Контекст

О стиле работы Сталина: «Контроль за исполнением поручений — абсолютный. Болтунов не любил, работал круглые сутки»

Главный маршал авиации А.Е. Голованов, регулярно общавшийся с  И.С. Сталиным, вспоминает о его феноменальной работоспособности и исключительной требовательности во время войны:

«Контроль за исполнением даваемых поручений был абсолютен. Каждый знал, что его обязательно спросят, и не раз, о том, как выполняется полученное задание. Выполнение различных постановлений и решений начинали немедленно, не ожидая их оформления. Дорожили каждым часом, зная, что никаких скидок на всякие там обстоятельства не будет. Все вопросы обсуждались предварительно, исполнитель, как правило, присутствовал здесь же.

На мой взгляд, характерной чертой Сталина была его поразительная требовательность к себе и к другим. Радуясь тому или иному успеху, назавтра он рассматривал этот успех уже как нечто само собой разумеющееся, а послезавтра "виновника" успеха спрашивал, что тот думает делать дальше. Таким образом, почивать на лаврах любому, даже весьма авторитетному товарищу, не удавалось. Сталин, воздав должное человеку, который совершил что-то важное, подталкивал его делать дальнейшие шаги. Эта характерная черта не позволяла людям самоуспокаиваться и топтаться на месте. Каждый также знал, что ответит сполна, несмотря ни на какие заслуги, если он мог что-либо сделать, но не сделал. Всяческие отговорки, которые у нас, к сожалению, всегда находятся, для Сталина не имели никакого значения.

Если же человек в чем-то ошибся, но пришел и сам сказал прямо обо всем, как бы тяжелы ни были последствия ошибки, никогда за этим не следовало наказание. Но горе было тому, кто брался что-то сделать и не делал, а пускался во всякого рода объяснения. Такой человек сразу лишался своего поста. Болтунов Сталин не терпел. Не раз слышал я от него, что человек, который не держит своего слова, не имеет лица. О таких людях он говорил с презрением. И наоборот, хозяева своего слова пользовались его уважением. Он заботился о них, заботился об их семьях, хотя никогда об этом не говорил и этого не подчеркивал. Он мог работать круглые сутки и требовал работы и от других. Кто выдерживал, тот работал. Кто не выдерживал, — уходил.

Работоспособность Сталина во время войны была феноменальная, а ведь он уже был не молодым человеком, ему было за шестьдесят. Память у него была редкостная, познания в любой области, с которой он соприкасался, удивительны. Я, летчик, во время войны считал себя вполне грамотным человеком во всем, что касалось авиации, и должен сказать, что, разговаривая со Сталиным по специальным авиационным вопросам, каждый раз видел перед собой собеседника, который хорошо разбирался в них, не хуже меня. Такое же чувство испытывали и другие товарищи, с которыми приходилось беседовать на эту тему — артиллеристы, танкисты, работники промышленности, конструкторы. Так, например, Н.Н. Воронов, впоследствии Главный маршал артиллерии, являлся к Сталину с записной книжкой, в которую были занесены все основные данные о количестве частей и соединений, типах артиллерийских систем, снарядов и т.д.  Докладывая, он предварительно заглядывал в эту книжку, однако не раз бывали случаи, когда Верховный Главнокомандующий, зная все эти данные на память, поправлял его, и Николаю Николаевичу приходилось извиняться.

Я видел Сталина и общался с ним не один день и не один год и должен сказать, что все в его поведении было естественно. Иной раз я спорил с ним, доказывая свое, а спустя некоторое время, пусть через год, через два, убеждался: да, он тогда был прав, а не я. Сталин давал мне возможность самому убедиться в ошибочности своих заключений, и я бы сказал, что такой метод педагогики был весьма эффективен.

Как-то сгоряча я сказал ему:

— Что вы от меня хотите? Я простой летчик.

— А я простой бакинский пропагандист, — ответил он. И добавил: 

— Это вы только со мной можете так разговаривать. Больше вы ни с кем так не поговорите.

Тогда я не обратил внимание на это добавление к реплике и оценил ее по достоинству гораздо позже». 

Иосиф Сталин. Как стать вождем

Источник: Голованов А.Е. Дальняя бомбардировочная... — М.: ООО «Дельта НБ», 2004.




Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Вернулся «с того света»: немцы выстрелили в голову Дмитрию Яблочкину, искололи его штыками, раздели и бросили под дерево. Через 10 часов он очнулся
18 октября
Сержант Дмитрий Яблочкин на фронте совершал диверсионные рейды в немецкий тыл. Каждый такой рейд — все равно что поход «на тот свет». Каждое возвращение — все равно что воскрешение из мертвых.
Максим Пассар — таежный охотник, ставший легендой в годы войны. За ним охотились лучшие немецкие снайперы
15 октября
Он родился в 1923 году. 19-летним юношей ушел на фронт из родной деревни Нижний Катар на Амуре нанаец Максим Пассар. В родных краях Пассар был хорошим охотником, и это ему пригодилось.
Советский летчик на истребителе с отказавшим мотором пролетел сквозь вагон товарняка с открытыми дверьми. Лишился зубов, но остался жив
19 октября
Находчивости и быстроты реакции Мише было не занимать. Однажды он сажал свой самолет с отказавшим мотором на маленький аэродром возле железнодорожной станции. Заход на посадку, как назло, был через нее. Самолет с неработающим мотором падал, как камень, на железнодорожные составы. Летчик видит, что ему не хватит высоты, чтобы дотянуть до аэродрома. Уже вот-вот он врежется в вагоны...
Таежный следопыт Михаил Сурков — самый результативный снайпер в годы войны. Он положил более 700 немцев благодаря смекалке
20 октября
Один из лучших снайперов Великой Отечественной войны Михаил Ильич Сурков родился в 1921 году. До войны жил в сибирском поселке Большая Салырь Ачинского района Красноярского края. Среди земляков он считался хорошим охотником-следопытом. Умел прочесть любой звериный след, бил пушного зверя точно в глаз, чтобы не попортить шкурку. У него была легкая пружинистая походка, зоркий взгляд, твердая рука, а главное — терпение, спокойствие, вера в свое охотничье счастье.
Новости партнёров