Культура Культура

Партизаны Пыталовского района: их память ненавидят наследники Латышского легиона СС

Источник изображения: waralbum.ru
 

Пыталовский район Псковской области, на который вновь заявили претензии власти Латвии, был центром партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Особенно отличились в борьбе с гитлеровцами и их пособниками братья Каупужи, которые до войны боролись с режимом диктатора Ульманиса на оккупированной Латвией территории Псковщины. Сегодня в их честь названа одна из центральных улиц Пыталово. Не приходится сомневаться: если президент Латвии Эгилс Левитс вдруг каким-то чудом добьется «латышской исторической территории», каковой он считает Пыталовский район, улицу братьев Каупужи «декоммунизируют» одной из первых.

В деревне Брижевка Карсавской волости у крестьянина Войцеха Каупужа родилось семь сыновей. Пятеро из них посвятили жизнь борьбе за социализм, причем двое — Евгений и Доминик Каупуж — стали героями Великой Отечественной войны.

Брат и сестра другого выдающегося партизана-антифашиста, Василия Макаровича Кононова, учились в одном классе с одним из сыновей Каупужа — Евгением. Он родился 7 марта 1919 года. Уже в школьные годы отличался глубоким и пытливым умом, яркими литературными способностями. Его сочинения отмечали все учителя словесности.

Евгений во время учебы в Карсавской гимназии создал подпольный коммунистический кружок, распространял агитационную литературу, за что был исключен из учебного заведения вместе с братом.

С трудом им удалось продолжить учебу уже в Абренской (Пыталовской) гимназии. Там Евгений, будучи старшеклассником, привлек к левому движению многих соучеников, выходцев из бедных семей, которые выступали против латвийского националистического режима диктатора Карлиса Ульманиса.

Другой старший брат, Доминик Каупуж, предпринял рискованный побег за границу в 1928 году.

Преодолев пограничные заслоны, он добрался до Москвы, где закрепился и прошел обучение на разведчика, после чего в 1933 году был переброшен обратно в Латвию под фамилией Мартынов.

Однако в небольшой республике было легко встретить друзей или знакомых, и вскоре Каупуж-Мартынов был разоблачен и арестован.

В 1939 году Ульманис пошел на вынужденный шаг, объявив амнистию для политзаключенных. Это решение было продиктовано растущими коммунистическими настроениями в условиях масштабного экономического кризиса. Во избежание массовых народных выступлений авторитарный правитель решил сбавить градус протестности. К тому же тюрьмы и рабочие лагеря были переполнены политическими заключенными.

В результате амнистии братья Доминик и Евгений Каупуж тоже оказались на свободе. Оба возобновили революционно-подпольную деятельность и при помощи единомышленников приступили к распространению нелегальной коммунистической литературы в Лудзенском, Резекненском, Абренском, Карсавском краях. Прокламации и периодику по Латгалии развозили на велосипеде активисты — в их числе был и молодой Василий Кононов.

Вскоре Евгений Каупуж привлек в компартию многих деятелей из сельской молодежи.

Проживая на конспиративной квартире, он курирует деятельность подпольных типографий, являясь членом редколлегий газет «Заря» и «Правда» (Taisnība).

Полицейским структурам удалось арестовать Евгения Каупужа за несколько дней до ввода ограниченного контингента Красной Армии в Латвию 17 июня 1940 года.

Летом 1940 года в Латвии установилась советская власть. По всей республике проходили многолюдные митинги, в том числе у тюрем и полицейских участков. Политзаключенные в полосатых робах выходили из ворот Центральной и Срочной тюрем, и их торжественно встречали родственники и единомышленники.

Среди ораторов, выступивших на митинге, были освобожденные из заключения Евгений и Доминик Каупужи. Вскоре «Геник» (так звали Евгения друзья) вернулся в Абрене, где стал первым секретарем Абренского укома партии.

Как отмечает Василий Макарович Кононов в воспоминаниях «Три моих войны», «Карсавско-Абренский край народ справедливо называл "краем Каупужей"».

Евгению на тот момент исполнился двадцать один год, но на его счету уже были серьезные заслуги в области подпольной деятельности.

В начале Великой Отечественной войны нацисты оккупировали почти весь юг Латвии за полторы недели. Множество коммунистических активистов оказалось в районах, захваченных гитлеровской армией.

Несмотря на сложнейшие условия, они с первых дней организовали партизанские отряды, которые вынуждены были действовать в плотном окружении сил противника, пользовавшегося добровольной помощью местных коллаборационистов.

Партизаны вынуждены были учитывать повышенную бдительность со стороны нацистских гарнизонов, комендатур, гестаповских структур, формировавшихся отрядов латышской вспомогательной полиции и информаторов нацистов из числа зажиточных крестьян, занявших выжидательно-одобрительную позицию по отношению к гитлеровским властям.

Евгений Каупуж, как и сотни молодых людей из захваченной Латвии, поддался общему порыву и написал письмо в Центральный комитет КП Латвии, где предложил включить его в ряды красных партизан. Он попросил отправить его на самый трудный и ответственный участок — в Абренский и Лудзенский уезды. Говоря о готовности молодых активистов присоединиться к партизанскому делу, «Геник» писал: «В нашей дивизии есть люди из этих уездов, члены партии и беспартийные, кто готов к такой борьбе и кто хорошо знает местные условия».

Письмо это оказалось в руках у легендарного латвийского партизана Вилиса Самсона, который очень высоко оценил стремление молодого человека. Тогда еще в Латвии не существовало организованного партизанского движения, и каждая такая просьба была на вес золота.

Евгений Каупуж, эвакуировавшись из Латвии, сначала поступил в распоряжение 201-й стрелковой (позже Латвийской) дивизии, а потом отправился в Москву на курсы повышения «партизанской квалификации».

В Ленинградской области был сформирован полк «За советскую Латвию», и «Геник» был назначен парторгом его 3-го отряда.

В июне 1942-го полк совместно с партизанскими подразделениями Ленобласти предпринял контрнаступление на позиции захватчиков. Согласно донесениям, партизаны проводили время в постоянных боях, которые носили затяжной характер. Именно под Ленинградом летом 1942 года противник сосредоточил большое количество свежей военной техники и живой силы.

Ленинградские партизаны 4-й бригады и Латвийский партизанский полк сражались бок о бок, плечом к плечу. Жестокие бои завязались под деревней Сорокино. Партизаны отчаянно отбивались от превосходящих сил противника. 26 июня пехотный полк немцев при поддержке танков и авиации пошел на Сорокино с юга. Нацистские войска успели перегруппироваться, и партизанское командование поняло, что деревню удержать не получится.

Евгений Каупуж героически погиб в бою с нацистскими танками, прикрывая отход своих товарищей.

После войны Евгений был торжественно перезахоронен на Большое братское кладбище в Риге. А его брат Доминик продолжил организацию партизанского подполья в Абренском крае. В октябре 1942 года из-за линии фронта сюда прибыли опытные партизаны, среди них, помимо Доминика, были Павел Дергач, Леонид Костров, Езуп Лагановский. Командование отрядом осуществлял Хуго Грислис. Именно осень 1942 года стала периодом активизации диверсионно-партизанской борьбы против нацистских оккупантов и их пособников в восточных областях Латвии.

Доминик Каупуж в послевоенной книге «В зареве костров» писал, что партизанское движение в считаные дни охватило обширную область с населенными пунктами Аугшпилс (Вышгородок), Пурвмала (Боково), Карсава, Балтинова, Шкилбани, а также железнодорожные станции Абрене, Пундури, Карсава. В число центров антифашистского подполья вошла и Абренская гимназия.

В движении приняли участие более трехсот хорошо подготовленных партизан, имевших опыт подпольной работы в годы диктатуры Ульманиса, а в их составе было по пятнадцать боевых групп из ста тридцати активистов.

В марте 1943 года в Латвии был создан один из первых партизанских отрядов — «Лиесма» («Пламя»), действовавший на стыке Абренского и Лудзенского уездов. Его командиром стал Федор Ларионов, а комиссаром — Доминик Каупуж. Василий Кононов вспоминает, что отряд регулярно пополнялся советскими военнопленными, которым удавалось бежать из лагерей в Аугшпилсе, Абрене и Малнаве.

1 апреля бойцы «Лиесмы» вступили в неравный бой с нацистами в районе Купровских лесов. Они понесли потери, но при этом сумели нанести противнику урон в живой силе. И вскоре тактика партизан изменилась. На историческую авансцену вышли подрывники, которые, перебравшись из района Зилупе, провели успешные операции на участке железной дороги от Абрене до Карсавы. Эти майские и июньские диверсии воодушевили местное население и поспособствовали притоку партизанских активистов в отряд.

А далее наступила пора «рельсовой войны», эпицентром которой и стал Абрене.

Преодолевая колоссальные трудности, партизаны форсировали труднопроходимые болота, переправляли боеприпасы, огибали хутора с пронацистскими элементами, поддерживали связь с единомышленниками в тяжелых условиях, мастерили взрывчатку и развозили ее по конспиративным точкам, минировали железную дорогу втайне от нацистской полиции и ее осведомителей.

Именно во второй половине 1943 года транспортной инфраструктуре Латгалии и Абренского края, находившихся под контролем нацистов, усилиями героев партизанского движения был нанесен сокрушительный урон.

Так партизаны-абренцы оттягивали на себя дополнительные силы нацистов, облегчая задачу подразделениям Красной Армии на других участках фронта, а каждый подорванный ими поезд с военным снаряжением, каждый выведенный из строя участок железной дороги или отбитый склад с боеприпасами спасал чьи-то жизни.

Из шести братьев Каупужей, участников Великой Отечественной войны, выжило только двое, в том числе и Доминик Войцехович Каупуж, который написал честные и правдивые воспоминания о войне. Сегодня память об этой семье хранит городок Пыталово, центральная улица которого носит название Каупужа. Символично то, что она проходит параллельно улице Победы и выводит к Пыталовскому музею Дружбы народов.

Ведь подлинная дружба народов во имя великой цели освобождения от нацизма проявилась в годы партизанского сопротивления.

Вам также может быть интересно:

Спецпроект RuBaltic.Ru: Прибалтика в годы Великой Отечественной войны

Спецпроект RuBaltic.Ru: Тропой пособников Гитлера

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Рельсовая война: как партизаны подрывали коммуникации нацистов в Латвии
30 апреля
Рельсовые партизанские сражения на территории оккупированной нацистами Латвии — неотъемлемая часть Великой Отечественной войны. Подвиг партизан-подрывников неоценим, ведь их героизм приблизил день Великой Победы.
Россия объявила охоту на нацистских «героев» Прибалтики
30 октября
Солецкий районный суд Новгородской области назвал геноцидом убийства мирных жителей нацистами во время Великой Отечественной войны. Речь идет о событиях 1942 года в деревне Жестяная Горка, где офицеры вермахта и их латышские пособники уничтожили не менее 2 600 человек.
Шестерых отправил в нокаут, взорвал дзот, понес раненого дальше: чемпион СССР по боксу в Великую Отечественную войну
11 апреля 2019
Я приказал Королёву оставить меня в густых кустах, а самому пробираться к своим... Королёв встал, повесил на шею автомат, вышел на просеку и, подняв руки вверх, пошёл к фашистскому дзоту.
Партизаны Прибалтики: особенности национального сопротивления
25 октября 2016
Партизанские отряды в республиках Прибалтики также внесли весомый вклад в победу СССР над нацистской Германией. Самым многочисленным партизанское движение было на территории Латвии.
Обсуждение ()
Новости партнёров