Контекст

После 9 мая война не окончилась: в лесах на западных окраинах СССР развернулись кровопролитные сражения

 

Первые антисоветские восстания в Прибалтике произошли еще в июне 1941 г., как только там узнали о нападении Германии на Советский Союз. Однако прибалтийские националисты, без особых проблем одолевшие остатки советских гарнизонов и отступающих частей Красной армии, сложили оружие, едва появились немецкие войска. Вопреки ожиданиям балтийских «патриотов» в странах Балтии был установлен германский оккупационный режим, надежды на освобождение и восстановление независимости оказались не более чем иллюзией.

Вторая попытка добиться восстановления суверенных государств на территории Прибалтики относится к концу Второй мировой войны, импульсом для развития движения сопротивлении послужило тогда стремление не допустить повторной советизации Литвы, Латвии и Эстонии. Антисоветские выступления так называемых «лесных братьев» начались с того момента, как советско-германский фронт переместился на территорию Прибалтики, т. е. летом 1944 г. В отличие от ситуации 1940 г. сопротивление — особенно в Литве — приняло тогда массовый характер и отличалось беспрецедентной жесткостью и жестокостью противостояния.

В лесах скрывались «лесные братья», организованные в большие отряды и действовавшие мелкими группами. В Литве помимо литовских «лесных братьев» находились и отдельные подразделения польской Армии Крайовой. В тех же лесах можно было встретить немецких военных, отставших от своих частей или оставленных намеренно для проведения диверсионных акций. По дорогам, а чаще снова в лесах, бродили группы дезертиров. Наконец, среди «нелегалов» было немало и тех, кто объединялся в шайки и промышлял разбоем. Состав этих банд определить довольно трудно: встречались в них и уголовники-рецидивисты. У всей этой разношерстной публики был тем не менее один общий враг — советская власть и ее полномочные представители на местах.

Первоначально литовские «лесные братья» осмеливались вступать в боестолкновения с советскими регулярными войсками. Бой при Кальнишке произошел ровно через неделю после официального окончания Второй мировой войны в лесу на юге Литвы между большим отрядом войск НКВД из гарнизона близлежащего города Симнаса и группой «лесных братьев» под руководством Йонаса Нейфалты. Нейфалта был одним из самых известных представителей «лесных братьев».

Решив положить конец деятельности Нейфалты раз и навсегда, большой отряд войск НКВД отправился в лес Калнишкеса 16 мая 1945 г. Его бойцы окружили район, в котором прятался Нейфалта, и постепенно начали сжимать кольцо. Понимая, что оказались в ловушке, Нейфалта и его сподвижники отошли к горе в глубине леса и приготовились к бою.

После нескольких часов ведения боевых действий «лесные братья», хорошо знавшие местность, начали прорываться через советский кордон. Используя остатки боеприпасов, около 20 человек смогли прорваться через советские боевые порядки и скрыться в близлежащих болотах Жувинтаса. Жена Нейфалты погибла с пулеметом в руках. Сам Нейфалта выжил, чтобы провести еще один день в бою, но судьба догнала его. В ноябре того же года на уединенном хуторе его с товарищами снова окружили, и в последовавшей перестрелке Нейфалта был убит. Методы ведения операций «лесных братьев» против Советов имели серьезный недостаток. Им удавались молниеносные нападения, но в ожесточенном бою они были гораздо слабее советских войск. Бой при Кальнишке — превосходный образец того, что происходило, когда такие группы были вынуждены сражаться на советских условиях.

Что касается боевиков, то, по признанию самих чекистов, они сражались «с отчаянием обреченных», часто приберегая для себя последнюю пулю или гранату. Однако силы противостояния были настолько неравными, что рассчитывать на какой-либо успех в борьбе один на один с советской властью «лесным братьям» не приходилось. В этих условиях прибалтийские националисты сделали ставку не на противодействие армейским силам, борьба с которыми приводила к невосполнимым потерям и практически была безрезультатной, а на террор — с целью дестабилизировать режим изнутри. 

На деле же получилось так, что жертвами этой тактики стала не советская власть, а люди, в большинстве, как свидетельствует статистика, даже не партийные и советские активисты.

Основной удар по движению «лесных братьев» в Прибалтике был нанесен не в результате чекистско-войсковых операций. Перелом наступил в марте 1949 г., когда состоялись массовые депортации населения из Литвы, Латвии и Эстонии. В результате этих акций повстанческое движение лишилось своей социальной базы. Люди уже не хотели бороться, осознав бесперспективность борьбы с заведомо более сильным противником. Не последнюю роль в снижении активности партизан и настроений сопротивления в целом сыграло угасание надежды на помощь Запада: время шло, и «период ожидания» закончился. Берлинский кризис 1948 г. продемонстрировал, что даже в условиях жесткой конфронтации западные державы и Сталин предпочли не доводить конфликт до критической черты. Последняя надежда блеснула в 1950 г., когда разгорелась война в Корее, но арена действий была слишком далека, чтобы как-то затронуть Прибалтику.

"Лесные братья" и другие повстанческие армии Европы 1944-1957 года

Источник: Зубкова Е.Ю. Прибалтика и Кремль. — М.: РОССПЭН, 2008; Кит Лоу. Жестокий континент. Европа после Второй мировой войны. — М.: Центрполиграф, 2013



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Советский флаг в Вильнюсе и провокация в Риге: Прибалтика встретила День Победы
10 мая
По традиции, жители Прибалтийских Республик массово отметили годовщину Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Карантинные ограничения и опасность заражения коронавирусом не заставили их сидеть дома.
«Мне голодно, я большой человек!» «Не большой, а прожорливый», — отвечали охранники: в каких условиях содержался в Москве генерал Власов
12 мая
Бывшему биографу Власова майору Константину Антоновичу Токареву разрешили присутствовать при его допросах в Москве. Не раз они беседовали на Лубянке.
Прятался под грудой одеял, на ходу пытался выпрыгнуть из машины: история задержания генерала Власова
11 мая
Я открыл заднюю боковую дверь и вывел переводчика из машины, намереваясь осмотреть салон. В этот момент из-под груды одеял высунулся человек в очках, без погон. На вопрос, кто такой, ответил: "генерал Власов". От неожиданности я обратился к нему "товарищ генерал", хотя какой он товарищ...
В плену ему отрезали ногу, после чего власовцы убеждали его перейти на сторону немцев, но он был непреклонен: легендарный генерал Михаил Лукин
13 мая
При встрече Лукин произвел на меня впечатление сильно истощенного и исстрадавшегося человека. Я сообщил ему, что освобожден из плена и состою на службе у немцев. Лукин в ответ высказал свое враждебное отношение к немцам и уверенность в победе Красной Армии.
Обсуждение ()
Новости партнёров