Политика Политика

Вседозволенность и беспредел: побывавшие «под прессом» активисты о действиях спецслужб Латвии

Источник изображения: skaties.lv
0  

Процесс преследования борцов за права нацменьшинств в Латвии перешел на новую стадию: русскоязычные активисты находятся на свободе, однако уголовное дело о Вселатвийском народном собрании еще не закрыто. Учитывая приближение осенних выборов в Сейм, новые задержания и неожиданные повороты следствия по-прежнему возможны. Аналитический портал RuBaltic.Ru связался с общественными деятелями, в разное время побывавшими под прессом латвийских силовиков, чтобы узнать, чего ждать жителям Латвии от своих спецслужб.

Александр ГАПОНЕНКО, президент Института европейских исследований, сопредседатель конгресса русских общин Латвии:

— За те четыре месяца, проведенные в тюрьме, обвинения мне толком и не предъявили. Говорили, что я должен признаться, но на вопрос, в чем именно, отвечали только, что я сам знаю, в чем. Потом, правда, прокуратура выставила на трех страницах текст обвинения, где было сказано, что мною осуществлялись публикации статей в профиле Facebook в период с сентября 2017 по апрель 2018 года. Но когда я спрашивал прокурора, какие конкретно статьи или высказывания «тянут» на 8 лет тюрьмы, четкого ответа так и не услышал.

Думаю, на самом деле причина моего задержания состоит в том, что мною был перейден так называемый барьер популярности. Обычно мои статьи читают где-то полсотни человек, но оказалось, что пост о предстоящих учениях НАТО (имеется в виду серия учений, прошедших на территории Прибалтики в мае 2018 года — прим. RuBaltic.Ru) разошелся по сети куда шире. Его просмотрели около двух миллионов пользователей. Это и послужило причиной моего последующего задержания.

У меня сложилось впечатление, что таким способом спецслужбы пытались убрать меня из общественно-политического поля или, проще говоря, закрыть мне рот прямо накануне парламентских выборов.

Ведь меня же обвиняют в попытке свержения государственной власти. И по этой статье доказательства должны быть конкретными: у меня на даче должен стоять парк танков. Но танки так и не были найдены, хотя спецслужбы обыскали все, что только могли. Так что это обвинение — всего лишь отговорка, и за решетку я попал именно как политический заключенный.

Александр Гапоненко / Фото: Sputnik LatvijaАлександр Гапоненко / Фото: Sputnik Latvija

Кроме этого, если вспомним, и наш премьер-министр, и президент, и спикер парламента призывали наказать меня и [правозащитника Владимира] Линдермана. Эти заявления были сделаны еще до решения суда. Ну какой судья удержится, если высшие должностные лица открыто этого требуют?

Честно скажу, на последнем заседании суда даже не надеялся, что выйду на свободу. Видимо, что-то изменилось: возможно, какое-то внешнее давление заставило латвийские власти пересмотреть свою позицию, ведь я написал разным мировым организациям немало писем в свою защиту.

Скорее всего, задержание связано с обострившейся предвыборной борьбой и грядущей сменой политической элиты по указке американцев.

Ведь наши правящие круги традиционно поддерживались «обамовцами» и находились под их политическим прикрытием. Теперь на смену им должна прийти группа, которая больше ориентируется на Дональда Трампа.

Надеюсь, после выборов подобное давление со стороны спецслужб прекратится. Если же репрессии продолжатся, то основных активистов просто посадят.

Татьяна ЖДАНОК, экс-депутат Европарламента, сопредседатель Русского союза Латвии:

— Думаю, что давление спецслужб на оппозиционных политиков и общественных активистов связано, в первую очередь, с ощущением безнаказанности правоохранительных органов. Их руководители сочли, что им на руку играет доминирующая на Западе антироссийская атмосфера, которая давно уже переросла в антирусскую.

Латвийская Полиция безопасности (ПБ) действует на основании принципа «все позволено», то есть она вообще не затрудняет себя поиском хоть каких-либо конкретных фактов.

Это очень красноречиво проявилось и в отношении меня, когда ПБ не предъявила никаких публичных доказательств того, что я представляю угрозу демократии в Латвии.

Татьяна Жданок / Фото: Gorod.lvТатьяна Жданок / Фото: Gorod.lv

Я считаю, что действия Полиции безопасности целенаправленны, и если ее не остановить, она будет продолжать в том же духе. Поэтому очень важно, чтобы после выборов в Сейме появилась фракция Русского союза Латвии. Ведь, к сожалению, ни один из ныне присутствующих в парламенте депутатов не поставил вопрос о допустимости подобных действий со стороны ПБ.

В противном случае, попавшие под давление спецслужб будут преследоваться и дальше. Так что нам ничего не остается, кроме как сопротивляться этому прессу, пока он не расплющил нас окончательно.

Илья КОЗЫРЕВ, член Штаба защиты русских школ:

— Власти твердо намерены избавиться от нас и построить, наконец, латышскую Латвию. Поскольку методы Холокоста в отношении нелатышей они пока применять не могут, был выбран путь последовательного и систематического уничтожения русского образования. Латышские этнократы совершенно правильно рассчитывают, что в таких условиях часть русскоязычных покинет страну, а оставшиеся будут ассимилированы уже через поколение.

Сейчас в этом процессе наступил решающий момент. В этом году власти «уполовинили» русское начальное образование и полностью уничтожили среднее. Под запретом оказалось преподавание на русском языке даже в частных школах и университетах.

Илья Козырев / Фото: РидусИлья Козырев / Фото: Ридус

Разумеется, такое положение неизбежно вызывает рост протестных настроений у русскоязычного населения.

Латышские националисты понимают, что для успешного построения «Латвии для латышей» жизненно важно будет именно сейчас придушить любое сопротивление, чтобы ситуация была под контролем еще до момента уничтожения русских школ.

Чтобы митинги и демонстрации оказались малолюдными, чтобы протесты были тихими и нерезонансными, чтобы латвийская и иностранная пресса уделяла им как можно меньше внимания. Для этого и нужно оказать давление на сравнительно небольшую группу активистов. Таким образом власти решают сразу две задачи: во-первых, внимание этих активистов переключается с организации сопротивления на проблемы собственной защиты, а во-вторых, будут напуганы все остальные.

Закончатся ли антирусские репрессии после выборов, зависит только от их результатов. Если в Сейме появится фракция Русского союза Латвии, то правящим кругам будет труднее справляться с протестным движением. Статус и полномочия депутатов от РСЛ станут серьезным препятствием на пути латышских карателей. Но если Союз в парламент не пройдет, репрессии не только не ослабнут, а, напротив, усилятся. Вот тогда сопротивление «латышизации» русских школ неизбежно пойдет на спад.

Александр ГИЛЬМАН, публицист:

— Сейчас уже мало кто помнит, но я в свое время тоже подвергся давлению спецслужб. Агитацию за свержение государственного строя мне вменяли еще в 2006 году, но суд тогда полностью меня оправдал, показав всю безосновательность обвинения.

Правда, мой опыт устарел.

Сегодня Полиция безопасности действует совершенно иными методами. Если раньше она чисто формально проверяла те или иные факты, как правило, под давлением политиков, то теперь она ставит перед собой задачу запугать людей.

На меня два раза заводили уголовное дело: один раз в 2006-м, а второй — в 2012 году. Надо сказать, оба раза личное отношение ко мне было вполне доброжелательным. Меня попросили подтвердить, что я писал комментарий, из-за которого было возбуждено уголовное дело. Я это подтвердил. И все: никто не изымал у меня компьютер, не громил мой дом.

Александр Гильман / Фото: РСЛАлександр Гильман / Фото: РСЛ

Теперь все изменилось: обыски проходят, даже если в них нет особой необходимости. Спецслужбы изымают средства связи и держат их дольше, чем это нужно. Известно, что компьютер взломан, вся информация из него получена, но его месяцами не отдают владельцу.

Так что теперь стратегия Полиции безопасности совсем другая. Поскольку нет гарантии, что суд примет сторону обвинения, надо хотя бы самим процессом преследования запугать человека так, чтобы он больше ничего не делал.

Фактически Полиция безопасности стала карательным органом. Отсюда и жесткие задержания, как было в ситуации с [Владимиром] Линдерманом и [Александром] Гапоненко.

Или вообще нонсенс, когда человек сам идет на допрос в ПБ, а его арестовывают. Так было в случае с [активистом Ильей] Козыревым и [публицистом Юрием] Алексеевым: они сами пришли, и никакой необходимости в задержании не было.

К сожалению, я совершенно не вижу предпосылок к тому, чтобы подобные действия спецслужб прекратились. Ведь большая часть нашего общества не возражает, и никто из общественных деятелей, начиная от «Согласия» и заканчивая любыми латышскими партиями, ни слова не сказал в защиту заключенных.

И политики, и простые люди настолько боятся замарать себя связью с «врагами народа», что даже не готовы выступить против очевидного произвола.

Все это показывает, что ситуация очень серьезная и последствия — самые негативные. Нарушение прав человека будет лишь усиливаться. Стоит только посмотреть, что происходит на Украине: человека три года держат в тюрьме, потом суд его оправдывает, но на выходе из зала заседания его опять арестовывают, только по другой статье. Пока в Латвии подобного нет, но кто знает… Все возможно.

Читайте также
«Мои будущие дети должны учиться на русском языке». История ученицы из латышской школы
1 сентября
Сегодня 1 сентября — День знаний, начало нового учебного года во многих странах мира. В Латвии за парты должны усесться чуть более 200 тысяч школьников.
Жительница Эстонии пожаловалась на отказ в обслуживании в аптеке на русском
30 августа
Жительница Эстонии пожаловалась на то, что ей отказали в обслуживании на русском и английском языках в аптеке в городе Кейла.
Линдерман заинтересовал депутата Госдумы РФ созданием «карты русского»
4 сентября
Латвийский активист и правозащитник Владимир Линдерман предложил депутату Госдумы РФ Сергею Шаргунову создать так называемую «карту русского» для русскоязычных жителей стран Балтии.
Премьер Эстонии отреагировал на подозрение в госизмене «вдвойне русского» офицера
6 сентября
Подозрение в госизмене, предъявленное офицеру Сил обороны Эстонии Денису Метсавасу, не должно становиться поводом для дискриминации по национальной принадлежности на госслужбе.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...