Экономика Экономика

Политическое мифотворчество литовских властей в борьбе с БелАЭС

Источник изображения: https://verslas.lrytas.lt
0  

Развитие атомной энергетики в Балто-Черноморском регионе — дело непростое. Причем использование «мирного атома» зачастую осложняется не столько недостатком финансирования или отсутствием инженерно-технологической базы, сколько политическими интригами. Классическим примером в этом плане успела стать Белорусская АЭС, проект которой реализуется в условиях информационного и дипломатического давления, исходящего главным образом из соседней Литвы. Аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает разбираться, что не так с атомной электростанцией в Беларуси и чем ее запуск чреват для Балтийского региона.

В предыдущей статье мы выяснили, что процесс строительства АЭС неподалеку от белорусского города Островец, начиная с выбора площадки, происходит под контролем международных организаций. В начале июля будет завершена процедура проверки стресс-тестов, которые проводились на станции в 2016–2017 годах: точки над i должны расставить эксперты Европейской группы регулирующих органов ядерной безопасности (ENSREG). В течение более чем полугода эта инстанция, отвечающая за проверку состояния объектов атомной энергетики в Евросоюзе, изучала материалы, предоставленные белорусскими инженерами, а ее представители дважды побывали на строительстве АЭС и задали все волнующие их вопросы касательно безопасности реализуемого проекта. До запуска первого энергоблока остался год — самое время подтвердить соответствие объекта всем требованиям. Такова позиция белорусского заказчика и российского генподрядчика — компании «Атомстройэкспорт».

Что же происходит в Литве, в 25 км от границы с которой строится БелАЭС? Фактически весь процесс реализации атомного проекта сопровождался жесткой критикой со стороны официального Вильнюса. В прошлом году литовский Сейм назвал атомную электростанцию в Островце угрозой национальной безопасности Литвы. В июне этого года глава МИД республики Линас Линкявичюс заявил, что АЭС не соответствует тем требованиям, которые должны уверить население прибалтийской республики в надежности белорусско-российского проекта. Немногим ранее министр энергетики Литвы и вовсе пригрозил к 2020 году демонтировать одну из линий электропередач, по которым БелАЭС, как ожидалось, будет передавать в Вильнюс свои «вредные электроны». И эти слова и оценки литовские политики выдают, даже не дожидаясь результатов экспертизы ENSREG!

Тем временем глава делегации европейской группы экспертов Марк Фой подтвердил, что стресс-тесты выполнены в соответствии с международными требованиями.

Если с безопасностью БелАЭС всё в порядке, то чем недовольны литовские власти?

Судя по тому, как методично официальные лица Литовской Республики игнорируют все процедуры по проверке безопасности Белорусской атомной электростанции, можно сделать вывод, что интересует их отнюдь не эта самая безопасность, а нечто другое. Либо в Литве опасаются, что Островецкая АЭС ударит по энергонезависимости страны, либо хотят заработать на собственных энергетических проектах.

Несет ли белорусско-российский атомный проект угрозу экономике Литвы? Выгодна ли БелАЭС населению Прибалтики?

Совсем недавно представители стран Балтии подписали с Еврокомиссией соглашение о синхронизации своих электросетей с крупнейшей энергосистемой UCTE, объединяющей большую часть стран континентальной Европы. Реализация этого проекта намечена на ближайшие семь лет, а пока литовские, латвийские и эстонские электросети работают в синхронном режиме с энергосистемой России и Беларуси. Так называемое энергетическое кольцо БРЭЛЛ (по первым буквам стран-участниц) остается действующей системой, доставшейся нашим странам еще от СССР.

Поскольку после закрытия Игналинской АЭС в 2009 году производство электроэнергии в Литве резко сократилось, страна на энергетическом рынке превратилась из экспортера в импортера. Ее потребности в электричестве на 60% удовлетворяются зарубежными производителями.

Строительство атомной электростанции в Островце задумывалось как необходимый шаг по замещению импорта электроэнергии в Беларусь и наращиванию ее экспорта в Литву.

Турбинный зал БелАЭС / Фото: Sputnik БеларусьТурбинный зал БелАЭС / Фото: Sputnik Беларусь

Но где здесь угроза независимости Литвы?

Белорусская АЭС при запуске будет работать как часть энергетического кольца БРЭЛЛ, и электричество, вырабатываемое «мирным атомом», будет попадать во все страны единой энергосистемы. Важной особенностью этой системы является то, что она действует с учетом естественных колебаний потребности в электроэнергии в течение суток, что делает сам продукт дешевым для всех стран энергокольца.

То есть фактически БелАЭС призвана еще больше удешевить электроэнергию для потребителей в Прибалтике и выгодно закрыть существующий в регионе недостаток собственного производства. При этом перестраивать существующую инфраструктуру нет необходимости.

В экономическом отношении проект электростанции выгоден странам Балтии со всех сторон. Однако в Литве предпочитают разобрать столбы ЛЭП, связывающие Вильнюс с «небезопасной» электростанцией.

Возможно, Литва планирует запустить собственный атомный проект?

Как известно, работа единственной в Литве Игналинской АЭС была остановлена в 2009 году по требованию Евросоюза. С этих пор крупных производителей электроэнергии в странах Прибалтики не было и, судя по всему, в ближайшее время не будет: запрет на эксплуатацию станции в Игналине означает не только завершение работы отдельно взятой АЭС, но и то, что Европейский союз не станет финансировать литовские инициативы в сфере энергетики.

Попытки запустить совместный с Латвией, Эстонией и Польшей проект Висагинской АЭС с треском провалились по упомянутой выше причине: потенциальные инвесторы отказались поддержать задумку, придя к выводу, что станция не окупит необходимых затрат. В 2016 году руководство Литвы вынуждено было официально заявить о «приостановлении» проекта.

Проект Висагинской АЭС / Фото: atomic-energy.ruПроект Висагинской АЭС / Фото: atomic-energy.ru

Таким образом, никакого прорыва в атомной энергетике на территории стран Балтии не предвидится, а Литва должна искать другие способы заместить издержки на импорт электроэнергии.

Может ли литовская сторона отказаться от электроэнергии, вырабатываемой Белорусской АЭС?

До 2025 года, пока энергосистема балтийских стран не будет синхронизирована с UCTE, Литва в любом случае будет получать электроэнергию из Беларуси. Демонтаж ЛЭП, связывающей Вильнюс с БелАЭС, не сможет этому воспрепятствовать: в рамках энергокольца БРЭЛЛ «небезопасная» электроэнергия придет в Литву по четырем оставшимся линиям, связывающим две страны.

В данном случае на вкус и цвет электроны одинаковы и распознать, какие из них прибыли с атомной станции, нет ни единого шанса. Об этом знают в Риге, но пытаются не узнавать в Вильнюсе.

Иначе заявление министра энергетики Жигимантаса Вайчюнаса о демонтаже линий электропередач следует рассматривать как намеренную дезинформацию населения.

После 2025 года, если страны Балтии смогут создать необходимую инфраструктуру и синхронизируются с остальной частью континентальной Европы, доступ белорусской электроэнергии в Литву будет закрыт. Возобновить его можно будет только за счет постройки вставки постоянного тока, что само по себе недешевое мероприятие.

На что рассчитывают литовские власти и энергетики после 2025 года?

«Мы всегда знали, что синхронизация [с UCTE] необходима, что нужно отключиться от этой так называемой советской сети, потому что она была последним грузом на ногах, чтобы Литва по случаю столетия стала наконец уже реально независимой не только в экономическом, но и в энергетическом отношении», — заявила президент Даля Грибаускайте после подписания договора о синхронизации. Каковы перспективы этой «независимости»?

О том, что Прибалтика, отрезая себя от БРЭЛЛ, получит непрекращающуюся головную боль, уже было сказано немало. В перспективе это огромные затраты на создание новой инфраструктуры, которая позволит Литве, Латвии и Эстонии синхронизироваться с остальной Европой и избежать блэкаута. Кроме того, Прибалтика закроет себе доступ к дешевой электроэнергии, производимой в России и Беларуси, в том числе и на Островецкой АЭС.

Даля Грибаускайте / Фото: Новый мирДаля Грибаускайте / Фото: Новый мир

Выказывая стремление в этой ситуации как можно скорее вырваться из БРЭЛЛ и захватить с собой ближайших соседей, но не имея дальнейших планов, литовские политики были бы глупцами. Очевидно, что Литва надеется выгодно использовать свое положение в системе энергоснабжения Прибалтики.

Синхронизация с UCTE будет проходить через смычку LitPol Link, связывающую литовскую станцию под Алитусом с польской станцией Элк. В этой ситуации Литва займет ключевое место в энергосистеме Прибалтики, поскольку большая часть транзита электроэнергии в Латвию и Эстонию будет осуществляться по ее территории.

Судя по тому запалу, с которым власти в Вильнюсе пытаются приблизить синхронизацию с UCTE, литовские управленцы надеются извлечь максимум экономической и политической выгоды из спекуляций на теме транзита.

Именно поэтому латвийские политики, прагматично посматривая в сторону строящейся БелАЭС, очень сдержанно относятся к перспективе выхода Прибалтики из БРЭЛЛ. Однако Латвия не имеет прямых линий электропередач с белорусской энергосистемой: большинство связей проходит опять же через Литву. И чем ближе синхронизация Прибалтики с UCTE, тем меньше возможностей у латвийских властей защитить экономические интересы своей страны от сомнительных притязаний со стороны Вильнюса.

Что касается самой Литвы, то выбранный ею путь достижения «независимости» очень сомнителен. Не создавая собственных энергетических мощностей и отказываясь при этом от дешевой электроэнергии с Белорусской АЭС, Вильнюс ставит себя в крайне шаткое положение. Надежда на то, что литовским политикам удастся безгранично эксплуатировать смычку LitPol Link, крайне мала, поскольку Евросоюз реализует проект ENTSO‑E, в котором Прибалтика будет синхронизирована не только с UCTE, но и с энергосистемой Скандинавии NORDEL. В случае реализации этого проекта Литва потеряет монопольное право на транзит электроэнергии в соседнюю Латвию и в Эстонию.
Читайте также
Пострадает ли Германия от «Северного потока — 2»: фактчекинг RuBaltic.Ru
29 июня
Европейские эксперты предупреждают Германию, что реализация «Северного потока — 2» станет для нее стратегической ошибкой, последствия которой будут ощущаться не одно десятилетие.
Грибаускайте насторожила планируемая встреча Путина и Трампа
29 июня
Власти Литвы с настороженностью ожидают встречи президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа. Об этом в Брюсселе заявила президент Литвы Даля Грибаускайте.
Братство энергокольца: пока Брюссель молчит, Прибалтика будет оставаться частью БРЭЛЛ
29 июня
Наметившаяся интеграция европейских энергосистем ставит вопрос о перспективах существующего энергокольца БРЭЛЛ, объединяющего Беларусь, Россию, Эстонию, Латвию и Литву.
БелАЭС глазами литовских политиков: мифология и реальность
2 июля
На протяжении последних 10 лет Беларусь реализует программу по созданию первой в истории собственной атомной электростанции. В силу трагического опыта, связанного с чернобыльской катастрофой, процесс реализации данного проекта привлекает к себе повышенное внимание специалистов в сфере энергетики.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...