Контекст

Бесшумен, отлично видит в темноте и невероятно силен: «Матрос Кошка» взял в плен 153 «языка»

В годы Великой Отечественной войны Николай Гунько осуществил 156 вылазок, лично взял в плен 153 «языка». За его голову враги обещали 10 тысяч марок. Шесть раз Гунько представлялся к званию Героя Советского Союза.

Через огонь и воду

Николай Гунько родился 14 мая 1920 года в селе Красногвардейском Ставропольского края. Молодой, энергичный парень из большой крестьянской семьи попал в армию в 1940-м, а уже через год впервые встретился с врагом лицом к лицу.

В июне 1941 года в составе кадрового подразделения одним из первых встретился с напавшими на нашу землю гитлеровцами. Побывал в окружении, был ранен, но всё только начиналось. Оказался в госпитале, оправился — и снова в бой.

Уже в 1942-м в звании ефрейтора ставропольцу пришлось сражаться с фашистами под Моздоком и Владикавказом. Там он подбил вражеский танк, за что получил медаль. Позже первым перешел ледяные воды Сиваша при штурме Крыма в ноябре 43-го.

Из воспоминаний героя Советского Союза Ильи Поликахина:

«Наша часть первой форсировала Сиваш и захватила плацдарм. 1 ноября 1943 года через Сиваш прошли первыми разведчики во главе с Н.И. Гунько, а потом уже этот огромный залив перешли и полки. Завязались ожесточенные бои за плацдарм. Мы пришли сюда с винтовками, автоматами и гранатами, а у фашистов были и танки, и артиллерия. Мужественно сражались советские воины. Враг стремился сбросить нас, утопить в суровых водах Большого Сиваша. … Николай Гунько выдвинулся далеко вперед. Он забрался на стог обмолоченной соломы и разил точным огнем гитлеровцев. Противник обнаружил храбреца. Пули взвизгивали под его головой. — Гунько! — крикнул я ему. — Слезай, черт, оттуда! — Но он и ухом не повел, знал, что позиция очень выгодная, и не хотел оставлять ее.

Противник бросил в бой легкие танки. Гунько стрелял бронебойными патронами, подбил один из танков. Остальные повернули назад, но тут  стог соломы вспыхнул, как спичка. — Пропал наш Гунько! — ахнули мы. Однако тревога оказалась напрасной, Гунько выскочил из пламени и перебежками добрался до второго стога соломы, чтобы вновь точным огнем уничтожать наступавших фашистов. Но вот вспыхнул и этот стог. Под прикрытием пулемета Николай кубарем свалился сверху вниз. Противник бросился в атаку, когда стих наш пулемет. Гунько, не медля ни минуты, подбежал к пулемету, отодвинул убитого бойца, дал длинную очередь. Фашисты открыли по нашим позициям артиллерийский и минометный огонь. Один снаряд разорвался рядом с пулеметом, за которым лежал Гунько. Я своими глазами видел, как его отбросило далеко в сторону. Тут мы окончательно "похоронили" нашего друга. Разведчики Дондик, Кириченко, Романенко и я во главе с Сергеевым кинулись к месту предполагаемой гибели боевого друга, но мы опоздали: нас опередили немцы, которые уже были рядом. Мы залегли. Мысленно каждый из нас простился с Николаем и не хотел, чтобы над его телом издевались фашисты. И вот чудо! В группе немцев, бросившихся к телу разведчика, разорвалась граната. Она разбросала фашистов в разные стороны. По оставшимся в живых немцам мы открыли автоматный огонь. И вдруг перед нашим взглядом предстал Николай Гунько, тащивший на плечах пленного…»

Советский супергерой

В расположение частей советских солдат за годы войны Николай Гунько не раз доставлял лично плененных фашистских офицеров и солдат. Ему жали руку маршалы Федор Толобухин и Иван Баграмян. За «голову» ловкого разведчика враги объявили невероятную сумму и участок земли на Ставрополье.

Однополчане рассказывали, что способности Николая Гунько были по-настоящему фантастическими. Сослуживцы прозвали его «Матрос Кошка — 2». Матрос, потому что служил в морской бригаде. Кошка,. потому что действовал бесшумно и хорошо видел ночью. Кроме того, обладал невероятной физической силой. А цифру «два» приставили в шутку: уж очень напоминал ставрополец Петра Марковича Кошку — знаменитого разведчика периода первой обороны Севастополя.

Прославил Николая Гунько именно этот город. Во время освобождения Севастополя герою поручили водрузить Красный флаг на самой высокой точке. Он двинулся туда вместе с товарищами майской ночью 44-го.

По пути советские солдаты отбивали атаки противника, уничтожили грузовую машину и зенитную установку. Враги пытались убить бойцов и сбросить знамя. Но захватчики потеряли 40 солдат и бежали, увидев подкрепление. Флаг остался гордо развеваться на здании Гидрометеослужбы. Сам Николай Гунько был награжден Орденом Красного Знамени.

Прошел через всю Украину, Белоруссию, Литву и Латвию. Звание Героя Советского Союза ставрополец так и не получил, но в его арсенале осталось множество наград: медали «За боевые заслуги» и «За отвагу», Ордена Славы III степени, Красного Знамени, Отечественной войны II степени и Красной Звезды. В 1965 году «простой парень» из Красногвардейского стал почетным гражданином Севастополя.

Говорят, когда ставрополец приезжал в город-герой, его едва ли не несли на руках. Но сам красноармеец об этом никогда не вспоминал: не любил рассказывать о своих подвигах.

Источник: оригинальная статья



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Перестань мне писать о шелке, который я обещал привезти из Москвы. Здесь ад. Русские начали наступать»: письма немцев из-под Москвы
15 ноября
Много интересного и порой удивительного можно обнаружить в письмах немецких солдат с восточного фронта домой. При всей пестроте писем есть в них нечто общее. Первые месяцы войны против СССР немецкие письма были наполнены бравурными заявлениями о скорой и неминуемой победе, о парадном шествии по Москве, о пленении Сталина и тому подобных вещах.
Низкорослые, с виду увальни, дрались бесстрашно: как советские разведчики побеждали в рукопашных схватках здоровенных немецких егерей
17 ноября
Дважды Герой Советского Союза Виктор Леонов руководил одним из самых сильных отрядов советских разведчиков-рукопашников. Против 181-го особого разведывательного отряда Северного флота воевали горные егеря — элита немецких войск. Несмотря на серьезную подготовку, немецкие егеря как огня боялись рукопашников Виктора Леонова. При этом многие из советских разведчиков были щуплые и с виду не представляли угрозы.
«Дядя, я хочу жить, не стреляйте в меня»: в 1942 году эсэсовцы в станице Нижне-Чирской расстреляли 47 воспитанников детского дома
16 ноября
2 сентября 1942 года нацисты расстреляли 47 воспитанников детдома в станице Нижне-Чирской Сталинградской области. Им было от 4 до 12 лет. Детям стреляли в голову, а затем скидывали в яму. На ее дне, кроме тел, потом нашли игрушки, машинки, рогатки.
Журналист Welt назвал причину поражения вермахта в битве за Москву
14 ноября
Вермахт потерпел поражение в битве за Москву в 1941–1942 годах из-за дождей и проблем с материально-техническим обеспечением, считает журналист Флориан Штарк.
Новости партнёров