фильм. Великая Отечественная война

Источник: Кашурко С. Эпопея «Невского пятачка»; Стахов Х. Трагедия на Неве. Шокирующая правда о блокаде Ленинграда. 1941–1944. — М.: Центрполиграф, 2008




Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
«Тонька-пулеметчица»: через 30 лет после войны советские спецслужбы выследили палача, расстрелявшего более 1500 партизан
8 февраля
Последней женщиной, которую в СССР приговорили к смертной казни, стала Антонина Гинзбург. Жизнь Тоньки-пулеметчицы (именно так ее звали) — это история чудовищной лжи. В послевоенные годы на уроках мужества в школах Гинзбург рассказывала подрастающему поколению о своей героической фронтовой судьбе, о том, как, будучи медсестрой, спасала раненых, как прошла вместе с бойцами от Москвы до Кенигсберга... И только спустя 30 лет свидетели опознают в ней палача, расстрелявшего не менее 1500 человек.
Хорошая водка и баня. Вкусное печенье, французское? А нет, советское! Немецкие генералы были удивлены условиями в плену
7 февраля
Старший лейтенант госбезопасности Е.А. Тарабрин в первые дни пленения командующего 6-й немецкой армией Фридриха Паулюса практически все время находился при нем и его генеральском окружении. Всё, что происходило вокруг, он заносил в дневник. Е.А. Тарабарин внимательно наблюдал, как себя вели генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс, его адъютант Вильгельм Адам, начальник штаба генерал-лейтенант Артур Шмидт. Немцы были приятно удивлены тем, как к ним относится в плену.
Защищал Ленинград, одним из первых ворвался в Севастополь: история шведского коммуниста Густавссона, воевавшего с нацистами
9 февраля
Швед Андерс Густавссон из Твоокера защищал блокадный Ленинград, сражался под Сталинградом и прошел всю войну вместе с советскими войсками. Он сохранял верность Советскому Союзу до самой своей смерти. С юных лет он был убежденным коммунистом, но не обошлось и без любовной истории: впервые приехав в СССР на учебу, Андерс встретил Людмилу.
Павел Луспекаев из «Белого солнца пустыни» 15-летним ушел на фронт, потерял обе стопы. В фильме он снимался, превозмогая боль
10 февраля
А вы знаете о том, что Павел Луспекаев из знаменитого «Белого солнца пустыни» ушел на фронт добровольцем в 15 лет и был членом партизанской разведгруппы? В одном из боев он получил тяжелое ранение в руку разрывной пулей и чудом избежал ампутации. В ходе одного из разведрейдов пролежал в снегу четыре часа, серьезно обморозив ноги. Впоследствии из-за этой травмы врачи вынуждены были ампутировать Луспекаеву обе стопы.
Новости партнёров