Политика Политика

Интересы Прибалтики в переругавшемся ЕС никто учитывать не станет

Источник изображения: menswork.ru
0  

Евросоюз раздирают внутренние противоречия. Франция торгуется с Германией по вопросу «Северного потока — 2», Италия поддерживает движение «желтых жилетов» во Франции, а Великобритания ругается со всей «Единой Европой» из-за условий своего выхода из состава ЕС. Произошел ли раскол романо-германского «ядра» Европейского союза, к чему приведет «брексит», реальна ли угроза распада ЕС и что будет с прибалтийской периферией в кризисном Евросоюзе, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал руководитель Центра политэкономических исследований (Москва) Василий КОЛТАШОВ.

О действиях Италии против ЕС

— Пока Германия контролирует процессы в Евросоюзе, а британцы беспомощно валяются в ногах у Ангелы Меркель и боятся даже сказать вслух, что они могут развалить ЕС, можно говорить об объединенной Европе. Но эта Европа очень жестко управляется Германией.

Италия неслучайно сыграла против Франции, чтобы заставить ее поддержать итальянскую позицию по вопросам размера долга, финансовой политики и, может быть, даже касательно темы увеличения европейских расходов на Италию. Но назвать это мятежом или шагом к развалу Европейского союза нельзя.

Италии будет очень тяжело, если Меркель рассердится. Греки уже были поставлены на колени в 2015 году, когда она рассердилась.

А происходит это однообразно: звучат угрозы финансовой изоляции, того, что ни один турист вас не посетит, ни один товар ваш не будет продан в Европе… После этого все встают в послушную позу.

Поэтому поддержка Италией «желтых жилетов» — это скорее борьба в рамках перераспределения ресурсов внутри Евросоюза. Распад этого союза вряд ли возможен с Запада.

О перспективах единства ЕС

— Распад ЕС был возможен в 2017 году, когда проходили выборы президента Франции.

Если бы британские консерваторы не были трусами, они протянули бы руку помощи французским консерваторам в лице Марин Ле Пен с предложением разобрать устаревший Евросоюз и собрать его заново, а именно — начать переговоры с Италией, Испанией, Нидерландами и Бельгией против утомившей гегемонии Германии.

Но они предпочли провести переговоры с евробюрократией и Меркель. В итоге получили условия, которые сами сочли неудовлетворительными, за что Тереза Мэй подверглась жесткой критике.

Во Франции победил Эммануэль Макрон, которому Меркель сделала ряд реверансов. Она дала ему возможность почувствовать себя политиком высокого уровня, каковым Франсуа Олланд в годы президентства никогда не был.

В результате французы примитивно следуют за немецкой линией. Министр финансов Греции Янис Варуфакис по этому поводу сказал, что французы повторяют то, что сказали немцы.

Таким образом, на Западе распад ЕС вряд ли возможен. Там все очень зависят от системы, от потока немецких туристов. Но на Востоке угроза может быть очень серьезной, потому что это периферия, которую беспощадно эксплуатируют (например, Украина), и полупериферия (например, Польша).

Украина в данном случае — самая дальняя периферия Евросоюза, который грабит ее людские ресурсы, не давая населению никаких гражданских прав и загоняя на самые нижние этажи рынка труда. Поэтому здесь возможно под национальными лозунгами негодование против унижения, «равноправной Европы», где у наций нет развития, а у домашних хозяйств — роста уровня жизни.

Здесь кто-то должен «качнуть» ситуацию, а кроме России, на этом направлении сделать этого некому.

Чтобы сохранить систему, Евросоюз вынужден продолжить политику похода на Восток: вести переговоры с Александром Лукашенко, чтобы Беларусь также попала в зону влияния ЕС, удерживать Украину, контролировать процессы в ней и подыгрывать антироссийски настроенным силам.

Балканы — это другая «пороховая бочка» Европейского союза, потому что балканские экономики разрушены, балканские нации, включая греков, унижены.

Как только Россия (возможно, в связке с Турцией) предложит им альтернативу, Евросоюз потеряет Балканы.

И отсюда может начаться распад ЕС, так как где Балканы, там и Венгрия, а где Венгрия, там и Словакия.

О разногласиях внутри «Единой Европы»

— Нынешние противоречия говорят о том, что выгоды членства в ЕС не оказались достаточными для развития экономик и компаний в таких странах, как Италия, Испания и Франция. Круг выгодополучателей в последние годы все больше сужается. Но при этом нынешние выгодополучатели пока в состоянии контролировать подчиненные страны и блокировать возможный мятеж.

О планах создать единую европейскую армию

— План по созданию единой европейской армии был исключительно мероприятием ради пиара. Хорошо, допустим, в рамках ЕС будет объединено некоторое количество соединений. Что от этого изменится? Люди говорят на разных языках, имеют разное гражданство, существуют различные военные уставы. Да, могут появиться дополнительные военные подразделения, подчиненные еврократии.

Но чтобы разбомбить Югославию, никакой европейской армии не понадобилось.

Поэтому едва ли этот вопрос сейчас является серьезным. Макрон просто использовал его, чтобы подчеркнуть роль Франции в Европе.

Это была его главная пиар-задача. И это было сделано не вопреки Германии. К примеру, по вопросу «Северного потока — 2» Франция оказалась за Германию, поэтому его будут строить.

О влиянии «брексита» на положение периферийных стран ЕС

— Периферийные страны будут получать меньше денег, часть населения вернется из Великобритании, с заработков, но значительная часть останется в Европе. Кто-то переместится в Ирландию, а кто-то на континент, так как домой, в нищету, они не поедут.

Страны Прибалтики были бедными и таковыми останутся, но при этом они абсолютно управляемые: наполовину американцами и наполовину еврократией. Это не те нации, чьи интересы будут учтены.

Евросоюз будет по-прежнему выкачивать ресурсы из периферии, а ее мятежи будут нести еще более первобытный характер, чем выступления «желтых жилетов» во Франции.

А теперь представьте, что будет на Востоке, где нет массовых профсоюзов, нет даже политических организаций с социальным опытом, который есть у французов. Максимум произойдут бунты с сожжением полицейских участков, но Евросоюз их подавит.

Только при наличии экономической альтернативы, которая объективно может исходить только от России, можно будет говорить, что на месте сегрегационного Европейского союза, построенного на неравенстве, будет союз, в который страны Восточной Европы будут приняты как равные.

В таком случае будут единые рынок, правила, таможня — и никакой сегрегации и никакого уничтожения местного производства.

Статья доступна на других языках:
Читайте также
7 стран, которые идут в НАТО вслед за Македонией
15 февраля
Послы государств — членов НАТО подписали протокол о присоединении Македонии (отныне Северной Македонии) к Североатлантическому альянсу. Теперь дело остается за малым — ратификацией протокола каждым состоящим в НАТО государством.
Избежать судьбы Прибалтики: сохранит ли Германия промышленность в борьбе с Америкой и Китаем?
15 февраля
Министерство экономики ФРГ представило план сохранения промышленности Германии в условиях конкуренции с США и Китаем.
Кому нужно «Восточное партнерство»: мнение экспертов России и Беларуси
15 февраля
В этом году «Восточное партнерство» отмечает 10-летний юбилей. Постоянный представитель Беларуси в ЕС Александр Михневич предложил провести форум «10-летие "Восточного партнерства"» в Минске.
В США выразили надежду остановить «Северный поток — 2»
16 февраля
Заместитель министра энергетики США Дэн Бруйетт считает, что у его страны еще есть возможность остановить строительство газопровода «Северный поток — 2».
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...