Восточная Пруссия

«Дал 4 литра водки бегемоту. После чего он стал сильно просить кушать»: как советский зоотехник спас немецкого бегемота

После штурма Кенигсберга бегемот Ганс был найден в придорожной канаве на окраине зоопарка с семью пулями в теле. Своим спасением Ганс обязан советскому зоотехнику Владимиру Петровичу Полонскому, который спас и выходил раненое животное.

В РВИО рассказали подробности освобождения Кёнигсберга Красной армией

Ровно 75 лет назад, 9 апреля, завершилась операция по освобождению Кёнигсберга. По словам научного директора Российского военно-исторического общества (РВИО) Михаила Мягкова, несмотря на численный перевес советских войск, отвоевывать пришлось практически неприступную крепость, в которую был превращен город.

Кенигсберг не будет взят никогда, говорили немцы. Советские войска взяли город за 3 дня

6 апреля 1945 г. начался штурм города-крепости Кенигсберг. На городской стене восточнопрусской столицы красовалась надпись: «Слабая русская крепость Севастополь держалась 250 дней, а Кенигсберг не будет сдан никогда». В итоге за неполных 3 дня «неприступный» Кенигсберг был взят советскими войсками. О том, как это происходило, вспоминают очевидцы тех событий.

Нам сказали, придут советские солдаты, с рогами, и всех будут вешать: Восточно-Прусская операция

13 января 1945 г. началась Восточно-Прусская операция, которая продолжалась более 3 месяцев. Советские войска в логове «немецкого милитаризма» столкнулись с плотной эшелонированной обороной и жесточайшим сопротивлением со стороны германских войск.

«Боялись, завязнем»: как советские войска брали неприступные немецкие форты при штурме Кенигсберга

На одной из городских стен красовалась надпись: «Слабая русская крепость Севастополь держалась 250 дней, а Кенигсберг не будет сдан никогда». В итоге на штурм города-крепости Кенигсберг ушел 81 час. И это — несмотря на то, что Кенигсберг, по мнению немецкого руководства, считался неприступной крепостью.

«Ложились при литовской власти, вставали уже под немецкой». 80 лет назад Германия отобрала у Литвы Клайпеду

Ровно 80 лет назад, 22 марта 1939 года, Германия в результате хорошо спланированной акции «экспроприировала» у Литвы Клайпедский край.

«Когда Иван нападает, фольксштурмисты, как зайцы, спасаются бегством»: Восточно-Прусская наступательная операция

13 января 1945 г. в 6 часов утра в полосе 3-го Белорусского фронта начали действовать передовые батальоны. В ходе разведки боем было установлено, что противник оставил в первой траншее лишь боевое охранение, а главные силы отвел в глубину.

«Иначе чем актом агрессии это назвать трудно»: как Литва Клайпеду/Мемель оккупировала

В январе 1923 г. Каунас, нуждавшийся в выходе к морю, предпринял шаг, который иначе чем актом агрессии назвать трудно.

Пал Тамаш: «Восточная Пруссия для немцев — это ушедшая на дно Атлантида»

Интервью с венгерским социологом, почетным доктором Института социологии РАН Палом Тамашем.

Кенигсберг накануне штурма. Письма из окопов

Дорогая! Скажу я тебе, я первый раз попал в компанию столь отчаявшихся людей... О товарищеских отношениях нет и речи. Ты спокойно можешь издохнуть — о тебе никто не побеспокоится, не позаботится.

«За саперами двигалась волна кладоискателей»: Восточная Пруссия глазами переселенцев

Постепенно города Восточной Пруссии разминировали, вслед  за саперами двигалась волна кладоискателей, с каждым днем все лучше оснащенная и организованная.

По воспоминаниям советских переселенцев в Восточную Пруссию: немцы

Как они следили за чистотой, как ценили аккуратность и красоту. У каждого дома стояли урны для мусора. Особенно поражалась моя дочка, что немки каждое утро выходили убирать улицу, все они были в чепчиках, белых передниках.

«Я лежала на льдине, на меня бросили убитую, они думали, что я мертва…»: марш смерти

Это был настоящий марш смерти. Продуктов не дали никаких. Стоял 25-градусный мороз. Стреляли по дороге в каждого, кто шел медленно, кто хоть на минуту ослабевал и падал.

Маленькие немцы

В то время дети быстро стали предметом купли-продажи. На хуторах каждая пара рук была дорога. Те, у кого не было собственных детей, охотно брали на воспитание чужих, чтобы обеспечить себе поддержку на старости.

«На трамвай упала стена. И сорок человек — как не было!»: советские переселенцы в Восточной Пруссии

От вокзала до центральной площади не было ни одного целого дома — стояли высокие обгоревшие остовы зданий, а впереди возвышались руины Королевского замка. Впечатление такое, что это — мертвый город: скелеты домов, груды кирпичей и следы пожаров.