История История

День учителя со слезами на глазах: школьников в Латвии лишают знаний и русского языка

Источник изображения: storage.myseldon.com
 

Министерство образования Латвии вынуждает русские школы полностью переходить на неродной латышский язык обучения. В старшей школе сто процентов предметов предписывается изучать на латышском. В основной школе введена пропорция «80 на 20», а в начальной школе учителя обязаны преподавать на латышском языке половину всех предметов. Катастрофически сокращается число уроков русского языка в неделю. Максимальное количество часов, выделяемых на русский язык и литературу — три. Беда и с учебной литературой, и с новыми требованиями в области содержания образования. Аналитический портал RuBaltic.Ru пообщался с родителями русских школьников и выслушал их мнение о процессах, происходящих в системе образования Латвии.

Анна, мама двух сыновей:

— От учебного года мы ждем, что наши сыновья, которые учатся в третьем и пятом классе, смогут испытать радость от живого общения с одноклассниками. Эту часть жизни ничем не заменить.

Однако в Латвии без негативных ноток ожидание будущего невозможно. И учебный год, безусловно, будет усугублен трудностями в восприятии учебного материала на неродном языке. Наши дети еще маленькие и не осознают пропорциональность языков при билингвальном обучении. Скорее они принимают это как должное. Но перевод всех классов на латышский язык, конечно, усложнит нам задачу.

Наша семья — русская, русскоговорящая, и мышление детей построено на принципах родной культуры. Чтобы помочь детям усвоить темы по точным наукам, нам, родителям, приходится искать учебные материалы на русском языке.

И только после того, как мы убеждаемся, что ребенок понял самое главное, мы проходим тему по второму кругу на госязыке. Представляете, каково это ребенку?

А что чувствуют дети, с которыми никто не занимается дополнительно? Которые живут в семьях, где родители вынуждены много работать или же у них нет денег, чтобы нанять репетиторов? Это фактически потерянное поколение, поколение недознаек.

Мы однозначно не согласны с требованиями МОН (Министерство образования и науки) вести обучение только на латышском языке, поэтому участвовали в коллективной подаче жалоб в ЕСПЧ, как и многие родители из русских семей Латвии.

Школа, в которой учатся наши дети, как ни странно, сохраняет образовательные традиции с 70-х годов. Микроклимат в школе все такой же. Отношение со стороны преподавателей старой закалки лишь немного откорректировалось современными условиями. Многие наши знакомые учились в этой школе и в 1980-е, и в 1990-е, и в 2000-е, что и подтверждает наше мнение. Однако учебные стандарты, которые поступают «сверху», на порядок ниже, чем в наше время.

Да и вообще — о чем можно говорить, если президент государства желает школьникам в День знаний достичь умения самостоятельно посчитать процентную ставку своего первого кредита на покупку авто?

Не спроектировать новые автомобили. Не разработать новые экологические двигатели. А примитивно рассчитать потребительский кредит. Создается впечатление, что государство выращивает только бездумных потребителей, а не созидателей. И это очень грустно.

Да, микроклимат в школе, в ряде школ нацменьшинств сохраняется благодаря усилиям старых педагогов, завучей, ответственных директоров, думающих о будущем русских детей. Все то, что мы еще можем назвать классической русской школой, создается благодаря усилиям педагогических коллективов. А вот подарки от Министерства образования в виде изменений в школьных программах носят исключительно отрицательный характер.

Реформы образования по-латвийски — это движение в неправильном направлении. Да, может быть, дети и будут знать латышский язык, но для чего? Во взрослой жизни активно применяются русский и английский языки.

Мир давно уже открыт, только, наверное, чиновники из Минобра этого не замечают. Конечно, мы постараемся помочь своим детям построить свою профессиональную карьеру. И достичь материального благополучия в стране с развитой экономикой.

На родине, в Латвии, такие условия, к сожалению, кажутся нам маловероятными. Особенно с учетом всех перспектив.

Вы и сами все понимаете...

Говоря о точных науках, мы можем однозначно утверждать, что содержание образования слабеет. Лишь преподавание информатики в наших школах, может быть, улучшилось по сравнению со старыми школами, но только за счет общемирового технического прогресса.

В конце 80-х — начале 90-х мы пользовались учебниками старшего поколения для повышения уровня знаний. Сегодня же мы стараемся применять учебники наших школьных времен, потому что по сравнению с нынешними они кажутся энциклопедиями.

Мы бы с радостью вернулись хотя бы к модели билингвального образования, но при условии, что точные науки будут преподаваться исключительно на родном языке — на русском.

Конечно, и отношение многих молодых учителей к своему делу оставляет желать лучшего. Ведь их задача — не только объяснить тему и формально провести контрольную, но и обучить, воспитать, дать возможность самостоятельно прийти к определенным выводам, иными словами — научить мыслить, найдя подход к каждому.

Галина, мама ученицы девятого класса:

— Раньше мы учились в частной школе, сейчас учимся в государственной. Обе школы были русскими, но плавно переходили на латышский язык обучения. Видя, как моей дочери трудно, я крайне недовольна этим переходом. Очень сложно ребенку изучать химию, физику, биологию, историю.

Все эти предметы непросто освоить и на родном языке, а на латышском — тем более.

Я была уверена, что за двенадцать лет дочка обязательно выучит любой язык, и у меня не было никаких сомнений, поскольку я сама, учась в русской школе, в свое время выучила латышский. И мои родственники, и дети моих друзей в свое время спокойно поступали в вузы с обучением на латышском языке. Или устраивались на работу в латышские коллективы. Программа была плотно построена.

Не выучить латышский язык было практически невозможно. Особенно тем, у кого были языковые способности.

Получается, переформатировать русские школы в латышские совершенно ни к чему. Ведь русские дети и так изучали латышский язык! Более того, мы учились сначала в частной школе, жившей на деньги самих родителей, и перевод частных учебных заведений на латышский язык совершенно противоправен и не имеет никаких оснований. Я как мама и как юрист подала по этому поводу вместе с другими родителями иск в наш Конституционный суд, но, к сожалению, большинством голосов он был отклонен.

Впрочем, трое судей дали свое частное мнение по этому вопросу, заявив, что мы правы и в частных школах было бы конституционно верно сохранить тот язык обучения, который родителей устраивает.

Одним из моих главных аргументов было то, что родители могут выбрать для своих детей обучение на французском, на немецком, на английском, но только не на русском. Почему такая дискриминация?

Притом она касается того языка, на котором говорят в большинстве семей. И уж явно он превосходит по частотности английский и французский.

Проиграв в местном суде, мы подали иск в ЕСПЧ, притом мой иск выделен в отдельное судопроизводство. Европейский суд выбрал несколько ключевых исков. По этому принципу будет принято решение и по остальным.

Сейчас это дело находится на стадии сбора дополнительных сведений, притом мне был направлен запрос через адвоката — какова сумма возможного ущерба, которую я могла бы потребовать в связи с моим иском. Сумма была заявлена, и один из наиболее важных аргументов в моем иске заключается в том, что за год обучения в школе на латышском языке моя дочь, достаточно умная девочка, которой нравится учиться, вынуждена просиживать за уроками гораздо больше времени.

Очень много нервов, вспышек недовольства, слез.

Учителя задают параграфы по истории, по физике, которые нужно прочитать. Но что толку читать, когда ты ничего не понимаешь?!

Учебники абсолютно не адаптированы для русских детей. Хотя бы терминологию можно было вынести на полях — с пояснением на русском и на латышском. Но ничего этого нет.

Более того — у нас в Латвии произошло все как в нацистские времена, когда все «неугодные» книги сжигались на кострах. Здесь все библиотеки вычищены, и учебников на русском языке не осталось.

У ребенка нет возможности взять тему на русском языке, прочитать, разобраться и потом перечитать на латышском.

Этого теперь нет. Ребенок остался один на один с учебником на чужом языке. Так же обстоят дела и с рабочими тетрадями.

Выкрутиться, выжить помогал только гугл, но для этого требовались дополнительные ресурсы и время. Не всегда гугл давал правильные переводы. Я как мама должна была в предыдущие годы сократить свое время нахождения на работе и помогать своему ребенку разбираться с темами.

Фактически я проходила школьную программу во второй раз. Я была для дочери домашним учителем. Соответственно, у меня были большие денежные потери. Я вынуждена была уйти на полставки.

Но самые серьезные потери заключаются в том, что у моего ребенка за год обучения на неродном латышском языке ухудшилось состояние здоровья.

У нее упало зрение, она стала сидеть больше за компьютером. Существенно ухудшилась осанка, и мы стали ходить по физиотерапевтам, заниматься лечебной гимнастикой, хотя в прежние годы, когда она училась на русском языке, она гораздо легче справлялась с учебной нагрузкой. Все происходило эффективнее, быстрее, и оценки были намного лучше.

Мое недовольство очень велико. И единственный метод борьбы, который я смогла найти, — это подача исков вместе с другими родителями, которые, как и я, поняли все недостатки этой системы обучения на неродном языке.

Многие учителя стараются, объясняют детям материал на родном языке, стараются лавировать между двумя языками. Но есть учителя, которые сами латыши и объясняют предмет на латышском языке.

Скажу откровенно — детям это неинтересно. Отношение к предмету достаточно поверхностно, носит формальный характер. Кроме материальных и физиологических проблем есть еще и психологические.

Дочка очень недовольна, что вынуждена учиться тем предметам, которые ей интересны (физика, химия), на чужом языке. Она многое перестала понимать.

И мы нанимаем репетиторов, делаем двойную работу, готовясь к контрольным и тестам. Я как родитель очень недовольна. И моя дочка не принимает эту систему, очень сильно нервничает. Каждый раз я жалею ее и успокаиваю, говоря, что, к сожалению, выбора нет, и этого выбора лишило нас правительство, в том числе и агрессивная министр, которая за всех русских жителей страны решила, на каком языке нужно учиться. Ее совершенно не волнует качество образования русских детей.

В такой ситуации, как сейчас, латышские дети находятся в явно более выигрышном положении, чем их русские сверстники. Потому что они могут осваивать программу на родном языке и проявлять свои способности в полной мере. Перед ними не стоит задача искать перевод, пробираться через терминологические дебри. Они могут углубленно постигать предмет.

А вот русские дети вынуждены изучать все поверхностно — хоть чуть-чуть, хоть как-то, чтобы только сдать тест, написать контрольную, хоть немного продвинуться вперед.

Нельзя углубленно изучить материал на неродном языке! Качество обучения в целом очень страдает.

Основная масса учеников в классе отстает очень серьезно. Учитель равняется на среднестатистическую массу. Ясно, что уровень русских школ будет падать — это и так видно по статистике. Наши школьники экзамены сдали гораздо хуже — это данные последних лет.

Я, конечно, разговариваю и с другими мамами. Очень многие дети скатились на худшие оценки. Ведь пришло время трудных предметов — физика, химия. Большие объемы работ по истории. Изучить это без дополнительных материалов на родном языке невозможно. Дети страдают. Многие махнули рукой — будь как будет. Не у каждого родителя есть возможность уйти с работы и посвящать время домашнему обучению детей, как у меня.

Слышала очень много жалоб от малышей, учеников вторых и третьих классов, которые, сталкиваясь на уроке с речью на чужом языке, затыкают уши, отворачиваются, начинают играть, отвлекаться. Они теряют интерес. Обучение идет крайне медленно.

То, что раньше в начальной школе осваивалось просто, из-за влияния чужого языка тормозится и не усваивается.

Это очень печальная история. Очень надеюсь, что наши усилия в ЕСПЧ приведут к желаемому результату. Иначе страшно представить, какое будет образование у моей дочери и у ее ровесников, русских детей, которые будут так обделены.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Статья доступна на других языках:
Читайте также
Идейная русофобия: за что поразили в правах русских Прибалтики
24 июля
С распадом СССР в 1991 году русские и русскоязычные жители Латвии и Эстонии моментально лишились большинства своих политических и социально-экономических прав. Вопиющее нарушение основополагающих прав человека в Прибалтике сохраняется по сей день.
Куда исчезла латышская культура без «русских оккупантов»? Она утонула!
10 сентября
К 30-летию выхода из СССР и случившейся потом Независимости заслуженные работники культуры Латвии подняли хайп в латышских СМИ. Тема: страдания латышского народа и угнетение всего латышского при СССР. Типа сейчас-то вот как расцвела упомянутая культура! А я человек вредный, занудный, и что более всего противно -- люблю и умею считать цифры. Рассказываю...
Переводили и издавали: как СССР открывал миру латышских писателей
1 августа
Сегодня в странах ЕС отсутствует как таковое знание о культуре и литературном творчестве латышей. Совсем другой была ситуация в Советском Союзе, где перевод и издание литературы народов СССР были важной частью культурной политики.
RuBaltic.Ru обнародовал в ООН факты нарушения прав русских в Прибалтике
11 июля
Россия проводит активную политику борьбы за права соотечественников в странах Балтии. Об этом рассказал обозреватель аналитического портала RuBaltic.Ru Алексей Ильяшевич, выступая на мероприятии в рамках 47-й сессии Совета ООН.
Обсуждение ()