Контекст

«Тебе запрещается выходить на улицу, плакать, петь, смеяться, говорить по-русски»: угнанные советские девушки в немецкой неволе

 

Воспоминания корреспондента «Красной звезды» Павла Трояновского о том, как советские войска пересекли границу с Германией:

«Первые немецкие усадьбы, небольшие селения и местечки. Где-то часу в одиннадцатом увидели девушку, стоявшую на обочине с поднятой рукой. Сергей Макаров резко затормозил.

— Вы наши, товарищи, советские? — голосом, в котором одновременно были и радость, и какая-то острая душевная боль, спросила девушка. И, не дожидаясь ответа, а просто поверив своим глазам, вдруг упала к передним колесам машины, заголосила:

— Родненькие! Дорогие! Пришли!..

Мы выскочили из машины, подняли ее. Это была совсем еще юная, лет шестнадцати, девушка, в синем, донельзя заношенном платьице, подол и рукава которого носили следы огня. Несколько минут она просто рыдала, не в силах произнести хотя бы одно слово. Но потом вдруг вскрикнула, заговорила:

— Ой, да что же это я делаю! Там же лежит моя подруга Барбара! Она обгорела. Скорее, скорее к ней!

...Отправив в госпиталь сильно обгоревшую Барбару, мы стали слушать горький и страшный рассказ Раи Волчковой — той самой девушки, которая остановила на шоссе нашу машину. Постараюсь хотя бы кратко передать его.

Рае, девочке из Смоленска, было всего тринадцать лет, когда она попала в очередную облаву. Гитлеровские солдаты схватили ее и втолкнули в кузов машины, где уже сидело человек тридцать таких же, как и она, девушек-подростков.

Привезли на вокзал, прямо к перрону, у которого стоял состав из вагонов, в которых — она это знала — до войны обычно перевозили скот. Около него ходили гитлеровцы с овчарками. Как заметила Рая, многие вагоны уже были набиты девушками.

Затем закрылась дверь, щелкнул засов, и поезд пошел. Куда — никто не знал. Но все догадывались: в Германию. Ведь раньше из Смоленска туда увозили мальчишек. А вот теперь пришел черед девушек.

Состав часто стоял на каких-то станциях, но двери вагонов не открывали. А пленницам не хватало воздуха, хотелось есть, пить...

На двенадцатые сутки их поезд пришел наконец в город Ландсберг. Здесь двери вагонов открыли, начали торопить:

— Выходите! Скорей, скорей!

Но из их вагона смогли самостоятельно выбраться только она, Рая Волчкова, да Аня Сомова. 14 девушек были мертвы, остальные еле двигались.

В остальных вагонах было не лучше.

На площади перед вокзалом оставшихся в живых советских девушек кое-как построили. К ним стали подходить толстые немцы и немки, осматривать, ощупывать. Рая поняла, что идет отбор рабочей силы. И еще вспомнила, как читала в одной книжке о торговле рабами на невольничьих рынках Америки. Сейчас происходило то же самое. Она заплакала. Но в ту же секунду сильная пощечина прервала ее рыдания. Ударила ее немка с жирным свирепым лицом. Она что-то крикнула, снова ударила Раю, потом схватила за руку и дернула к себе.

Стоявший рядом пожилой немец сказал Рае:

— Этот фрау Марта будет твой добрый козяин. Ты ее должен слюшат и делат карашо.

Фрау пошла к конной повозке. Рая последовала за ней.

Когда приехали в усадьбу, фрау Марта вызвала к себе другую батрачку, что-то долго визгливо говорила ей, показывая на Раю. Девушка, выслушав, сказала:

— Меня зовут Барбарой, я белорусская полька, поэтому говорю по-русски... Хозяйку зовут фрау Марта. Она тебя выбрала для черной работы на усадьбе. Ты будешь чистить скотные помещения и птичник, следить за чистотой двора и сада, накачивать воду в баки, мыть собачьи будки, помогать хозяину готовить корма для лошадей, коров, свиней и птиц, весной копать огород, окапывать фруктовые деревья и делать все остальное, что тебе прикажут хозяева. Жить будешь в коровнике. Тебе запрещается заходить в хозяйский дом, выходить на улицу, плакать, петь, смеяться, говорить по-русски. Хозяйка дает тебе две недели на изучение немецкого языка. Потом она будет говорить с тобой только по-немецки. Есть будешь то, что дадут хозяева...

В тот же день Рае выдали брезентовый фартук, лопату, грабли, ведро, и она принялась за работу. В шесть часов раздались три удара колокола, после которых в коровник вошла Барбара и сказала:

— Это сигнал на обед...

Так началась для нее нацистская каторга. Рая вставала в пять часов утра и ложилась в одиннадцать вечера. За это время было лишь два перерыва — на завтрак и обед. Спала на голых досках, не имея права подложить себе даже солому.

На пятый день она занемогла. Но фрау Марта пришла в коровник с кнутом и жестоко избила девочку. Потом позвала Барбару и приказала перевести:

— За каждый день, который не будешь работать, ты будешь получать до ста ударов вот этим кнутом. Здесь тебе не большевистская Россия, в Германии лентяев не держат!

Ее били почти каждый день. Били зверски и чем попало. Однажды она споткнулась и упала, разбив коленку. Присела на лавку, чтобы стереть кровь. Подошел хозяин, схватил вилы и деревянным черенком ударил девушку по спине. У нее помутилось сознание. А хозяин бил, бил...

Рая выжила. Выжила, как она говорит, назло немцам. А еще потому, что ей очень хотелось дожить до победы.

До нашей победы! Она была убеждена, что ее Родина победит!

И она победила!»

Источник: Трояновский П.И. На восьми фронтах. М.: Воениздат, 1982

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Успешно прятался в лесу до 1978 г.: как был ликвидирован последний «лесной брат»
13 августа
В Эстонской ССР целая семья «лесных братьев» по фамилии Моттусы более двадцати лет прожила в сырых, промерзающих насквозь землянках. Прежде чем чекисты в 1967 году поймали братьев Гуго и Аксель Моттусов, те успели похоронить в лесу скончавшихся от голода и болезней отца, брата и сестру.
Немки в своих письмах мужьям и сыновьям на фронт рассказывали о том, как они издеваются над угнанными советскими женщинами
12 августа
В 1942 г. в редакцию «Красной звезды» попали письма немок, которые писали на фронт своим мужьям и сыновьям. Письма были найдены в карманах захваченных в плен или ликвидированных немцев.
Голливудская история: латыш, бежавший в годы войны из Красной Армии, прятался в хлеву 50 лет и вышел в свет только в 1995-м году
16 августа
Это уникальная история, которая достойна внимания голливудских режиссеров. 9 мая 1995 года в один из полицейских участков Латгалии пришел Янис Пинупс и заявил, что он более 50 лет скрывался от советской власти, опасаясь, что его привлекут к уголовной ответственности за дезертирство из Красной Армии. Несмотря на то, что Латвия стала независимой в 1991 году, «последний латышский дезертир» отважился выйти в свет только после того, как узнал, что из страны выведены советские войска.
Котел под Гурбами — самое крупное поражение бандеровцев в боях с советской армией
16 августа
Общая численность регулярных, т.е. обученных, формирований УПА оценивалась немцами в 1944 г. примерно в 100 тыс. бойцов. По заявлениям самих украинских националистов, она доходила до 400 тыс. и даже до 1 млн человек.
Обсуждение ()
Новости партнёров