Контекст

«Смотришь — даже и корову за собой тащат»: как депортировали бандеровцев на Восток

 

Дмитрий Федорович Капранов, служивший после войны в Западной Украине, вспоминает:

В 1949 году с нашего участка выселяли бандеровцев. Мне тогда одна тетка еще сказала: «Какая же я была дура, что раньше этому чернявому сержанту вилы в живот не воткнула!». А что мне еще оставалось делать? Меня назначили старшим в операции по выселению ее семьи. А приказы, как известно, в армии не обсуждаются. Все осуществлялось быстро и без предупреждения. Накануне нас собрали, зачитали список.

С нашего участка, допустим, выселяется двадцать семей. Начальство сразу расписывает задачу каждому, кто и какую семью выселяет. Проверяется наличие транспорта для выселяемых семей. А транспорт — простые телеги и лошади.

В три часа ночи началась операция. Вошли на хутор, распределились по домам, зачитали выселяемым постановление. Дали им определенное время на сборы. С собой разрешали взять 500 килограммов личного имущества.

 Брали в основном одежду, питание, но некоторые даже овец забирали. Все же 500 килограммов — это порядочный вес. Смотришь — даже и корову за собой тащат. Мы не препятствовали, а там уж как в районе поступят.

Надо добавить, что семьи убитых бандеровцев не трогали. Выселялись только те, кто оказывал бандитам реальную помощь. Да и весь хутор не выселишь. На нашем участке попадались хутора и по тысяче дворов.

Нужно сказать про один важный момент в отношениях с местным населением. Мне трудно ручаться за всех, но я отвечаю за свою группу — ни единого щелчка кому-либо из местных не дали! Никогда и ничего подобного быть не могло. 

Ни разу не было какого-либо хулиганства, злоупотребления оружием или, не дай бог, стрельбы. Все было очень строго! А та тетка мне прямо в глаза влепила. Она меня очень хорошо знала...

Сопротивление, конечно, присутствовало. Как я говорил, мне только угрожали вилами и еще что-то в таком же духе. Но от слов к делу не дошло. Наверное, в какой-то мере их поведение нивелировало то, что после войны уже прошло четыре года и они видели, как корректно мы к ним относимся.

Вот допустим, оперативный работник со мной ходил. Ну, очень терпеливый был человек! А ведь некоторые ему очень сильно насолили...

Бывало, кого-то заподозрят в сотрудничестве с ним, так и убийства случались, и другие серьезные дела.

ОУН-УПА, запрещенная в России экстремистская организация — прим. RuBaltic.Ru

Источник: Смоляков С.Н. Я дрался с бандеровцами. — М.: Яуза, 2017

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Забыли прикопать туалет»: как советские спецслужбы находили бункеры бандеровцев в лесу
11 октября
Как-то раз привычно подошли к лесу, растянулись по опушке цепочкой на зрительную связь и начали прочес.
«Боялся ли я бандеровцев? А кто их не боялся! Они тебя заколют, да и всё»: из жизни западноукраинского села в 1950-е гг.
8 октября
После войны бандеровцы в село тайно ходили. Нападали на активистов. Но и простым людям доставалось.
Гриф «секретно» снят: подробности убийства нацистами 214 детей
8 октября
О том, что показали рассекреченные ФСБ документы об убийстве детей в Ейске.
У малюток кровь брали, как у взрослых: детский лагерь смерти Саласпилс
7 октября
С осени 1942 года в Саласпилсский концлагерь насильно пригонялись массы женщин, стариков, детей из оккупированных областей СССР: Ленинградской, Калининской, Витебской, Латгалии.
Обсуждение ()
Новости партнёров