Контекст

Раньше Гретхен просила Ганса прислать с фронта побольше «русских вещей», теперь молится, чтобы Ганс вернулся: из перехваченных немецких писем

 

Из воспоминаний разведчика Е.Ф. Ивановского про бои зимой 1943 г. под Изюмом:

Несколько «языков», захваченных в поисках, не могли дать существенных показаний — это были солдаты, почти ничего не знавшие о замыслах командования, о расположении и боевых возможностях своих частей. Нужен был пленный постарше чином, поважнее, как говорили разведчики — «фриц с образованием». А такого непросто добыть, рыба покрупнее в глубине скрывается.

В очередном поиске решил и я принять участие. В состав группы включили восемь человек, я — девятый. Возглавил группу майор Наумов, признанный наш вожак разведчиков, действовавших во вражеском тылу.

Провели, как всегда, тщательную подготовку: определили дозорных, группу захвата, группу прикрытия, изучили условные сигналы, изображая голоса птиц и зверей, потренировались на местности с выполнением всех элементов поиска.

Ночью отправились в поиск — в белых халатах, в валенках, чтобы двигаться скрытно, ступать бесшумно. Все были хорошо вооружены. Наумов настоял, чтобы и я имел при себе не один пистолет, как обычно, а два, да еще пару гранат. На территорию, занятую противником, проникли без приключений. По-пластунски переползли участок открытой степи, достигли небольшой рощицы. Тут и засели. Группа захвата — трое опытных разведчиков — выдвинулась к дороге. Ждать пришлось недолго. Вдали послышались цокот копыт и поскрипывание колес. Показалась фурманка, запряженная парой лошадей. Один немец правит лошадьми, другой горбится сзади, похоже, что дремлет. Мы из засады все наблюдаем, а те трое из группы захвата, выдвинувшись к самой дороге, наверняка видят еще лучше. Послышался их условный сигнал, будто ворона каркнула дважды спросонья, что означало: «Объект изучен. Берем».

В следующую минуту прозвучало отрывисто:

— Хенде хох!

И трое разведчиков, вынырнув из укрытия рядом с подводой, бросаются на возчика и седока одновременно. Вдруг с воза что-то тяжело упало на землю. Это был третий немец, лежавший на дне повозки на сене, — его не заметили. Схватка внезапно осложнилась, надо было действовать как можно быстрее. Того, кто правил лошадьми, прикончили ударом ножа в спину, второго скрутили, а по третьему, который бросился бежать, петляя, как заяц, меж кустов, пришлось открыть огонь. Ночную тишину вспороли две-три автоматные очереди. Одна из них настигла немца. Разведчикам теперь надо было уходить уже не тихо и скрытно, как планировалось, а с боем. Гитлеровцы всполошились. Взлетела осветительная ракета, на околице недалекого села поднялась стрельба.

Пленный оказался фельдфебелем (то что надо!), его принудили быстрым шагом следовать с нами. Два небольших мешка с подводы тоже захватили. Времени мало, но успели заглянуть в них. В одном плитки шоколада, в другом письма

Группа прикрытия уже вела бой, разведчики уничтожали метким огнем бежавших от деревни гитлеровцев. Заставив их залечь, отходили сами.

Втянулись в «Ниночкину балку», перешли по льду Донец, а тут уж и свои. Все живы и невредимы.

Мешок был полон солдатских писем. Переводчики старший лейтенант Ю. Акчурин и капитан Ш. Вафин бегло прочитывали их, приговаривая:

— Стиль совсем не тот, что прежде. Раньше Гретхен просила у Ганса прислать с фронта побольше «прекрасных русских вещей», теперь молится, чтобы Ганс хоть сам вернулся.

— Именно так. Читаю дословно: «Я молю всевышнего только об одном — вернуть мне тебя из этой ужасной России».

Письма с номерами полевых почт представляли некоторую ценность, в разведотделе стоило ими позаниматься.

Это вам не Франция ! воспоминания немецких солдат , письма из фронта , мемуары немцев из фронта

Источник: Ивановский Е.Ф. Атаку начинали танкисты. — М.: Воениздат, 1984

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Дорогой дядюшка… Это — конец. Москва наша, Россия наша, Европа наша…»: письмо немецкого офицера, найденное в Берлине в апреле 1945 г.
14 сентября
Я видел тяжелые крупповские пушки, которые будут обстреливать Кремль. Я видел наших гренадеров, которые должны первыми промаршировать по Красной площади. Это конец, дядюшка. Ты знаешь, я не восторженный юноша и не невежда. Это — конец. Москва наша, Россия наша, Европа наша... Тороплюсь. Зовет начальник штаба. Напишу теперь уже из Москвы
Сэйсинский десант: рукопашная советских десантников против японских самураев
15 сентября
Комаров расстрелял оставшиеся в диске патроны, схватился с врагом врукопашную, ударом приклада автомата по голове сбил с ног офицера. Выхватив у него саблю, он зарубил самурая и стал отбиваться ею от других. Был ранен в третий раз, теперь уже в ногу, но все-таки вынес Яроцкого из окружения.
Куда исчезла латышская культура без «русских оккупантов»? Она утонула!
10 сентября
К 30-летию выхода из СССР и случившейся потом Независимости заслуженные работники культуры Латвии подняли хайп в латышских СМИ. Тема: страдания латышского народа и угнетение всего латышского при СССР. Типа сейчас-то вот как расцвела упомянутая культура! А я человек вредный, занудный, и что более всего противно -- люблю и умею считать цифры. Рассказываю...
Легендарный генерал Лебедь: афганцы — прирожденные воины, но мы не проиграли той войны
13 сентября
Афганцы, во-первых, прирожденные воины; во-вторых — это их горы; в-третьих, разведка у них работала; а в-четвертых, без всякой разведки, по бренчанию наших далеко не новых боевых машин и клубам пыли всегда было относительно несложно установить, куда же отправились на сей раз «шурави». Посему нас повсеместно встречали мины, изредка засады, обычно вне кишлаков.
Обсуждение ()
Новости партнёров