Экономика Экономика

Блокада Калининградской области: у Литвы был выбор, и она его сделала

Источник изображения: taganrogprav.ru

На прошлой неделе Литва, следуя шестому пакету антироссийских санкций Евросоюза, частично заблокировала транзит товаров в Калининградскую область. Как это повлияет на экономику самого западного региона России? Возможна ли полная блокада российского эксклава? Как отреагирует Москва на эти недружественные действия Вильнюса? На эти и другие вопросы ответил независимый эксперт по транспорту Алексей ЗАХАРОВ.

— В пятницу 17 июня губернатор Калининградской области Антон Алиханов сообщил, что Литва с 18 июня прекращает транзит в регион ряда товаров, попавших под санкции Евросоюза. Что это за товары? Как это скажется на экономике и жителях нашей области?

— Это ни для кого не новость, на самом деле. Ситуация развивается в соответствии с программой ввода санкций Евросоюза. У меня иногда бывает впечатление, что у нас просто считают, что ничего нам не будет. На самом деле будет, к сожалению. Товары будут постепенно ограничиваться. Сейчас, насколько я знаю, это в основном металл и металлоконструкции, дальше будет запрет на транзит алкоголя и энергоносителей, то есть нефти, нефтепродуктов и газа. Это опять будет вводиться ступенчато.

Что касается влияния на экономику Калининграда, я думаю, будет период неразберихи. Потому что у всех есть накатанные логистические схемы, а создается такое впечатление, что запасные варианты мало кто прорабатывал.

На самом деле, видится только один логичный выход: подсанкционные товары переводить на доставку морем, а те товары, транзит которых не запрещен, перевозить по железным дорогам.

До настоящего момента, как я понимаю, все делалось так, как удобнее грузоотправителям и грузополучателям, то есть и то, и то возилось и железной дорогой, и морем. Вопрос в том, как долго продлится этот период неразберихи и выстраивание новых логистических связок.

— Повлияют ли введенные Литвой ограничения на строительную отрасль, повысятся ли цены на жилье?

— Я не думаю, что сильно повлияют. Да, цемент тоже попал под санкции, да, это в какой-то степени затормозит строительные программы региона. Но это опять-таки только на период выстраивания новых логистических связей, новых логистических линий. И как долго этот период продлится, уже зависит от конкретных исполнителей: от властей и непосредственно от компаний, которые так или иначе завязаны на грузообороте между основной территорией России и Калининградской областью.

— Как известно, бесперебойность транзита в Калининградскую область через литовскую территорию была одним из условий принятия Литвы в Евросоюз и НАТО. Что или кто мог повлиять на решение официального Вильнюса нарушить эти договоренности?

— Я не думаю, что это было решение Вильнюса. Он, скажем так, с одной стороны мог взять под козырек и четко выполнить современные директивы ЕС, касающиеся санкций, в том числе ограничение транзита. С другой стороны, мог сослаться на договоренности, которые действительно существовали на момент вступления страны в Европейский союз и, по крайней мере, как-то смикшировать ограничение транзита. Ну, Вильнюс сделал то, что сделал, значит, это его выбор.

К сожалению, сейчас власти являются, скажем так, заложниками ситуации. То есть, объявив о каком-то постановлении, невозможно отработать назад, потому что электорат не поймет.

Поэтому цена ошибочного решения в настоящее время очень резко возрастает, на мой взгляд. И это нужно учитывать.

— Как Вы думаете, пойдет ли Литва на дальнейшую эскалацию конфликта и существует ли вероятность введения полной торгово-транспортной блокады Калининградской области?

— Нет, я не думаю, что такая вероятность существует. Эскалация, конечно, будет, ведь она прописана в санкционный программах ЕС, как я говорил. Поэтому она уже запланирована. Но до полной блокады, я думаю, дело не дойдет, потому что политики вынуждены оглядываться на людей. Несмотря на то, что в Прибалтике нас традиционно не любят (нас не любили еще в советские времена), какие-то приличия надо соблюдать. И я не думаю, что вся эта ситуация приведет к запрету транзита продовольствия или каких-либо других важных бытовых товаров.

— Какие экономические последствия решение о частичном прекращении транзита будет иметь для экономики самой Литвы?

— За исключением вот этого периода неразберихи, который, я надеюсь, все-таки будет достаточно коротким, я полагаю, особого влияния как на экономику Калининградской области, так и на экономику Литвы эта ситуация не окажет.  

Потому что, как я уже говорил, нужно просто перенаправить потоки, и те неподсанкционные товары, которые сейчас идут морем, пойдут через железную дорогу, потому что необходимо будет обеспечить транспортный коридор для товаров, подпавших под ограничения.

И общее количество товарных составов, проходящих через Литву в Калининградскую область, вряд ли заметно изменится.

— Секретарь Совета безопасности Российской Федерации Николай Патрушев заявил, что Россия очень жестко отреагирует на действия Литвы. Что это могут быть за действия?

У нас, в общем-то, не так уж много рычагов воздействия, и самый заметный, самый явный рычаг — это какие-то ограничения по поставкам в Литву энергоносителей. Я не думаю, что дойдет до чего-то более серьезного. Вопрос о том, как Литва переживет эти встречные санкции, насколько они к этому готовы, это уже вопрос к правительству Литвы. От поставок газа через трубопроводную систему они уже отказались, но морем газовозы со сжиженным газом, в том числе с российским, в страну все еще приходят. Как изменится ситуация и насколько Литва готова к этим изменениям, тут, к сожалению, трудно сказать.

— То есть Вы не разделяете мнение, которое сейчас выражают некоторые эксперты, что Россия может пойти на военное разрешение ситуации?

Война с блоком НАТО?

— Звучат и такие мнения, да.

Я горячо надеюсь, что у руководителей России и НАТО хватит мудрости, чтобы не довести ситуацию до полномасштабного конфликта.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Гайдукевич оценил возможности Литвы полностью заблокировать Калининград
23 июня
Россия и Беларусь имеют большой неизрасходованный потенциал давления на Европейский союз и Прибалтику с помощью санкций, которые помогут в борьбе с блокировкой Калининградской области. Об этом заявил белорусский депутат Олег Гайдукевич.
Глава евродипломатии заявил об отсутствии блокады Калининградской области
23 июня
Евросоюз не намерен блокировать сообщение между Калининградской областью и Россией. Об этом заявил глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель.
Президент Литвы переложил на ЕС ответственность за запрет транзита грузов в Калининград
23 июня
Запрет на транзит части грузов в Калининградскую область не является вопросом двусторонних отношений Вильнюса и Москвы. Об этом заявил президент Литвы Гитанас Науседа перед началом саммита Евросоюза.
Дело труба? Литва готова перекрыть транзит газа в Калининградскую область
23 июня
Отношения между Литвой и Россией из-за ситуации со снабжением Калининградской области обостряются. Вслед за уже введенной частичной товарно-транспортной блокадой российского эксклава Вильнюс может пойти на дальнейшую эскалацию конфликта и перекрыть поставки трубопроводного газа в Калининград. Литовское руководство от этого шага пока сдерживает действующий контракт с «Газпромом», но опыт одностороннего разрыва коммерческих соглашений у Литвы имеется.
Новости партнёров
×