Контекст

«Часть мы бросали живыми в колодцы, других кололи штыками»: Волынская резня

0  

Из протокола допроса командира четы УПА Степана

Редеши, 21 августа 1944 года

Вопрос: В каких операциях против польского населения вы принимали непосредственное участие?

Ответ: Я лично принимал непосредственное участие только в одной операции против польского населения, которая имела место в августе месяце 1943 года. В этой операции принимали участие более двух куреней в составе 500 человек с оружием и более 1000 человек из подполья ОУН, вооруженных топорами. Мы окружили 5 польских сел и на протяжении ночи и следующего дня сожгли эти села и все население от мала до велика вырезали — в общей сложности более двух тысяч человек.

Мой взвод принимал участие в сожжении одного большого села и прилегающего к этому селу хутора. Мы вырезали около 1000 поляков.

Вопрос: Каким образом вы убивали поляков?

Ответ: Многих поляков — мужчин, женщин, стариков и детей — мы бросали живыми в колодцы, затем добивали их выстрелами из огнестрельного оружия. Остальных кололи штыками, убивали топорами и расстреливали.

Все это делалось нами под лозунгом «уничтожай польскую шляхту, которая наплывает на украинские земли».

Польские селения сжигали с таким расчетом, чтобы не оставалось следов их существования и чтобы поляки никогда не претендовали на украинские земли.

Нам объясняли, что мы этим самым облегчаем осуществление грядущей «украинской революции». И мы в это слепо верили.

Вопрос: Сколько домов сожгли и убили поляков Вы со своим взводом?

Ответ: Когда началась резня поляков, мой взвод действовал стихийно, я не могу сделать даже приблизительного подсчета совершенных моим взводом убийств и поджогов.

Вопрос: Сколько поляков убили лично Вы?

Ответ: По моим приказам взводом убито много поляков, но я лично не убил ни одного.

 ДА СБУ. Ф. 13. Д. 1020. Л. 164–176.

Оригинал, рукопись.

Источник: Забытый геноцид: «Волынская резня» 1943–1944 годов: сборник документов и исследований. — М.: Алексей Яковлев, 2008

Читайте также
«Не убивайте меня, я ведь еще ребенок!»: 1941 г. глазами немецких солдат
20 июня
«Красноармейцев брать в плен лишь в исключительных случаях, другими словами, если нет другого выхода. А в остальных случаях их необходимо расстреливать, то же самое распространяется и на военнослужащих женщин».
«У меня были длинные волосы, немцы схватили за косы и поехали»: как нацисты от большевизма Днепропетровск спасали
8 июня
Под Днепропетровском жители города рыли противотанковые рвы, когда появились немецкие мотоциклисты. Немцы устроили настоящую охоту на разбегавшихся по полю людей. Многие, как студентка днепропетровского театрального училища Фрума Ицкович, не успели убежать.
Красноармейцев голыми руками заставляли выгребать нечистоты, откажешься — руки ломали: «Польский гулаг» 1920–21 гг.
6 июня
История взаимоотношений Польши и Советского государства включает ряд сложных и актуальных проблем, составляющих так называемые «белые пятна». Одной из таких проблем является польско-советская война 1919–1920 гг. и в особенности судьба военнопленных, интернированных и заложников, находившихся как в Польше, так и в Советской России.
«Очнувшись, я увидела, что в моем доме немцы расстреливают людей, и притворилась мертвой»: сожженные деревни России
15 июня
Гражданка Александрова Александра 90 лет, проживавшая в дер. Каменка, не имела возможности выйти из дома, и была заживо сожжена.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...