×
Контекст

Молниеносная кара: предатели, выдавшие партизанку Лизу Чайкину, были казнены через два дня

В морозный день 23 ноября 1941 года на берег Волги гитлеровцы пригнали жителей поселка Пено. К окруженной автоматчиками толпе людей вывели измученную девушку, которую до этого подвергали пыткам. На вопрос «Кто ты такая?» она упорно отвечала: «Иванова из Ленинграда».

Немецкий офицер был поставлен в тупик. Назначенный старостой местный житель Тимофей Колосов уверял, что девушка, которую он выдал гитлеровскому командованию, — местный комсомольский секретарь Лиза Чайкина, связанная с партизанами. Однако добиться от нее каких-либо показаний не удалось, и немец, относившийся к Колосову с брезгливостью, заподозрил того в мошенничестве. Ведь за поимку партизан была назначена награда, и староста мог ткнуть пальцем в любую, только чтобы заработать.

Собрав жителей Пено, немец рассчитывал получить подтверждение слов Колосова. В противном случае он пригрозил расправиться и с надоевшим старостой.

«Кто знает эту девушку?» — спросил офицер, оглядев толпу. Ответом было молчание. Он снова задал тот же вопрос. «Да кто ж ее не знает? Это Лизка Чайкина, их вожак комсомольский!» — внезапно заявила одна из стоявших женщин. Арина Круглова, местная спекулянтка, наслаждалась моментом: кончилась власть коммунистов, не дававших ей разгуляться вовсю, теперь она будет решать судьбы.

Для немцев слов Кругловой вместе с показаниями Колосова было достаточно.

Девушку подвергли страшным пыткам, чтобы выбить у нее данные о месте расположения объектов партизанского отряда. Но она молчала и, по некоторым свидетельствам, плюнула в лицо допрашивавшему ее гитлеровскому офицеру. В результате Лизу изувечили так, что на расстрел она не могла идти сама — немцы несли ее. А когда опустили на землю, девушка попыталась петь «Интернационал» и перед смертью крикнула согнанным на казнь землякам, чтобы те не боялись нацистов.

Но люди увидели другое: есть те, кого не сломать. И они готовы сражаться, несмотря ни на что.

Разведка партизан получила сообщение о казни Лизы в тот же день, когда с ней расправились немцы. Партизанский суд вынес смертный приговор Арине Кругловой, а также отцу и сыну Колосовым. 25 ноября 1941 года партизанская группа Семена Ларионова выкрала всех троих предателей из Пено. Без адвокатов, без прошений о помиловании, без возможности сослаться на помутнение рассудка по законам военного времени в лесу им воздали должное.

И жители Пено, узнав об их смерти, поняли, что народная власть никуда не ушла и каждого она оценит так, как он этого заслужил. За отвагу и геройство, проявленные в партизанской борьбе в тылу против немецких захватчиков, указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 марта 1942 года Елизавете Ивановне Чайкиной присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Что до тех, кто предал ее, — возможно, их теперь нужно искать в списках «невинно репрессированных»?

01.05.2015 ИМЕНИ ГЕРОЯ. ЛИЗА ЧАЙКИНА

Источник:  оригинальная статья



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Советские спецслужбы выманили полицая Лацуна из Австралии спустя 30 лет после войны. Убедили, будто в СССР его никто не ищет
1 февраля
Жарким июльским днем 1942-го в один из стоящих на окраине домов села Жуково Белгородской области кто‑то постучал. Хозяин увидел на пороге нескольких усталых бойцов в запыленных гимнастерках. Один из них — молодой лейтенант — был ранен.
Гитлер был уверен, что скоро возьмет Сталинград. Но тут появились гвардейцы Родимцева — десантники, прошедшие особую подготовку
2 февраля
В Волгограде на крутом берегу до сих пор сохранилась надпись на бетонных плитах: «Здесь сражались насмерть гвардейцы Родимцева».
У Паулюса было грязно и темно, вошли советские парламентеры, он встал, обескураженный. Как капитулировала 6-я немецкая армия
3 февраля
Ликвидация остатков 6-й немецкой армии под Сталинградом представляла совсем непростую задачу. Во-первых, советская разведка недооценила численность оказавшихся в окружении войск противника — а их было без малого 100 тысяч человек, во-вторых, несмотря на безнадежность положения, немцы сражались с большим упорством.
Немцы не лечили советских военнопленных, больных тифом, а закапывали живыми
31 января
Француз, военный врач, рассказал, что неподалеку от их лагеря был другой, где держали советских военнопленных. Началась эпидемия тифа. Гитлеровский врач говорил: "Лечить их нечего, все равно умрут…" Каждый день зарывали умерших. "Я видел,— говорил француз,— как вместе с трупами зарывали еще живых, вспомнить не могу без ужаса…"
Новости партнёров