Контекст

«Перестань мне писать о шелке, который я обещал привезти из Москвы. Здесь ад. Русские начали наступать»: письма немцев из-под Москвы

Много интересного и порой удивительного можно обнаружить в письмах немецких солдат с восточного фронта домой. При всей пестроте писем есть в них нечто общее. Первые месяцы войны против СССР немецкие письма были наполнены бравурными заявлениями о скорой и неминуемой победе, о парадном шествии по Москве, о пленении Сталина и тому подобных вещах.

Начиная с конца августа, судя по письмам с фронта, настроение стало меняться. Ефрейтор Макс X. 2 сентября сообщил: «У нас наступили скверные времена и большие потери. Уже в течение пяти недель мы лежим на одном и том же месте, и по нам все интенсивнее стреляет русская артиллерия. До Москвы еще 150 км... Полагаю, что мы уже понесли достаточно потерь. Нам также постоянно обещают, что возвратят домой, но всё время впустую...»

Очень интересно письмо немецкого ефрейтора Карла Хермса в Германию: «Мы постепенно продвинулись в Россию. Так скоро, как мы предполагали сначала, не вышло. Мы считали на дрянные 1200 километров до Москвы 10 дней. Мы не сделали и половины, и это в 20 дней!»

Москва была очередной и очень важной приманкой. Офицеры всё время подбадривали солдат, они им внушали, что со взятием Москвы наступит конец войны, что советское правительство должно капитулировать, и тогда солдаты получат отпуска. Им обещали предоставить в Москве хорошие, теплые квартиры, отдых. Солдаты с нетерпением ожидали, когда можно будет всласть пожить в Москве, пограбить магазины и квартиры.

Так, солдат Ксиман из СС писал своей жене в Мюнхен 3 декабря: «В настоящее время мы находимся в 30 километрах от Москвы. Когда выходишь из дому, можно видеть издали некоторые башни Москвы. Скоро кольцо сомкнется, тогда мы займем роскошные зимние квартиры, и я пришлю тебе такие московские подарки, что тетка Минна лопнет от зависти».

Неизвестный солдат писал своей жене Анне Готер 1 декабря: «Нам остались 30 километров до Москвы, мы возьмем ее, и тогда нас отпустят, и ты получишь свое меховое пальто».

Дни сменяются днями. Ряды гитлеровских армий редеют под ударами Красной Армии. И постепенно в письмах кичливый тон начинает спадать. Меж строк слышатся уже тревожные нотки.

Ефрейтор Макс Грубер в письме к старшему ефрейтору Карлу Лайцингеру с опаской пишет, что их бронетанковая дивизия проходит через сожженные села, что всюду им в спину стреляют партизаны. Но самоуверенность еще не сломлена: он всё еще надеется «через 10 дней быть в Москве».

Начало советского контрнаступления под Москвой вызвало у большого числа военнослужащих группы «Центр» панические настроения.

В декабре рядовой А. Фольтгеймер в письме своей жене жаловался: «Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести... Умоляю, перестань мне писать о шелке и резиновых ботинках, которые я обещал тебе привезти из Москвы.  Пойми — я погибаю, я умру, я это чувствую...»

Битва за Москву ясно дала понять немецкому командованию, что надежды на блицкриг не оправдались. Генерал Гюнтер Блюментрит писал: «Теперь политическим руководителям Германии важно было понять, что дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя».

Воспоминания и письма немецкого солдата с Восточного фронта (все части)

Источник:  оригинальная статья



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Лучше 10 лет воевать во Франции, чем один год — в России»: уже в 1941 г. немецкие солдаты пожалели, что попали на восточный фронт
11 ноября
3 июля 1941 г. немецкий генерал Франц Гальдер написал: «Кампания против России выиграна в течение 14 дней». Нацисты думали, что победили СССР.
Эстония решила «дружить» с Россией, чтобы претендовать на российские земли
12 ноября
Представители внешнеполитических ведомств России и Эстонии впервые за два года провели двусторонние консультации. Перед этим эстонские политики предложили наполнить возрожденный диалог с восточным соседом своим содержанием и поставить перед президентом России Владимиром Путиным вопрос о том, что часть Ленинградской области РФ «принадлежит Эстонии».
Сейм Латвии утвердил запрет на использование георгиевских ленточек
11 ноября
Сейм Латвии в третьем чтении поддержал законодательные поправки, которые запрещают использовать георгиевские ленточки в общественных местах.
Советские танкисты предпочли сгореть в танке, но не сдались в плен немцам
12 ноября
Гитлеровцы сделали попытку захватить экипаж. Но танкисты, плотно закрыв люки, продолжали отбиваться. Потеряв немало солдат, фашисты поняли, что таким путем они ничего не добьются. Тогда они подожгли машину, надеясь, что теперь-то уж русские выскочат из раскаленной коробки. Но сквозь огонь и дым по-прежнему били пулеметные очереди. Лейтенант Плющевский, механик-водитель старший сержант Дошкин, командир башни старший сержант Богданов и пулеметчик сержант Павлов предпочли смерть позорному плену. Никто не покинул танк.
Новости партнёров