Контекст

Чудо во время войны: упасть с высоты 7 тыс. метров без парашюта и выжить!

 

Воспоминания Героя Советского Союза, советского штурмана Н.А. Гунбина:

Ранним утром в начале января 1942 г. нас вызывают на командный пункт полка. Нашему звену и звену из третьей эскадрильи под командованием летчика Николая Жугана и штурмана Ивана Чиссова ставится срочная боевая задача: поддержать наступающие части кавалерийского корпуса. Первым взлетает наше звено, за нами — звено Жугана. Погода стоит ясная, как и в тот новогодний день. Видимость хорошая. Дымки нет, а это не в нашу пользу. 

Как и прежде, днем, мы без сопровождения истребителей. Опасно, но так надо: этого требует обстановка. Учитывая метеорологические условия, решаем на этот раз высоко не забираться, чтобы в случае чего можно было быстро снизиться и перейти на малую высоту. Этим маневром нам и раньше удавалось избегать встречи с вражескими истребителями и выполнять боевые задания. И теперь эта тактика оказалась правильной. Все экипажи нашего звена вернулись на аэродром. Из другого звена нет экипажа Жугана. Его ведомые доложили, что самолет командира звена подбит вражескими истребителями и члены экипажа выбросились с парашютами. Вскоре командир звена прибыл в полк, но без штурмана и стрелков.

Вот что рассказал об этом полете старший лейтенант Николай Жуган:

Мы следовали сзади звена Харченко на расстоянии примерно трехминутного интервала и после удара по цели набрали высоту 7000 метров. Мы уже подходили к линии фронта на высоте 8000 метров, когда нас перехватили два звена «мессершмиттов». Завязался неравный бой. В одной из атак противник вывел из строя правый мотор нашего самолета, и мы стали отставать от других в звене. Противник, несмотря на наш ответный огонь, атакует еще и еще. Оба воздушных стрелка получили смертельные раны. Перебита тяга руля высоты, самолет неуправляем, круто снижается.

— Прыгать с парашютами! — приказываю экипажу.

— Понял, прыгаю, — ответил Чиссов. Остальные молчали — их уже не было в живых.

Я видел, как он покинул самолет штурман, прыгнув из нижнего люка. Заметил, что высота была в это время около 7000 метров. Так как кругом шныряли неприятельские истребители, Иван решил, очевидно, сделать затяжной прыжок, но на большой высоте, без кислорода, сразу же потерял сознание. Сам я покинул самолет позже, когда высота была уже меньше 5000 метров.

Наблюдавшие за воздушным боем наши кавалеристы, находившиеся в том же районе, видели, как от самолета отделилась черная точка и стала быстро увеличиваться. Все ждали, что парашют вот-вот раскроется, но он не раскрылся. В бессознательном состоянии Чиссов камнем падал на землю... Он упал в километре от наших бойцов. Трое из них вместе с командиром взвода помчались к тому месту. Человек лежал на дне глубокого заснеженного оврага. К их удивлению, он был жив и, когда они подошли к нему, то, придя в сознание, прежде всего спросил у них:

— Кто вы?

Убедившись, что это свои, позволил им отправить его в медсанбат.

Оказалось, что Чиссов — по самой счастливой случайности! — упал в повисший над оврагом толстый снежный сугроб (зима 1942 года была на редкость снежная). Снег смягчил удар, и Чиссов, скользя по снежному скату оврага, «погасил» скорость своего падения до минимума и остался жив. Это невероятно, но факт: нераскрытый парашют был на Чиссове.

Жуган приземлился на опушке леса. Его тоже встретили наши, советские бойцы, и привели в деревню, куда уже принесли штурмана.

— Иван! Живой?!

Первую медицинскую помощь Чиссову оказал фельдшер медико-санитарного батальона М.А. Брехов. Но повреждения костей и органов таза были серьезные, и через некоторое время Ивана отправили во фронтовой госпиталь, где врач-хирург Я.В. Гудынский сделал ему несколько сложных операций. Больше месяца шла борьба за жизнь штурмана. Когда здоровье Ивана несколько улучшилось, его переправили в другой, тыловой госпиталь. Там коллектив медицинских работников во главе с опытным врачом И.П. Изотовым помог штурману окончательно встать на ноги.

О прыжке без парашюта с 7000-метровой высоты написал в те январские дни на страницах газеты «Красная звезда» военный корреспондент Н. Денисов. Случай, происшедший со штурманом 98-го полка, действительно фантастический. Но, видно, было суждено и очень хотелось жить этому волевому человеку.

После выздоровления Чиссов попросился в свою часть продолжать боевые полеты, но ему отказали в этом и направили преподавателем в штурманское училище. До конца войны он готовил для фронта штурманов, передавая им свой боевой опыт. Его воспитанники не раз доказывали, как умеют они выполнять свой долг перед Родиной.

Встретиться вновь с Чиссовым мне довелось лишь в 1970 году на 30-летнем юбилее части. Там я увидел все такого же жизнерадостного человека. Человека, родившегося, как все говорили, второй раз. За это время он успел окончить Военно-политическую академию, уйти в запас и стать пропагандистом при Центральном Доме Советской Армии имени М.В. Фрунзе. Наша встреча была интересна и желанна для нас обоих еще и потому, что к моменту невероятного прыжка этого человека мы, служа в одном полку, совершили с ним более чем по семьдесят боевых вылетов каждый.

Источник: Гунбин Н.А. В грозовом небе. — Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1984

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Одну из крупнейших диверсий в годы войны советский партизан совершил в одиночку. На воздух взлетели 700 нацистов, а партизан спокойно уехал на велосипеде
8 октября
13 ноября 1943 года оккупированный нацистами псковский городок Порхов потряс мощный взрыв. Взлетел в воздух местный кинотеатр, в котором за просмотром незамысловатой комедии коротали вечер немецкие военнослужащие. Диверсия, которую организовал местный киномеханик Константин Чехович, осталась в истории одной из самых масштабных партизанских кампаний времен Великой Отечественной. В результате взрыва погибло более 700 вражеских солдат и офицеров, среди которых были 2 генерала. На порховском стадионе протянулись долгие ряды крестов: «Погиб 13-11-43».
Советский разведчик взял в плен немецкого офицера. На его розыски отправился брат, который через три месяца сам попался в ловушку разведчика
11 октября
«Прибыло извещение, что Карл пропал без вести. Как это понять? Я твердо решил проситься на Север, в часть Карла, чтобы заменить его. Так повелевает мой долг и мой фюрер!» — Ну и дурак! И зачем только он побежал? — сокрушался Радышевцев. — В плену встретил бы своего Карла, а в моем счете прибавился бы еще один «язык». А то — долг, фюрер!
Как советские спецслужбы разбирались с террористами: уникальная спецоперация СССР в Ливане в 1985 г.
12 октября
30 сентября 1985 года Бейрут отметился небывалым для тех времен событием: были похищены четверо советских дипломатов из ливанского посольства. Резидентов КГБ схватили прямо на улице, один был ранен и впоследствии убит. Дерзкий теракт переполошил все спецслужбы Советского Союза. Бескровное освобождение заложников было возложено на КГБ. О том, как агенты месяц «уговаривали» террористов отпустить заложников и какой довод подействовал безотказно, — в материале.
Власти Германии начнут выплачивать пенсии евреям, пережившим блокаду Ленинграда
7 октября
Германия согласилась выплачивать пенсии евреям, пережившим блокаду Ленинграда во время Великой Отечественной войны.
Обсуждение ()
Новости партнёров