Политика Политика

«Гнездо змей и шакалов»: между странами ЕС начинаются разборки из-за коронавируса

Источник изображения: Topcor.ru
 

Коронавирус раскалывает некогда стройные ряды членов Евросоюза. Премьер-министр Италии дает европейцам десять дней на поиски «адекватного решения», президент Франции Эммануэль Макрон предупреждает о риске распада Шенгенской зоны, канцлер Австрии Себастьян Курц призывает готовиться к серьезному разговору, когда эпидемия пойдет на спад. Становится очевидно, что победа над COVID-19 положит начало острому политическому кризису, с которым Евросоюз раньше не сталкивался.

Аналитический портал RuBaltic.Ru писал, что до недавнего времени лидеры европейских стран избегали критики в адрес наднациональных органов управления ЕС, которые на фоне стремительного распространения коронавируса демонстрируют профнепригодность. Возможно, тенденцию преломило смелое выступление президента Эстонии Керсти Кальюлайд — вслед за ней решили высказаться ведущие европейские политики.

Италию «прорвало» на совещании ЕС по выработке экономических мер, направленных на преодоление последствий эпидемии COVID-19.

Премьер-министр Конте отверг проект итогового документа конференции, раскритиковал стремление использовать старые финансово-экономические инструменты Евросоюза и дал коллегам десять дней на поиски «адекватного решения, соответствующего остроте чрезвычайной ситуации».

Что будет, если остальные лидеры ЕС проигнорируют требование Конте? На этот вопрос попытался ответить бывший итальянский вице-премьер и лидер партии «Лига Севера» Маттео Сальвини: «Это вовсе не "союз", это гнездо змей и шакалов. Сначала мы победим вирус, а потом подумаем о Европе. И, если нужно, попрощаемся, даже не поблагодарив».

Евроскептик Сальвини не впервые выступает с подобными заявлениями. К тому же после переформатирования правящей коалиции в Италии его слова весят меньше. С другой стороны, «Лига» остается самой популярной партией в стране, особенно на севере, где коронавирус бушует сильнее всего. Некоторые эксперты еще до эпидемии прогнозировали, что триумф Сальвини — это дело времени.

Может сложиться ситуация, при которой оппонентам бывшего вице-премьера останется только одно — перенять его популистскую риторику. Примерно так действовал Борис Джонсон, когда решительно возглавил процесс выхода Британии из Евросоюза, оставив у разбитого корыта партию Брексита Найджела Фараджа (хотя до этого она стремительно набирала популярность).

Поэтому дело здесь не в конкретных персоналиях и их высказываниях, а в общественных настроениях.

Как показывает свежий соцопрос службы Monitor Italia, настроения уже меняются в пользу выхода Италии из Евросоюза.

88% итальянцев считают, что ЕС недостаточно помогает их стране. Дальнейшее пребывание в европейской «семье народов» считают невыгодными 67% респондентов, то есть на 20% больше, чем в ноябре прошлого года (и на 15% больше количества недовольных Евросоюзом британцев на момент проведения референдума о Брексите летом 2016-го).

Чувствуя, куда дуют ветры истории, Конте тоже поставил под сомнение будущее Евросоюза, если тот не сумеет дать отпор пандемии коронавируса и экономическому кризису. С точки зрения Италии и Испании, оптимальным вариантом был бы выпуск общеевропейских бондов для привлечения кредитов.

По этому вопросу лидеры ЕС так и не смогли прийти к общему знаменателю.

В интервью итальянской прессе Конте рассказал, что они с канцлером Германии Ангелой Меркель оказались в «жесткой откровенной конфронтации».

Президент Франции Эммануэль Макрон тоже не исключает вариант развала  Евросоюза. «На карту поставлено выживание европейского проекта. Риск, с которым мы сталкиваемся, — это конец Шенгенской зоны», — с такими словами, по данным Reuters, французский лидер обратился к своим иностранным коллегам.

Не менее скептично настроен и австрийский канцлер Себастьян Курц. По словам политика, Евросоюз должен быть готов «к серьезному разговору после кризиса с коронавирусом».

Недовольство политика вызвал ставший уже классическим пример европейской «солидарности»: из-за соседей Австрия не могла вовремя получить уже приобретенные ею товары медицинского назначения.

«Немыслимо, что в течение двух недель нам приходилось сражаться, чтобы гарантировать прибытие грузовика с защитными масками, за который мы уже заплатили, остановленный на границе с Германией, в то время как мы подвергались критике за наш контроль над границей с Италией», — возмущается Курц.

Пристыженные немцы после этого решили доказать, что единство Европы для них не пустой звук. Глава МИД ФРГ Хайко Маас с гордостью сообщил о решении принимать на лечение пациентов из других стран.

Таковых набралось аж 42 человека — 12 из Италии и 30 из Франции.

В этом контексте Маас упоминает о «солидарности», которая поможет преодолеть «коронакризис». Звучит издевательски.

Уже понятно, что бороться непосредственно с болезнью страны ЕС будут в прежнем режиме, руководствуясь принципом «каждый сам за себя». И чем дольше продлится эта борьба, тем острее будет последующий экономический кризис.

На переговорах 26 марта уже начался бунт против финансовой политики Брюсселя.

В роли зачинщика выступила Италия, но можно не сомневаться, что союзники у нее найдутся. Позицию Конте уже поддержал премьер-министр Испании Педро Санчес, призвав не подвергать риску «весь европейский проект». Компанию им может составить Греция — у этой страны уже имеется успешный опыт «выбивания» денег из ЕС.

Есть ли гарантии, что конфронтация между итальянским премьером и немецким канцлером не перерастет в большое противостояние между финансово «дисциплинированным» Севером и бунтарским Югом?

Денег в Евросоюзе не всем хватало и до эпидемии, переговоры по новой финансовой программе на 2021–2027 годы постоянно «буксовали». Теперь «коронакризис» провоцирует еще и политическую нестабильность. Анонсированный Курцем «серьезный разговор» будет вестись на повышенных тонах.

Это, впрочем, не означает, что в пылу дискуссии разгоряченный Конте обязательно инициирует референдум о выходе Италии из Евросоюза. Последствия этого решения могут быть катастрофическими — вероятность жесткого Брексита вызывала панические настроения даже у англичан с их образцовой экономикой.

Более правдоподобным кажется другой сценарий: Рим, Мадрид и Афины будут до последнего торговаться, понимая, что с тонущего корабля им деваться некуда.

К ним может присоединиться и Восточная Европа, которая до сих пор не смирилась с тем, что страны-доноры решили сокращать ей дотации.

На другой стороне евросоюзных «баррикад» будут Германия, Франция, Бенилюкс, Скандинавские страны — ведущие экономики Европы, чьи налогоплательщики совсем не горят желанием отдавать свои деньги на сторону.

Спасению корабля грядущие бури в благородном европейском семействе отнюдь не поспособствуют, лишь вернее пустят его ко дну.
Каким бы ни был исход большого европейского торга, ЕС как наднациональное объединение останется в числе проигравших. Если вообще останется.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Литва и Латвия стали лидерами ЕС по смертности от туберкулеза
29 марта
Литва в 2016 году стала лидером Евросоюза (ЕС) по числу смертей от туберкулеза.
«Каждый вечер приезжаю к похоронному бюро и зажигаю свечку»: житель Литвы неделю не может похоронить мать с подозрением на COVID-19
29 марта
Жителю литовского города Укмерге уже почти неделю не отдают тело матери, умершей с подозрением на коронавирус.
Закрытие российских границ не затронет жителей Калининградской области
28 марта
Ограничения на въезд на территорию России не затронет жителей Калининградской области, которая является эксклавом.
Эстония ужесточит меры против распространения коронавируса на своих островах
29 марта
Эстония вводит более жесткие меры против распространения коронавируса на островах Сааремаа и Муху, где за прошедшие сутки выявили рекордное в стране количество заражений.
Обсуждение ()
Новости партнёров